КОМИ-ПЕРМЯЦКИЙ ПРОСВЕТИТЕЛЬ – СВЯЩЕННИК ЯКОВ (ИАКОВ) ВАСИЛЬЕВИЧ ШЕСТАКОВ

Снимок на память (справа Иаков Шестаков)В наши дни имя священника Иакова (Якова) Васильевича Шестакова известно лишь узкому кругу специалистов и почитателей творчества писателя М. Осоргина. Единственного в начале XX века издателя книг на коми-пермяцком языке знали ученые и просветители всей России (правда, в 60-х годах XIX в. Н. А. Роговым было переведено на коми-пермяцкий язык и издано Академией наук Святое Евангелие, азбука и некоторые другие книги). Издаваемые Шестаковым брошюры, однолистные, двулистные листовки религиозного и санитарно-гигиенического содержания знал и стар и млад в Пермском крае. Но особенно примечательна его деятельность на ниве просвещения коми-пермяцкого народа. Он строил церкви и школы, открывал столовые и отправлял учиться способную молодежь. В дореволюционной безграмотной жизни религия и школа жили в тесном переплетении. Священник был единственным грамотным человеком в селе и нес с собой грамоту, культуру, просвещение.

Судьба Я.В. Шестакова была непростой. Яков Васильевич Шестаков родился 28 апреля 1858 г. в селе Камасине Пермского уезда в семье священника. Отец умер, когда мальчику было семь лет. Он остался на попечении деда, Василия Спиридоновича Смирнова, тоже священника, уроженца Владимирской губернии, переселившегося на Урал и служившего в Крестовоздвиженской церкви в трех верстах от Кунгура. Дед учил внука часослову и церковному пению. Дед отличался редкостной добротой, трудолюбие его было поразительно, в свободное время занимался иконописью.

В десять лет Яков был определен в приготовительный класс Пермского духовного училища, размещавшегося в то время в нижнем этаже духовной семинарии. Биограф Якова Шестакова А. А. Игнатьев называет его прилежным учеником, окончившим училище в 1873 году, ни разу не подвергшись угощению «березовой кашей» (розги. – О.М.), так распространенной в то время. Затем Яков был принят в семинарию, где усиленно занимался, пел в хоре, исполнял обязанности ризничного и алтарника семинарской церкви и окончил семинарию в 1879 году «9-м студентом».

По окончании семинарии Я. В. Шестаков служил законоучителем в Редикорском земском училище, затем в Урольском (жил с матерью и сестрой). В с. Уролка он посадил кедр при храме и сад при училище. Чтобы лучше понимать своих подопечных, он через сторожа начал изучать их родной коми-пермяцкий язык. Мы не знаем, были ли у молодого учителя в то время далеко идущие издательские замыслы, но начало было положено. Затем он переехал в с. Юксеево, где продолжал изучать коми-пермяцкий язык, так как хотел свободно владеть разговорной речью. Занимаясь педагогическим трудом, вносит денежные средства в общество помощи учащимся. Здесь впервые появилась у Шестакова мысль открыть для просвещения «инородцев» – коми-пермяков – женскую обитель, где «пермячки могли бы обучаться нравственности, добрым христианским навыкам, труду и домашнему обиходу».

В начале 1887 г. Я.В. Шестаков оставил педагогическую работу и, очевидно, перед решающим поворотом судьбы занялся своим духовным усовершенствованием. Для ознакомления с христианским просвещением «инородцев» он отправляется в вогульский монастырь Симеона Верхотурского Чудотворца на реке Туре, в феврале поступает в Верхотурский Николаевский монастырь в качестве послушника, занимается делопроизводством (письмоводством) обители, посещает святыни столиц, Киева и Казани. Утвердившись в мысли служения делу просвещения коми-пермяков, Я. В. Шестаков женился на коми-пермячке – Александре Матвеевне Вилесовой, окончившей гимназию. В том же году был рукоположен в священники Новотуринской церкви Верхотурского уезда .

