110 ЛЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ СОЮЗАМ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Создание профсоюзов ускорила Первая русская революция, начало которой принято отсчитывать от 9 января 1905 года, вошедшего в историю как «Кровавое воскресенье». В этот день был учинен массовый расстрел мирного шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу для подачи петиции царю. В ней содержался перечень неотложных нужд, которые шествующие надеялись разрешить высочайшим повелением. Царь считал, что «нелегкую жизнь фабрично-заводских рабочих надо улучшить и упорядочить, однако заявлять мятежной толпой о своих нуждах преступно». Против толпы власть выставила 40 тысяч солдат и жандармов – 18 батальонов, 21 эскадрон и 8 сотен. В результате кровавой бойни было убито и ранено около 4600 человек. Так началась революция…

События в Петербурге всколыхнули всю страну. Стачки охватили и Пермскую губернию. С 11 по 17 февраля 1905 года бастовали рабочие Пермских железнодорожных мастерских. Высокий уровень организованности продемонстрировал во время забастовки, продолжавшейся с 19 февраля по 5 марта, трехтысячный коллектив Лысьвенского металлургического завода. Рабочие избрали стачечный комитет в составе 25 человек, который предъявил администрации завода и местным властям экономические и политические требования. Администрация была вынуждена выполнить почти все экономические требования  забастовщиков. Забастовка показала рабочим, что только действуя сплоченно и решительно, они могут добиться успехов в борьбе.

С 9 по 14 марта проходила забастовка рабочих Березниковского содового завода. Их требования были экономическими, но на собраниях произносились речи против правительства и заводской администрации. Забастовка была прекращена только после удовлетворения основных требований бастовавших.

В феврале и марте 1905 года рабочие Чусовского завода предъявили своим хозяевам ряд экономических требований, большая часть которых была удовлетворена. Не успокоившись на достигнутом, 1 апреля рабочие начали общезаводскую забастовку. Был избран стачечный комитет, который от имени рабочих вручил директору требования, носившие экономический характер. 6 апреля в заводской поселок была введена рота солдат, а затем прибыл пермский вице-губернатор. Рабочие упорно, до 9 апреля, настаивали на удовлетворении своих требований, и только объявление директора о локауте вынудило их пойти на компромисс. В результате забастовки рабочие многих цехов получили повышение зарплаты. 11 апреля завод возобновил работу.

В ходе стачечной борьбы организовались первые профсоюзы. На Мотовилихинском заводе, например, это случилось на рубеже 1904–1905 годов, а в марте 1905 года здесь был образован единый профсоюзный комитет, объединивший профсоюзы отдельных цехов.

1 мая 1905 года трудящиеся отметили забастовками, собраниями-маевками, переросшими в ряде мест в революционные демонстрации. Администрация Мотовилихинского завода, узнав о том, что 1 мая рабочие собираются бастовать по случаю Дня международной пролетарской солидарности, сама объявила этот день нерабочим.

В Перми 14 мая произошла крупная политическая демонстрация. Пермские учителя назначили на этот день съезд в доме пароходчика и общественного деятеля Н. В. Мешкова, чтобы ознакомиться с «Уставом Всероссийского союза учителей» и создать в городе отделение этого союза. Губернатор запретил съезд, а дом Мешкова приказал оцепить конной и пешей полицией и учителей не впускать. Возмущенные учителя с пением «Марсельезы» и возгласами: «Долой самодержавие!» направились к губернаторскому дому. По дороге к ним присоединились горожане. На подходе к дому губернатора колонна, насчитывавшая более двух тысяч человек, была разогнана полицией.

В эти же дни началась подготовка к забастовке на Мотовилихинском заводе. В ходе рабочих массовок было выработано 21 требование, в их числе важное место занимали политические. Пермский комитет Российской социал-демократической партии рабочей (РСДРП) 23 и 24 мая распространил среди мотовилихинских рабочих листовки, в одной из которых говорилось: «Нам нужна политическая свобода, то есть свобода печати, слова, совести, собраний, союзов, стачек. Такую свободу нам может обеспечить только демократическая республика. И мы с оружием в руках будем добиваться ее. Самодержавное правительство будет свергнуто».

