Две дороги – две судьбы

«Эта мера, между прочим, служит образчиком необыкновенных хозяйственных дарований Татищева; такой сообразительный хозяин по преимуществу редко встречается в истории всего нашего государственного хозяйства».

(Безобразов В.П. Речь в торжественном собрании им. Академии Наук по случаю 200-летия со дня рождения В.Н. Татищева 19 апреля 1886 г.)

У Сибирского тракта удивительная судьба. По нему можно проследить историю России, литературы, открытий новых земель и полезных ископаемых. Первооткрывателем этой исторической дороги по праву считается организатор уральской металлургической промышленности, уже тогда превративший горный край в «опорный край державы» основатель медеплавильного завода на Егошихе, ставшего колыбелью города Перми, Василий Никитич Татищев.

В те времена главной государственной дорогой в Сибирь являлся Бабиновский тракт, названный так в честь крестьянина из Верховного Усолья Соликамского уезда Артемия Бабинова, разведовавшего в 1596 году по указу царя Федора Иоанновича прямой и кратчайший путь, сокративший расстояние по сравнению с прежней северной дорогой через Чердынь и Вишеру в 8 раз. Путь шел из Соликамска на реки Яйву и Косьву, переваливал через Уральский хребет и выходил к реке Туре, на берегу которой был построен острог Верхотурье, главный таможенный пункт, где контролировали провоз товаров в двустороннем направлении и собирали пошлину.

Но Бабиновский тракт не устраивал наших торговых людей тем, что пошлина была весьма высокой – 10 процентов, а сам тракт, хоть и был короче, проходил по лесисто-болотистой местности и весной и осенью, а то и летом после дождей, становился непроездным. Купцы в силу этих двух причин старались объезжать Верхотурье стороной. Об одной из таких тайн дорог в свой первый приезд в Кунгур в 1720 году узнал от местных жителей Василий Никитич Татищев и решил лично обследовать ее. Она проходила примерно там, где теперь пролег Сибирский тракт.

Проезжая по «нелегальной» дороге в Сибирь, Татищев открыл для себя еще одну тайну. Он обратил внимание на то, что реки с Уральских гор текут в разные стороны: одни на запад – в Печору и Каму, другие на восток – Обь, поскольку по всему хребту проходит линия водораздела. Заметил он и разницу в растительном мире. Вероятно тогда у него и зародилась мысль принять за границу между Азией и Европой водораздельную линию Уральского хребта. И это не искусственная грань, а естественная. Позже в своей первой русской географии но запишет: «… за наилучшее природное разделение сих двух частей мира сии горы по древним  Рифейские, Табарский Урал, по-русски Пояс именуемое, полагаю…». Горному хребту, называвшемуся в греческих летописях «Гипербореи», «Рифеи», Василий Никитич первым дал родное имя «Урал», и это таинственное слово с легкой руки его прижилось и стало неотъемлемой частью и названием богатейшего горного края с его наземными и подземными сокровищами.

Разведав тайную дорогу из Кунгура в Сибирь, Татищев убедился в ее выгодности: она пролегла по возвышенности, пересекла меньше рек и в более удобном месте переходила через горный перевал, и он подал Сибирскому губернатору князю Черкасскому прошение узаконить негласную дорогу. Губернатор поддержал Татищева и отправил его ходатайство в Берг-коллегию, но получил отказ. Сибирский тракт так и останется тайной дорогой еще на 62 года. Однако Василий Никитич продолжал верить: рано или поздно здравый смысл восторжествует, и при вторичном возвращении в 1734 году на Урал, он на свой страх и риск под видом уездной дороги, продолжал ее прокладывать от Егошихи до Кунгура и далее. Только в 1783 году, уже при Пермском наместничестве, 33 года спустя после смерти Татищева, сбылась его заветная мечта. Сибирский тракт был узаконен и признан государственным.

Многое на своем веку повидал и вынес Сибирский тракт. Живыми свидетелями событий на протяжении трех веков остались березы, высаженные невесть когда в два ряда по обеим сторонам тракта. Кое-где они еще сохранились. Старые деревья умирали, но рядом с ними поднимались новые побеги, и их постоянное присутствие воплотилось в народную поговорку, вошедшую в толковый словарь В.Даля: «Услан березки считать», то есть, сослан в Сибирь по большой дороге.

По ней проехал в ссылку в 1790 году А.Н. Радищев. Несколько позже, весь 1826 год, под усиленным конвоем везли декабристов. А верстовые столбы Сибирского тракта отсчитывали все новых и новых арестантов: Ф.М. Достоевский, Н.Г. Чернышевский, В.Г. Короленко.

Мимо белых берез не раз проезжали путешественники как русские, так и иностранные: А. Гумбольт, Р. Мурчисон, А. Брем, Н.М. Пржевальский и др.

В бело-зеленом коридоре бежит дорога… И за каждым поворотом – чьи-то жизни, чьи-то судьбы. Судьба самой России.

В 1997 году вступила в строй автомобильная дорога Пермь – Березники – Соликамск и далее на Красновишерск и Чердынь, благодаря чему путь северного направления сократился на 205 километров. Грандиозным объектом этой стратегической дороги явился красавец мост через реку Чусовую. Богатырские плечи протяженностью 7,21 километра перехода соединили берега реки.

Насколько важна эта дорога на север Прикамья можно судить уже по тому, что ее строительство началось два с половиной века назад, в 1735 году. В Пермском государственном областном архиве хранится журнал исходящих бумаг Егошихинского горного управления за 1735 год, где регистрировались указы директора горных заводов В.Н. Татищева. Вот один их них «16 апреля 1735 года. Указ лесному надзирателю Антону Пестереву о пропуске его до Соликамска для измерения, описания и назначения дороги».

Василий Никитич начал прокладывать этот гужевой путь, как бы сказали сегодня, методом народной стройки. По его повелению жители деревень и сел, расположенных вблизи трассы, прорубали просеки, гатили настил на топких местах. Но ровно через год, с разницей лишь в один день с указом Татищева, точно гром с ясного неба из Петербурга пришел указ императрицы Анны Иоанновны «Указ нашему Действительному статскому советнику Татищеву. Понеже поданным Нам прошением бароны Строгановы всеподданнейше принесли Нам на Вас жалобу. […] В деревнях велели Вы от Ягошихинского завода до Пыскара прокладывать вновь дорогу, и сквозь леса проникать, и по дороге через речки мосты мостить, а через оные перевозы содержать, в чем до сего времени никакой нужды не бывало, а буде от Ягошной до Пыскара летом водою, а зимой по льду имеется сводный проезд… Анна, апрель 15 дня 1736 года. ».

Так, не вникая в суть дела, императрица не разрешила Татищеву осуществить его замысел. И только 262 года спустя, в 1997 году, магистральная трасса, о которой мечтал директор казенных заводов, наконец, соединила весь северный край губернии с Пермью. Каким же дальновидным был Василий Никитич, если в осуществлении его дорожного замысла Прикамье нуждалось более двух с половиной веков! При зачаточном состоянии географии того времени, при отсутствии карт, в непроходимых дебрях тайги он сумел разглядеть и разведать направление двух крайне необходимых стратегических дорог на север Западного Урала и в Сибирь. Рано или поздно здравый смысл берет верх и дело Татищева живет и побеждает.

Писатель Владимир Михайлюк

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100