Издания священника Иакова ШестаковаС 1889 г. Я.В. Шестаков служил недолгое время священником в с. Хохловка, а затем отца Якова перевели в г. Чердынь к храму Успения Богоматери. И в Чердыни он продолжает свою просветительскую деятельность. С его приходом в Успенской церкви ввелись внебогослужебные собеседования. По настоянию Шестакова воскресный «торжок» (от слова «торговля», т.е. базар, рынок. – О.М.) был перенесен на субботу, а в доме городской управы открылась библиотека-читальня, закрытая после его отъезда. Шестаков приобрел для библиотеки вывеску, принес цветы и портьеры на окна. Заведующий библиотекой С.В. Федосеев при содействии Шестакова обратился к писателю Мамину-Сибиряку с просьбой о книгах, на что Дмитрий Наркисович благосклонно откликнулся – выслал все свои сочинения. Часовня «убиенных нагайскими татарами» была сделана теплой (печь устроена купцом Г.Г. Надымовым). Тогда же впервые были напечатаны списки погибших защитников русского поселения для раздачи народу. При церковном хоре отличались пением купцы С.З. Насонов и И.С. Верещагин, псаломщик И.А. Неволин. Однако не все складывалось легко и гладко. Позднее Я. Шестаков в своем рассказе поведает, как встретил молодого священника известный купец Алин (в рассказе имена изменены: Алин – Калин, Иаков – Иакинфий. – О.М.): «Мы век прожили и не думали ни о какой читальне... Что он хочет заставить нас ходить в читальню?.. Еще молод нас учить то... А за то, что поп Иакинфий перевел торговый день

с воскресенья на субботу, мы его больше не потерпим: он прямо по карману нас ударил... Протопопу Остроумову семушку (простонародное, седьмая часть листа бумаги, т.е. записка. – О. М.) пошлем... А если одной бумаги будет мало, то и губернатору пошлем».

Но все постепенно налаживалось. Я.В. Шестаков состоял членом-секретарем уездного отделения училищного совета, исполнял ряд поручений Преосвященного Владимира по судебным делам, за службу был награжден набедренником, а вскоре, 24 мая 1891 года, переведен в церковь с. Кудымкар на должность старшего священника и назначен благочинным 3-го округа церквей Соликамского уезда.

Теперь он получил возможность осуществлять свои замыслы по развитию культуры и образования «инородцев»: строить храмы Божии в отдаленных деревнях, открывать святые иноческие обители, печатать книги на языках «инородцев», способных молодых людей отправлять учиться и т. д. При обозрении благочиния Шестаков наметил шесть деревень и село, где необходимо было строительство новых церквей: Пешнигорт, Милюхина, Ык, Захарова, Самкова и Антипина и с. Отево.

В неурожайный 1891 год Шестаков получает от И.А. Урбановича, уполномоченного по продовольствию, 6400 руб. на строительство церквей и школ. Для получения средств из Елабужского комитета, 400 руб., и бесплатного леса из дач Строгановых Шестаков ездил в Елабугу, в Петербург. Получив денежные средства и основной строительный материал – лес, Шестаков решает построить сразу пять церквей. Несмотря на финансовые затруднения, строительство шло успешно. Коми-пермяцкие крестьяне оказывали священнику всяческое содействие и радовались, как дети, первым звукам колокола. Благодаря бесплатному лесу получилась экономия средств, на которые было заказано два иконостаса. По просьбе Шестакова благочинный Московских кремлевских соборов выслал священнические и дьяконские облачения, Училищный совет Святого Синода на строительство Самковского храма отпустил 600 руб. (здесь строилась церковь-школа), Стахеевский комитет – 300 руб. При строительстве церкви в д. Пешнигорт, было предложено открыть женскую обитель для коми-пермячек. В своей статье «Пермяки-инородцы» Шестаков писал: «Обитатели этого злополучного края до настоящего времени остаются, за весьма немногими исключениями, все такими же сынами природы, какими они были несколько десятков, если только не сотен лет тому назад. Неподвижные, малоразвитые, они производят на постороннего наблюдателя впечатление людей первобытной культуры по бедности своего языка и примитивности развития своих душевных качеств... живут в дымных закоптелых грязных избах... умываются редко и вытираются черными обносками рубах... а кухонная посуда если и споласкивается, то редко вытирается, ее очищают тараканы...». Сами коми-пермяки вынесли такой приговор: «Иметь у себя женскую общину нас побуждает следующее: во-первых, чтобы жены наши имели при себе пример перед своими глазами, умели устраивать домашнюю жизнь более чистоплотной, а то они очень грязны, и большая часть оных не могут сшить для себя даже самой простой одежды». В глухой деревне Коча, в 200 верстах от Чердыни, Шестаков решил открыть новую обитель, где ежегодно 18 августа, в день Флора и Лавра, приносилось по 500 быков в жертву. Коми-пермяки не только одобрили замысел отца благочинного, но и помогли в этом деле. «Пермяками было уступлено под общину две большие усадьбы, по первому зову перевезли огромный двухэтажный дом за 15 верст, стоящий 3000 рублей, в с. Пешнигорте устроили благолепный храм и женскую школу грамоты с миссионерским приютом, в которую поступило несколько девочек-инородок», – писал Шестаков. Сельский учитель, будучи еще хорошим столяром, бесплатно изготовил мебель. Монахиня Серафима из Челябинского монастыря пожертвовала 10 000 руб. на устройство монастырской жизни. Приехали монахини из Сарапульского уезда, и к 1917 году в монастыре было 60 сестер, в большинстве пермячек, построено 16 домов, земством построена молотилка, установлены ткацкие станки.

