БЫЛИ ПРАЗДНИКИ – НЕ БЫЛО ПРАЗДНОСТИ

Самая прекрасная птица, оказывается, не лебедь, не павлин и не страус. Самая прекрасная птица – это белая ворона, символ исключительности, символ того, что не отвечает сложившимся представлениям, не влезает в привычные рамки.

Но белая ворона – и вечный объект для нападок…

Анатолий Николаевич Тумбасов родился с талантом художника, с душой художника. Всю жизнь он совершенствовал свой природный дар и достиг хорошего профессионального уровня, главным образом в пейзажной живописи и графических рисунках.

Но другие художники и некоторые искусствоведы вправе сказать: «Почему так много говорят о Тумбасове? У нас немало пейзажистов и рисовальщиков не хуже и даже лучше, чем он».

Анатолий Николаевич, будучи членом Союза художников, состоял еще в Союзе журналистов, часто печатался в газетах и журналах. Однако разве не найдется газетчика, который иронически усмехнется: «Муравьи, стрекозы, времена года – разве это журналистика? Нужна злоба дня!»

Он автор нескольких прекрасных книг. По-моему, настоящий писатель. Правда, необычный какой-то, нет у него ни больших рассказов, ни повестей, ни, тем более, романов…

Почему же именно А. Н. Тумбасов так широко известен у нас на Урале и так почитаем среди людей? Почему именно он почетный гражданин Перми? Исключительность этого человека, его отличие от других заключается, я думаю, в удивительной многосторонности его таланта, в многообразии всей его неутомимой жизнедеятельности.

Как художника его не спутаешь с другими. Приятно бывает узнавание руки и глаза Тумбасова, его картин, когда входишь в школу или библиотеку, в детдом или музей, в художественную галерею или квартиру любителей живописи. Его работы на Западном Урале встретишь везде: А. Н. Тумбасов. Литейный двор Пожевского завода. 1955; б., акв. ПКМ 132 в Перми, Чайковском, Березниках, Соликамске, Чердыни, Очере… Иметь у себя картины этого художника – значит, обнаружить хороший вкус, умение оценить профессионализм и предпочтение реалистического изображения мира. Анатолий Николаевич, как мог, помогал природе жить: поправлял муравейник, на который упала лесина или наехали колесом, спасал стрекозу, упавшую в воду. И при этом разговаривал с каждой букашкой, с каждой травинкой, слушал голоса леса. Он очеловечивал природу, он благоговел перед ней. И по собственной доброй воле передавал свои знания о растениях, животных и птицах, о местных особенностях времен года всем, кто его слушал. А его слушали всегда с большим вниманием, потому что он как бы вводил жизнь природы в нашу жизнь и делал это негромко, без всяких нотаций, талантливо.

На Западном Урале открылась еще одна способность Анатолия Николаевича – его умение оценить и передать  в изображении красоту старинной промышленной архитектуры, которая в 1950-е годы исчезала на глазах под напором новостроек и рукотворных морей.

Известно, что Анатолий Николаевич любил рисовать старые города и поселки, например Чердынь, Осу, Очер, Пожву, новые, такие как Березники, Чайковский.

Все это дает основание утверждать, что А. Н. Тумбасов – один из самых знающих пермских краеведов своего времени.

Когда Анатолий Николаевич приезжал из своих путешествий, когда у него накапливались новые наблюдения и новые работы, он испытывал потребность поделиться. И тогда он шел или ехал на встречи с молодежью – в училища, профессиональное или военное; в детдом, школу, – приглашал к себе в мастерскую учащихся, курсантов, учителей, врачей и непременно кого-либо из собратьев по творчеству.

Он был прекрасным собеседником. Ненавязчиво, исподволь вовлекал зрителя и слушателя в круг своих интересов, приобщал к искусству, передавал свою любовь к природе, к нерукотворным и рукотворным пейзажам родной страны.

И какие талантливые люди бывали в мастерской Тумбасова! В. П. Астафьев, Б. В. Ширшов, В. И. Воробьев, А. М. Домнин, Н. Ф. Домовитов, В. Я. Курбатов…

Был и такой эпизод. Однажды мы, несколько знакомых и незнакомых людей, собрались в мастерской Анатолия Николаевича. Получилась встреча, о которой теперь каждый из нас вспоминает с большой теплотой. Анатолий Николаевич рассказывал о своих путешествиях, об истории своих картин и этюдов. Федор Сергеевич Востриков читал нам только что законченный цикл стихов о Л. Н. Толстом, о его поездке с семьей в заволжские степи на кумыс. Поэт только что сам приехал из тех мест, со своей родины. Его жена Маргарита Николаевна и ее подруга по хору оперного театра глубокими, истинно оперными голосами пели русские романсы… Это был маленький праздник в окружении светлых тумбасовских картин.

К творчеству Анатолия Николаевича Тумбасова, его богатой биографии будут обращаться и после нас. Думаю,  что к нему нельзя подходить с одной лишь меркой – только как к художнику, только как к литератору или защитнику природы… Он и то, и другое, и третье, и четвертое… Он цельная Личность, проявившая себя своеобразно, широко и многогранно. Он из числа не похожих на всех и друг на друга белых ворон, часто в полной мере не оцененных при жизни.

Белые вороны редки. Они не летают стаями.

Л.В. Мишланова

Вакансии

  • Rambler's Top100