Стачка началась 25 мая. Предприятие было остановлено. Администрации завода были предъявлены требования рабочих, изложенные в листовках Пермского комитета РСДРП от 23 и 24 мая. Мотовилихинские рабочие во время стачки ежедневно собирались на митинги, в которых участвовало до 4 тысяч человек. Начальник завода С. А. Строльман 30 мая объявил о частичном удовлетворении требований бастовавших. Пермский комитет РСДРП провел собрание на заводе, где обсуждался вопрос: «Продолжать или закончить забастовку?». Собрание решило прекратить ее, и 31 мая рабочие встали к станкам. Важнейшим завоеванием мотовилихинцев в этой стачке явилось создание своего органа для разрешения конфликтов с администрацией – Совета старейшин. В начале июня в Совет были избраны 85 представителей от цехов. Возглавил Совет А. Ю. Юрш. Совет активно работал и на заводе, и в поселке: изыскал средства для оказания материальной помощи нуждающимся, осуждал аморальные поступки отдельных рабочих, открыл Народный дом, школу, библиотеку.

Революционное движение пролетариата и демократических слоев населения оказало сильнейшее давление на самодержавие. Царское правительство вынуждено было пойти на политическую уступку – издать 17 октября 1905 года Манифест, в котором обещало «даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

После обнародования «высочайшего» Манифеста на многих предприятиях начали создаваться легальные профсоюзы. Так, профсоюз рабочих Мотовилихинского завода, работавший до этого нелегально, стал легальным под названием «Союз рабочих Пермских пушечных заводов». Он объединял в своих рядах 1350 человек. Для руководства таким большим союзом избирались делегаты: один делегат от каждых 25 членов. Делегаты (примерно 50 человек) составляли руководящую группу, которая, в свою очередь, избирала правление в составе 11 человек.

В Уставе союза мотовилихинцев было сказано, что он «ставит своей основной целью организацию рабочих Пермских пушечных заводов для борьбы за экономические, правовые и духовные интересы рабочих – в полном согласии с общей борьбой рабочего класса во имя полного его освобождения от всякого гнета и эксплуатации». В Уставе отмечалось, что «в целях улучшения экономического положения союз прежде всего добивается… повышения заработной платы и установления минимума ее, восьмичасового рабочего дня…». Выдвигалось требование учреждения «промыслового суда для разбора… отношений между рабочими и предпринимателями, составленного поровну из представителей от тех и других; установления уголовной ответственности заводоуправления за нарушение законов об охране труда; государственного страхования рабочих на случай безработицы, старости, на случай полной или частичной потери способности к труду за счет специального фонда, составленного путем особого налога на капиталистов» и др. Далее говорилось, что «в целях правовой защиты рабочих союз прежде всего добивается: а) свободы союзов, собраний, сходок, свободы слова, печати и совести, свободы стачек, неприкосновенности личности и жилища; б) возвращение на прежние места пострадавших в забастовках и союзах и уволенных по произволу администрации». Таким образом, положения Устава выражали основные экономические и политические требования рабочих.

В том же 1905 году в Перми создали свои профсоюзы учителя, фармацевты, медицинские работники, фотографы, торгово-промышленные служащие, приказчики, типографские рабочие, колбасники, портные. Трудно проходило создание профсоюза почтово-телеграфных служащих, которые добивались для себя элементарных человеческих условий труда и жизни.

Почтово-телеграфная контора находилась когда-то на стыке улиц 25-го Октября (Обвинская) и Монастырской. Здесь на двух этажах (первый – почта, второй – телеграф) в невероятной тесноте неприспособленных помещений по 12–16 часов, без выходных и праздничных дней, работали пермские связисты.

Охраны труда не существовало. Туберкулез и ревматизм были профессиональными заболеваниями. Но должность государственного чиновника считалась престижной, и чтобы занять ее, работники должны были проходить ученический срок от 6 месяцев до года, искусно растягиваемый администрацией до двух-трех лет. Зарплата за «ученичество» не выдавалась. Попав после «учения» в штат конторы, работник должен был дать подписку полиции о политической благонадежности, а затем скромно ждать повышения в разряде, от которого зависел размер жалованья. Но кончались радужные надежды, чаще всего, разочарованием: администрация охотнее штрафовала и увольняла со службы, нежели поощряла за нее. Даже личная жизнь служащих регламентировалась начальством. Например, на вступление в брак требовалось разрешение администрации. Работавшие в конторе женщины могли выходить замуж только за коллег-связистов. Стоит ли говорить, что женщины были лишены права занимать административные должности.

Таким был социальный фон, сподвигнувший связистов на борьбу в защиту своих интересов.