Шестаков объехал священников Глазовского уезда, взял с них письменные обязательства на устройство мужской обители в Чердынском уезде с миссионерской целью, однако осуществить задуманное не удалось.

Таким образом, за три года было построено пять церквей. Я.В. Шестаков семь лет занимал должность благочинного. После его отъезда храмы в Ыку и Антипиной так и не были построены.

За время службы в Кудымкарском Николаевском храме Шестаков проделал большую церковную и просветительскую работу. В церкви был установлен новый иконостас, приобретено малое серебряное евангелие, на заводе И.И. Любимова изготовлена чугунная печь, храм стал теплым, вместо деревянной устроена железная церковная ограда. Я.В. Шестаков собрал материал по истории храма и опубликовал его в Адрес-календаре Пермской епархии за 1894 год. В Кудымкаре была открыта библиотека-читальня на средства бывшего управляющего Пермской казенной палатой А.Е. Рейнбота, куда Шестаков передал ряд книг из приобретенной им библиотеки протоиерея Е.А. Попова, а также портреты писателей. Шестаков ходатайствовал перед учебным округом об открытии столярной мастерской при Кудымкарском 2-классном училище. Для расширения знаний среди учителей церковных школ благочиния в 1892 и 1894 годах устраивались курсы в с. Кудымкаре по общеобразовательным предметам и сельскому хозяйству, где занимались губернский агроном В. А. Владимирский и местный агроном П.Н. Батманов. Для борьбы с бичом инородцев – трахомой – по настоянию Шестакова была организована экспедиция петербургских врачей-окулистов в с. Кудымкар в 1896 и 1998 годах. За два месяца работы врачей были сделаны операции по удалению катаракты многим местным жителям, им возвращено зрение. Благочинный в течение восьми лет отправлял способных детей «инородцев» в разные учебные заведения. Многие из них получили образование и специальности священников, учителей, сестер милосердия. Шестаков оказал большое содействие графине О.Д. Апраксиной в открытии приюта эпилептиков в г. Вятке, найдя благотворителя в лице купца А.И. Швецова. В деле открытия школы глухонемых в г. Перми участие отца Якова выразилось в том, что он отправил одну из основательниц школы, Н.Г. Красноперову, учиться.

В 1898 году Я.В. Шестаков был уволен от обязанностей благочинного, а 27 сентября 1899 года отрешен по суду от места священника, но не лишен сана. С иронией и сочувствием писал об этих событиях писатель М. Осоргин: «Отец Яков – бесприходный поп, родом из приуральской губернии. Бесприходным стал после разных сложных событий и неприятностей – и семейных, и общественных, и финансовых. В чем дело – никто точно не помнит, и в родные места отец Яков больше не жалует. Было что-то со сбором на голодающих и с приютом для девочек – история стародавняя».

С 1899 года Я.В. Шестаков преподает в Пермской духовной семинарии. В том же году он выпустил «Юбилейную памятную книгу для духовенства» и «Краткий исторический очерк столетия Пермской епархии (1799–1899)», в «Пермских епархиальных ведомостях» был опубликован указатель основных постановлений епархиальных съездов духовенства за 49 лет. Кроме того, вышла брошюра о голодающих «инородцах Прикамья» и отчет о полученной сумме в 3000 рублей на воззвание о помощи; в 1900-м – «Справочная книга всех окончивших курс Пермской духовной семинарии». Священник А.А. Игнатьев указал, что духовных изданий у Шестакова имеется около 150, светских – до 40. М. Осоргин о творчестве Шестакова написал: «Отец Яков знает все типографии и всех маленьких издателей и книжечек выпустил не меньше двадцати, а статеек написал без числа».

