О моем отце.

Мой отец Королев Мстислав Яковлевич родился в 1908 году в семье служащих. В 1938 году закончил Московский технический институт им. Баумана и по направлению был отправлен преподавателем математики и физики в г. Пермь. Его определили в среднюю школу № 18 преподавать в старших классах эти предметы. В 1939 и 1940 годах его призвали на месячные командирские сборы. Однажды он взял меня с собой. На автомашине мы ездили куда-то под Бершеть и в тот же день вернулись домой.

На другой день после вероломного нападения фашистской Германии на нашу Родину отец пошел в военкомат. Хотя у него была бронь, он стал добиваться призыва в действующую армию. Мне помнится, что мама, мои тетки и бабушка очень плакали и пытались убедить его не торопиться с его решением добровольцем уйти на фронт. У него было трое маленьких детей. Самому маленькому – мне было в то время 6,5 лет, а маленькому брату не было еще и года. Однако отец настоял на своем и в начале июля его призвали в армию и отправили на Дальний Восток.

Мне помнится, он был командиром взвода управления артиллерийского дивизиона и носил два кубика (лейтенант). До июня 1942 года он находился на Дальнем Востоке. Мы получали от него письма, в одном из них он сообщил нам, что в июне его часть отправят на Западный фронт под Сталинград.

Мой дядя Королев Антон Яковлевич работал мастером на Свердловской железной дороге и имел возможность узнать, когда и какие воинские эшелоны пройдут через наш город на Запад. Мы знали номер полевой почты отца, и дядя узнал, примерные дни, когда в июне эти эшелоны пройдут через Пермь. Два-три дня мы всей семьей находились вблизи товарной станции Пермь II, где на запасных путях стояли воинские эшелоны, где их пополняли водой и продовольствием. Много людей буквально осаждали эту товарную станцию, чтобы получить какую-то информацию. Наша семья, благодаря дяде Антону, знала когда примерно эшелоны воинской части, где служил отец, проследуют через Пермь. Но получилось так, что часть эшелонов из Свердловска была направлена на Запад, минуя Пермь, а другая часть через Пермь-Казань и далее на юго-западное направление. Мы были расстроены, что не могли увидеть отца. Мы узнали об этом из письма отца, где его дивизион был отправлен под Сталинград, из Свердловска минуя Пермь, видимо в этом была крайняя необходимость. Да нашей семье не повезло, но я видел встречи многих женщин, ребятишек со своими близкими одетыми в военную форму. Это просто невозможно передать и описать, как было показано в фильме «Летят журавли».

В боях под Сталинградом отец был ранен, как писал отец, в плечо и руку. Какое-то время он находился в полевом госпитале, старательно разрабатывал руку, чтобы по быстрее отправиться на фронт. Он сообщил нам, что получил медаль «За оборону Сталинграда». После прохождения медицинской комиссии его отправили на Ленинградский фронт. Там уже в звании, старшего лейтенанта он командовал батареей 152 мм пушек. Из армии от него мы получали много писем. Больше всего он писал маме. Она часто зачитывала нам отдельные места из его писем, чтобы мы знали какие трудности приходится испытывать отцу на фронте. Мне вспоминается описание его впечатлений о грибном супе. Дело в том, что отец раньше никогда не ел грибов и не знал их вкуса.

Летом 1943 года, в местах где стояла артиллерийская часть, в составе которой воевал отец, было много грибов, а с продуктами в то время на Ленинградском фронте были некоторые трудности. Бойцы собрали много грибов и повар батареи, которой командовал отец, сварил грибной суп и грибовницу. Отцу принесли котелок грибного супа, он очень боялся его попробовать, ведь он никогда не ел такого. Отец писал, что он взял ложку, зачерпнул это варево, понюхал. Пахло вкусно, тогда он зажмурил глаза и проглотил ложку супа. Оказалось очень вкусно. Отец писал тогда матери, что он очень сожалел, что раньше не ел грибов. С тех пор, он ел и суп, и грибовницу.

Отец писал и нам детям, каждому отдельно свои пожелания и наставления. Он отправлял нам различные открытки, маленькие сувениры с изображением Петергофа и других памятных мест Ленинградской области, кое-что сохранилось и сегодня. После смерти отца после войны мама уничтожила все его письма. Она считала, что в них много личного, и она не хотела, чтобы кто-то еще читал эти письма. Уже на Ленинградском фронте отца наградили орденом «Отечественной войны II степени» и медалью «За оборону Ленинграда».

Его друг после смерти отца писал нам, что его очень любили на батарее. В дни затишья бойцы просили отца спеть что-нибудь. У него был хороший голос и музыкальный слух. Чаще всего отец пел арию князя Игоря: «О дайте, дайте мне свободу. Я свой позор сумею искупить. Я Русь от недруга спасу». Много еще хорошего узнали мы из этих писем. Потом погиб и его друг и письма перестали приходить.

При прорыве блокады Ленинграда папа был смертельно ранен, так писал его сослуживец. Разорвался шальной снаряд около наблюдательного пункта, где находился отец. Он получил несколько осколочных ранений в голову, живот, руки и ноги. Бойцы на руках отнесли в полевой госпиталь, который находился неподалеку. Отца сразу поместили в операционную. Заместитель командира батареи ждал исхода операции, которая длилась несколько часов. Отец умер от потери крови. Как нам написал друг отца, батарея в память об отце сделала по врагу несколько залпов. Папу похоронили в братской могиле где-то около Кенгисеппа недалеко от города Нарвы.

Мать с братом Сергеем в 1953 году ездили под Нарву, пытались отыскать братскую могилу, где похоронен отец, но не смогли этого сделать. Местные жители рассказали, что здесь были очень тяжелые бои и эти места несколько раз переходили из рук в руки и вряд ли что-то могло сохраниться из захоронений, а позднее на этих местах были возведены какие-то строения.

Извещение о смерти отца, в народе ее называли похоронка, я получил в день рождения матери. На семейном совете мы решили пока ее не показывать. Это было сделано несколько позже, когда собрались все наши родственники, чтобы как-то поддержать и утешить нашу мать. Позже мы получили и посылку из воинской части, где служил отец. Нам переслали его личные вещи, его награды. Однако ордена Отечественной войны II степени и медали «За оборону Сталинграда» в посылке не оказалось. Там была лишь медаль «За оборону Ленинграда», часы, компас, полевая сумка, офицерский ремень, цветные карандаши и мамины письма. День смерти отца мы отмечаем 10 марта, а цветы возлагаем к памятнику «Скорбящая» 9 мая ежегодно.

 

Королев Владимир Мстиславович

3 февраля 2005 года

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100














.