Алексей Домнин

БЕРЛОЖЬЯ ИСТОРИЯ 2

Сидим мы, значит, с женой, чай пьем. Прибежал друг мой Тимоха Кривой, позвал в лес за рябиной.

И завел он меня в такую глухомань, где и с ружьем-то ходить страшно. А Тимоха пугает:

– Видишь следы? Медведь рябину жрал. Он перед зимней спячкой горькую кору и ягоду ест, чтобы желудок себе прочистить. Зимой у него желудок чист и бел, как парашютный шелк.

На меня его рассказы тоску нагоняют, и каждый пень кажется зверем. А деревья под ветром поскрипывают, мелкий снежок повалил – сыро и неуютно в лесу. Тимоха отошел в сторону и словно пропал. До хрипоты его я кричал – не мог дозваться. И побрел я наугад по тропе, пока не вышел к шалашу в вершине оврага. Шалаш поставлен под елью, хотя и невысок, но удобен, просторен, лежать в нем уютно и мягко. Влез я в него, чтоб непогоду переждать, прислонился к стволу ели и задремал, размечтавшись о горячей бане.

Вдруг чувствую – кто-то притиснул к ели мохнатым задом. Да-да, угадали вы, медведь в берлогу возвратился. И стал устраиваться на сон. Видимо, мешал я ему вытянуться в рост, нащупал он меня лапой, перевалил, как медвежонка, себе под бок, положил голову на лапы и засопел. Я лежу ни жив, ни мертв и дышать боюсь. А над нами деревья шумят, и снег укрывает недавние мои следы.

Пригрелся я у мохнатого медвежьего бока и уснул глубоко и спокойно.

 Проснулся от голода. Смотрю, медведь лапу свою сосет, причмокивая от удовольствия. А мне что делать? Я вторую лапу его к себе придвинул, попробовал – противно, но когда солью посолил – совсем иной стал вкус, вполне сносный. И сны мне какие-то медвежьи стали сниться…

И слышу я однажды сквозь дрему – снег рядом с берлогой хрустит и голос друга моего Тимохи Кривого.

– Ты, – говорит, – его сзади колом пихай. А я его пулей спереди встречу.

Это меня колом и пулей? И чувствую – острие жерди рядом возле моих ребер шарит. Как выскочил я из берлоги. Как выгребся я из-под снега, как встал во весь рост да произнес два крепких слова. Охотники мои ружья бросили, пали на четвереньки и в лес уползли. Надел я их лыжи, ружья на плечо накинул и по их же следу вышел на дорогу и к дому пришел. А жена меня упреками встретила.

– Где ты весь свой отпуск пропадал? Вон морду какую наел!

Но если ей правду сказать – не поверит. Вы ведь тоже не верите? Пришлось в первый раз в жизни соврать. Был, мол, в доме отдыха под названием «Берлога».


2 ГАПК. Ф. р-1705. Оп. 1. Д. 31. Л. 10.

Вакансии

  • Rambler's Top100