Я.В. Шестаков много странствовал по России. И это одна из причин того, что его издательская деятельность еще не изучена. Живым и любопытным предстает перед нами отец Яков в романе М. Осоргина: «Жительствует больше по знакомым, не напрашиваясь, а по дружбе, со скромностью. Толст и слегка краснощек – но не пьет спиртного и не склонен к чревоугодию; просто всякая жизнь и всякое питание ему на пользу. Сегодня он в Москве, завтра в Питере, через неделю в Вологде, в Уфе, в Рязани, зимой – по городам, летом на Волге и Каме третьим классом парохода от Рыбинска до Астрахани, от Нижнего до Перми. И всюду друзья и знакомые, временный приют, ласковый привет».

Первый крупный труд Я.В. Шестакова – «Кутимский завод» – был опубликован в «Пермских губернских ведомостях» (1893 г., № 11), и в том же году вышел отдельной книжкой. За время служения в Кудымкаре отец Яков издал самые крупные свои книги, в т. ч. «Адрес-календарь и справочную книгу для духовенства за 1894 год», разошедшуюся в тысячах экземпляров по Пермскому и Уральскому краю. Эту книгу Шестаков подарил всем церковным школам родной епархии. Издал очерк к 100-летию Пермской епархии.

При благочинии Шестакова была организована комиссия для перевода книг на коми-пермяцкий язык, переведены и изданы сказки А. С. Пушкина, брошюры санитарного и религиозного характера. Памятные книжечки Шестакова содержали советы и ценные указания, например, как встречать архиерея, как при нем служить сельскому дьякону, как печь просфоры и пр. Издатель Шестаков считал, что книга должна быть доступна простому народу, читаться в семье, в школе. Коми-пермяцкие книги были необходимы, ведь большинство крестьян, особенно женщин, не знали русского языка. При всем этом Шестаков бережно относился к национальной культуре и быту коми-пермяков. На списке рекомендуемой литературы для крестьянских детей издателем были напечатаны слова поэта Т. Шевченко: «Детки, поучайтесь, но и своего не чурайтесь».

В 1905 году Я.В. Шестаков положил начало книгоиздательству «Кама» и стал печататься в столичных журналах под псевдонимом Камасинский (Камасино – по-пермяцки – камский глаз. – О.М.). Книгоиздательством выпущен сборник «Около Камы», путеводитель от Петербурга до Байкала, альбом древностей Прикамья и Чусовой, спутник пассажира от Перми до Чердыни и др. Книгоиздательство Шестакова имело собственный книжный знак, эмблемой которого служили предметы церковной археологии, свитки, телефон и другие знаки труда и прогресса. Духовные издания выпускались под названием «Прикамский летописец».

В 1915 году в Трудах ученой архивной комиссии Шестаков опубликовал разбор дел бывшего Соликамского правления. Ряд статей вышел в «Пермских епархиальных ведомостях» и трудах Пермского статистического комитета. В 1915-м издан альбом древностей Прикамья (58 фотографий), а в 1916-м – альбом Пермских архиереев.

Большинство изданий Я.В. Шестакова приурочено к юбилейным событиям в истории родного края. Так, к 25-летию кончины о. протоиерея Е. А. Попова издан очерк его жизни и деятельности; к 10-летию смерти о. протоиерея Стефана А. Луканина – брошюра о его миссионерской деятельности.

В статьях, помещенных в адрес-календарях и памятных книжках Пермской епархии, Шестаков опубликовал биографические сведения о таких своих собратьях-писателях, как архимандрит Иероним (Лаговский), священники Е.А. Попов, А.М. Луканин, В.П. Удинцев, С.А. Луканин, И.П. Любимов, И.Ф. Словцов и др.

Я.В. Шестаковым были изданы карта Пермской епархии в большом масштабе, карта XVIII столетия Оханского, Соликамского уезда и ряд других карт Прикамья.

