Художественный символ Урала

Евгений Николаевич Широков – Народный художник СССР (1986), один из ведущих художников Урала, яркий мастер русского реалистического искусства 2-й половины XX века. Произведения Широкова есть в 15 музеях России, в том числе в Государственной Третьяковской галерее.

Имя Широкова, особенно в 1960-1980-е годы существовало в ореоле мифа, являлось одним из наиболее ярких художественных символов Перми. О его творчестве писали в центральной прессе. Творчество Широкова рассматривалось в ряду с такими известными его современниками, как Т.Салахов, П.Оссовский, Г.Коржев. В Перми он стал первым художником, который своей позицией и творчеством заставил и власть, и общество всерьез заговорить об изобразительном искусстве.

У Евгения Николаевича есть ученики: с 1993 года он – профессор кафедры живописи Пермского государственного института искусств и культуры. Кафедра произвела уже более 10 выпускников. Широков – Почетный гражданин города Перми (1998) и Пермской области (1999).

Родился художник в знаменитом городе Касли Челябинской области в 1931 году. «Я родился посреди России, в краях вольных просторных, на берегу большого озера. Отсюда меня и подхватил океан жизни. К красоте края я привык, считал, так и надо. Но однажды я ощутил, увидел, осознал эту красоту и уже отыскивал ее в любой былинке, в облаках, в знакомых предметах. […] В детстве я постигал жизнь с восторгом и удивлением […]Нравилось тогда удивлять всех, особенно маму. Уйдет она в магазин в очереди стоять за хлебом. Длинные очереди были. Я быстро-быстро несколько грядок вскопаю, уж как – другой вопрос, а сам спрячусь в смородиннике, будто дома меня нет, жду, когда же моя мамочка придет и удивляться начнет. А она всплеснет руками и громко так удивится: «Ах, кто же мне грядки вскопал? Жени нет дома, он не мог. Батюшки, как хорошо, мне теперь спину гнуть не надо!» Как я был счастлив! […] Я вырос на берегу большого озера с чудесным названием Большие Касли, на улице Береговой. Понятно, почему все мои истории про рыбалку и озера. От нашего берега до противоположного озеро простиралось на 8 километров - Такая даль!»,- пишет Евгений Николаевич[1].

Как и многие  из его поколения он рано повзрослел. Война заставила встать за станок в 12 лет. «Шестой класс оканчивал уже в школе рабочей молодежи. Пошел работать на завод в снарядный цех. Наш Каслинский завод, знаменитый на весь мир художественным чугунным литьем, с начала войны работал на оборонку. К нам прибыл эвакуированный из Липецка металлургический завод»[2]. Евгению повезло. Судьба столкнула его на заводе с одним из народных мастеров литья Павлом Степановичем Аникиным. Он брал у старого мастера уроки рисования, слушал рассказы, рассматривал альбомы, эскизы будущих отливок. Для юной души в этих рассказах все было ошеломляюще новым, становилось подлинным откровением, побуждало к творчеству. Сомнений в выборе профессии не было.

Широков закончил Свердловское художественное училище и отделение монументальной живописи Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В.И.Мухиной. Местом жительства он выбрал Пермь, где живет с 1958 года.

Время, в которое Широков начинал творить охарактеризовал писатель В. Курбатов: «…называют скромно – оттепель, иногда добавляют – хрущевская. Это период очередного «распутья», на которые оказался так богат XX век. Порыв в оттепель был мощный, близкий тому, который в свое время возбуждал Петрова-Водкина и Голубкину, Маяковского и Малевича. Была та же надежда и желание говорить языком площадей и улиц, языком пространства. Конечно, интонации были другие. Не было того первого жара и молодой неостановимости. Мысль стала покойнее, лица суровее, сдержаннее, палитра суше и аскетичней. В этом было больше знаний, какой ценой добывается правда и каких она требует жертв, больше любви и веры. Широков отдал этому непростому времени полную и искреннюю дань»[3]. Занимался монументальными росписями, но оставил, когда она была еще в расцвете. Хотелось о мире и смысле жизни подумать наедине с человеком. Улица этой возможности не дала.