23 октября 1905 года, с испрошенного у начальника Пермского почтово-телеграфного округа разрешения, состоялось общее открытое собрание. На нем впервые вслух говорилось об экономическом и служебном положении связистов и было принято решение о присоединении к союзу почтово-телеграфных служащих всей России, который к тому времени только что организовался в Москве. Но через несколько дней, 31 октября, начальник Пермского почтово-телеграфного округа получил официальную телеграмму, в которой разъяснялось, что лица, состоящие на государственной службе, не имеют права объединяться в кружки, группы и союзы для достижения каких-либо целей в неустановленном законом порядке. Поэтому чиновники, объявившие себя членами почтово-телеграфного союза, не могут оставаться на службе в почтово-телеграфном ведомстве, и что «всемилостивый» Манифест от 17 октября в части, касающейся свободы союзов к лицам, состоящим на государственной службе, никакого отношения не имеет.

Пермские связисты снова созвали общее собрание, которое нашло, что циркуляр начальника Главного управления законно не обоснован, и постановило:

1. Отказаться от подписи в ознакомлении с циркуляром и тем самым выразить протест.
2. Известить об этом Московское центральное бюро союза почтово-телеграфного ведомства.
Просить начальника Пермского округа от имени собрания подать телеграмму на имя председателя Совета Министров.
3. Образовать из собравшихся лиц Пермский комитет Всероссийского союза почтово-телеграфных служащих.

Председателем комитета был избран Успанский, казначеем – Маденовский, членами – Сурин, Петров, Конев, членом Ревизионной комиссии – Михайлов. Делегатом на съезд связистов в Москву избрали Петрова. Царское правительство отказалось признавать новую прогрессивную организацию, какой был Всероссийский съезд связистов, поставивший целью «улучшение экономических условий и правовых норм почтово-телеграфных служащих».

Открытие съезда в Москве было назначено на 15 ноября 1905 года. За день до этого в телеграмме, переданной из Москвы в Пермь, говорилось: «Будьте готовы, не нынче - завтра будет забастовка, ибо наше начальство не хочет признавать бюро и союз законным».

Утром 15 ноября поступила телеграмма от Московского центрального бюро союза: «Сегодня ровно в 6 часов по петербургскому времени начинаем бастовать. Товарищи! Поддержите, передайте от себя другим учреждениям, кому можете». Пермь поддержала инициативу Москвы. На следующий день почтово-телеграфные служащие, участники забастовки, собрались в доме пароходчика Н. В. Мешкова, где выработали такие требования:

Немедленный созыв Учредительного собрания на основе всеобщего прямого, равного и тайного голосования.

Полная амнистия лицам, пострадавшим за политические и религиозные убеждения.

Признание законным почтово-телеграфного союза.

17 ноября бастующие постановили: обязать всех, кто не принял участия в забастовке, примкнуть к ней, и объявили подписку в пользу бастующих. 24 ноября выбрали представителей (Успанского, Сурина, Петрова) для переговоров с начальником почтово-телеграфного округа, но ни 24-го, ни 25-го он их не принял. Тогда уполномоченный – телеграфист Успанский – зачитал на заседании Пермской городской думы воззвание о том, что забастовщики стараются убедить представителей города, что «их борьба есть в то же время борьба за народные права… Подвергая резкой критике действия правительства, разъясняя мотивы забастовки, почтово-телеграфные чины изложили свои требования, желая установить новую народную форму правления». На выдвижение политических требований власти ответили арестами. При обыске, произведенном у членов Пермского комитета союза, были найдены циркулярные телеграммы Центрального бюро союза из Москвы.

Забастовка почтово-телеграфных служащих продолжалась с 15 ноября по 10 декабря 1905 года. В начале декабря бастующие постепенно начали приступать к работе. Двадцать человек, в том числе пароходчик Мешков, ссудивший забастовщикам 5000 рублей, были арестованы. Оставшиеся на свободе члены комитета обратились за поддержкой к рабочим Мотовилихинского завода и в комитет профсоюза Пермской железной дороги. Представители железнодорожного союза и рабочих Мотовилихинского завода потребовали под угрозой забастовки освобождения арестованных. Убедившись в серьезности этих угроз, власти вынуждены были освободить арестованных.

Для достижения общеполитических целей, стоящих перед всеми союзами, 21 ноября 1905 года на совещании союзов служащих земств, железной дороги, почты-телеграфа, учительского, медицинского, союза инженеров, общества взаимопомощи учителей создается Центральное бюро профсоюзов г. Перми. Здесь же было решено организовать библиотеку, милицию, общую стачечную кассу, издавать журнал и т. д., было избрано временное бюро из трех человек, а на последующем заседании оформилось и постоянное бюро союзов.

Менялись политические режимы, властные структуры, но профсоюзы выстояли, поскольку лучшего «буфера» в известном противостоянии работника и хозяина пока никто не придумал.

Г. С. Мурсалимов

Вакансии

  • Rambler's Top100