В своих литературных трудах писатель не ограничивается только пределами Пермского края. Его перу принадлежит «Описание Петроградского Охтенского Красногорского храма и подворья», «История Коряжского монастыря Вологодской епархии», «Очерк деятельности первого епископа Вятского и Великопермского Александра, в бозе почившего в Коряжском монастыре», «Очерк деятельности миссии в Новой земле», а также описание монастырей: Николо-Березовского, Прикамского Уфимской епархии, Сарапульского мужского, Гальянского и Каракулинского женских, Фаворского мужского, Благодатного Пермского уезда, Белогорского, Кочинского женского и др. Издана ведомость «Три сестры» о трех епархиях: Вятской, Пермской и Екатеринбургской.

В журнале «Исторический вестник» напечатаны статьи: «Инородцы-пермяки» (август 1902) и «Памяти историка Вологодского края о. Сергея Непеина» (октябрь 1910), в журнале «Вестник знания» – статья «Особняком» (май 1905), в журнале общества изучения Северного края – статья «О культурном подъеме закамских инородцев» (1912), в журнале «Этнографическое обозрение», издаваемом Московским университетом, – статья с рисунками «Жертвоприношения закамских инородцев».

Кроме того, Я. Шестаков помещал свои статьи в духовных журналах «Миссионерское обозрение», «Русский паломник», «Православный благовестник» и др.

В предреволюционные годы Я.В. Шестаков вернулся в Пермский край. В 1917 году им выпущены в свет следующие издания: «Описание Чердынской Иоанно-Богословской церкви», «История Верхнекосинского мужского монастыря Чердынского уезда», «Исторический путеводитель по Соликамску», «Описание возникновения женских монастырей Шамарского, Гефсиманского, Гальянского и Каракулинского», «Списки настоятелей, ключарей, протодьяконов, регентов Пермского кафедрального собора», «Памятка об открытии викариатства в г. Осе и стихи на открытие в этом городе Фаворского подворья».

За труды по истории края Пермское епархиальное церковно-историческое общество избрало Шестакова своим членом. А он принес в дар Пермскому церковно-историческому обществу большое количество снимков Пермской старины и свои издания. Отец Яков сдал сделанные им вырезки о Великопермском, Пермском и Уральском крае из разных изданий столичной и провинциальной печати в Чердынскую публичную библиотеку, а также Чердынскому, Соликамскому, Казанскому и Екатеринбургскому музеям.

Я.В. Шестаков трагически погиб в 1918 г., когда шел за хлебом в Хохловку, был зарублен красноармейцами, похоронен на Хохловском кладбище.

А сколько мог бы еще написать отец Яков! М. Осоргин вспоминал: «Пухлая, белая рука отца Якова – на каждом суставе по подушечке – писала слова с завитушками; если когда-нибудь дотошному историку пригодятся эти писания – намучается он над поповским почерком! А пригодиться могли бы, в особенности «Летопись отца Иакова Камасинского», куча тонких школьных тетрадей... В этих тетрадочках, на обеих сторонах линованных страниц, отец Яков записывал ход лично им наблюденных достопамятных событий, а также доверия заслуживающие слухи, с предпочтением – которых не было в газетах. Тетрадок с собой не возил, кроме последней, а, заполнив, оставлял, где в то время находился, на сохранении у верных людей, своих многочисленных знакомых: одна – в Москве, другая – в Рязани, а то – в Уфе, в Саратове, в Твери или в самом Санкт-Петербурге. Все подумывал: собрать эти тетрадочки воедино и хотя бы сшить вместе в одну обложку и передать самому верному человеку, и все никак не удавалось».

Заканчивая повествование об одном из просветителей нашего края, обратимся к его словам – может быть, и в наши дни они заденут чью-то душу. Многочисленным своим ученикам Я. Шестаков говорил: «Каждый день старайтесь сделать кому-нибудь добро. Если не можете полезного сделать людям, то хотя цветочек полейте водой, он тоже живет. Приласкайте животное, оно тоже нуждается в ласке... Не говорите ничего дурного при детях. Дети – цветы земли, наша надежда, строители будущего. Только в оздоровлении молодежи спасение нашей Родины. О, Родина, святая! Какое сердце не дрожит, тебя благословляя. А это мы забыли».

О.А. Мельчакова

Опубликовано: Пермская старина. Церковно-краеведческий альманах. Выпуск № 2, 2009.

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100