Были и заказные работы – дань времени, пожелавшего воскресить ведущую роль рабочего класса. Это были отличные, мастерские работы, но разность духовного опыта модели и автора побуждала отказаться от заказных портретов.

Душа мастера искала понимания и умного сродства, деятельной мысли, чтобы работа стала диалогом, который потом неизбежно скажется и на зрителе, втянутом в напряженное столкновение модели и художника.

Героями полотен Широкова стали интеллигенты, представители творческих профессий. Именно портреты принесли Широкову известность. За свою долгую творческую жизнь он написал их немало. Среди моделей Широкова – известные личности, лидеры своего времени, определявшие современные пути развития искусства. География – самая широкая: и москвичи, и ленинградцы, и уральцы: композитор Д.Б.Кабалевский, артисты Большего драматического театра Е.Копелян и Е.Лебедев в роли Холстомера, крупнейший режиссер XX века Г.Товстоногов, гениальнейший И.Смоктуновский в роли Гамлета, Л.Чурсина и А.Миронов, поэт Ю.Друнина и драматург А.Каплер, писатель и критик В.Курбатов, свердловский художник Е.Гудин, пермяки: поэт В.Радкевич, художники Т.Коваленко и М.Тарасова, конструктор авиадвигателей П.А.Соловьев, журналист Б.Назаровский. «Назаровский высоко отзывался о моих работах. Я был горд этим более всего. В который        раз уговаривал его на новый портрет. «Зачем тебе это надо, - отнекивался он. – Славы я тебе не принесу. Кому интересен безвестный странный тип в косоворотке?». В последнее время Борис Никандрович очень изменился. Почти 7 лет как умерла его жена Ирина. Он больно переживал утрату. Было еще многое, что огорчало его. Но он держался стойко. Мудрость философа и умение смотреть правде в глаза помогали держать спину прямо, не сгибаться и не опускать плечи. Вот так, в полный рост, как на картине. Посреди своих книг, он наполнен ожиданием и прощанием. […] Назаровского не стало.[…] Боль утраты, горечь и обида от того, что опоздал, не отпускали меня от холста. Даже в день похорон я вернулся к портрету, работал на пределе душевных и физических сил. Все то время, пока я держал кисть в руках, было моим прощанием с другом и обещанием следовать его духовным урокам.»[4], - такие переживания перенес художник, работая над каждым произведением.

Портретные образы, созданные художником, овеяны романтическим представлением о высоком предназначении человека в мире, ценности созидательного труда, способного преображать и одухотворять мир. Работы Широкова словно призваны будить нашу приостывшую гордость и напомнить лучшие часы нашей истории.

В год 80-летия художника обратимся вместе с писателем В.П. Астафьевым к Евгению Николаевичу с добрыми пожеланиями: «… Дай Бог тебе крепко держать кисть в руке, быть таким же настойчивым, целеустремленным, каким был ты прежде и как были твои предки. Я помню, что ты родом из прославленных Каслей. Будь как каслинский чугун крепок здоровьем…»[5].

Шматенок Т.Д., искусствовед



[1] Широков Е.Н. Из воспоминаний художника. //Художник Евгений Широков. Альбом. – Пермь, 2001. – С.13
[2] Широков Е.Н. Из воспоминаний художника. //Художник Евгений Широков. Альбом. – Пермь, 2001. – С. 17.
[3] Курбатов В. Посреди России. //Художник Евгений Широков. Альбом. – Пермь, 2001. – С.6 
[4] Широков Е.Н. Из воспоминаний художника. //Художник Евгений Широков. Альбом. – Пермь, 2001. – С. 48. 
[5] Из поздравления В.П. Астафьева к 70-летию Е.Н. Широкова.//Художник Евгений Широков. Альбом. – Пермь, 2001. – С. 43.

Вакансии

  • Rambler's Top100