КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СЕЛА КОЯНОВО

(Пермский район)

В истории развития нашего многонационального края большое влияние имеет татаро-башкирское население. Трудно воспитать любовь к своей земле, своим традициям без изучения истории деревень и сел, имеющих подчас весьма древние корни. Одним из таких населенных пунктов является село Кояново, ранее известное как деревня Каянова, которому исполнилось 325 лет.

Административно до 1781 года она входила в состав Гайнской волости Уфимского уезда. В основе названия деревни – тюркское личное имя Куян, что значит «заяц». У жителей был и род Куян (Куян-заты). Второе название деревни – Тасимка. Оно связано с именем главы семьи местных рудопромышленников старосты деревни Тасима Маметова. Из его наследников наиболее успешным был сын Исмаил Тасимов, имевший в окрестностях деревни 15 медных рудников, откуда руду доставляли на Егошихинский и Юговской заводы. Он сделал много полезного не только для односельчан, но и для России. Исмаил Тасимов – один из учредителей горного училища (впоследствии института) в Санкт-Петербурге, открывшегося в 1773 году. К сожалению, дальнейшая судьба рода Тасимовых неизвестна. Однако память о нем жива. По инициативе башкирских историков-краеведов в рамках мероприятий, посвященных 450-летию мирного вхождения Башкортостана в состав России, в здании Кояновской школы 21 ноября 2007 года установлена мемориальная доска, посвященная увековечению памяти Исмаила Тасимова.

Сведения по истории села Кояново получены из документов, хранящихся в Пермском краевом государственном архиве, за что автор благодарен бывшей сотруднице архива Н. Н. Куликовой. В работе над статьей помогли также труды ученых-краеведов А. З. Асфандиярова и К. М. Аcфандияровой, Н. М. Кулбахтина, А. Ф. Фатыхова, Г. Б. Хусаинова, Е. Н. Шумилова.

Село Кояново расположено в 25 км к юго-востоку от Перми на Сибирском тракте. «Дорогой слез» называли тогда Сибирский тракт. По нему направлялись большие партии уголовных преступников, а также политически неблагонадежных людей, противников царизма. Связанные одной веревкой или скованные цепями, они брели в Сибирь на каторгу.

Через каждые 25–30 верст были построены этапные тюрьмы. Такая тюрьма была и в Кояново. Писатель А. Н. Радищев, которого Екатерина II за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» назвала «бунтовщик хуже Пугачева», был выслан в Сибирь на 10 лет. Проезжая в 1790 году через Кояново, он писал: «Выехали из Перми. До Каянова, или Тасимки, 24 версты. Живут татары. Компанейщики или приискатели руд отправляют за недостатком ямских почту. Других тягостей не платят, а сия всем тяжка. Место гористо, местами плоско».

Интересна судьба здания этапной тюрьмы. Когда в 1878 году открыли Горнозаводскую железную дорогу, необходимость в ней отпала. Здание стали использовать в разных целях. В 1909 году, например, уездное земство передало его под ремесленную школу, где бесплатно учили молодежь столярному делу. Принимали сюда детей не моложе 12 лет, преимущественно из числа окончивших начальную школу. Учебный год начинался 1 сентября и продолжался до 1 мая. В 1910 году в школе обучалось 18 человек. Срок обучения был трехлетний. Выдержавшим выпускной экзамен выдавали свидетельство о познаниях в ремесле.

В годы Советской власти в здании этапной тюрьмы размещались клуб, библиотека и ряд других учреждений. С 1942 по 1955 год здесь работало татарское педучилище, переведенное из Перми. Его выпускники разъезжались из Кояново по татарским населенным пунктам, которых в области было более 150.

До наших дней здание это не сохранилось из-за пожара.

По национальности жители села были преимущественно башкиры и татары. Но все говорили и говорят на татарском языке. В 1927 году здесь проживало 960 башкир и 1102 человека татар 3 (в 1995 году – 6 башкир и 1180 татар).

Основными хозяйственными занятиями предков кояновцев были животноводство, земледелие, пчеловодство. В XVIII веке часть населения занималась рудоискательством и добычей медной руды, гужевым извозом, лесоразработкой, торговлей. Кояновские крестьяне были наделены вотчинными правами. В 1712 году в селе было 12 дворов, в 1742-м – 15, в 1795-м – 90 дворов 5. К 1811 году число дворов увеличилось до 195. На них приходилось 350 лошадей, 300 овец, 30 коз, 120 ульев.

Революция 1917 года внесла существенные изменения в жизнь села. Народ, особенно молодежь, с надеждой смотрел в будущее, искренне верил в правильность пути, по которому шла страна. До 1929 года жизнь была более или менее стабильной. В Кояново, по данным на 1926 год, проживало 2238 человек. Были созданы два товарищества по совместной обработке земли (ТОЗ). Недалеко от села образовались два хутора: Верхняя Мулянка (3 двора) и Сосновое Болото (4 двора). А всего хозяйств (дворов) в самом селе было 533. Активно работали: Комитет крестьянской общественной взаимопомощи (1223 члена), Потребительская кооперация (269 пайщиков), Сельскохозяйственное кредитное товарищество (225 человек), а также пять гужевых артелей (62 человека). В 1929 году на базе двух ТОЗов создается колхоз «Передовик», а в конце 1934 года – второй колхоз – «VII съезд Советов». Коллективизация сельского хозяйства, создание колхозов сопровождались ликвидацией единоличных хозяйств, раскулачиванием состоятельных крестьян. Из Кояново с семьями были высланы Фатхула Касимов, Габдурахман Кузяев, Мусабих Тайсин с конфискацией всего имущества. В селе много внимания уделялось культурно-просветительной работе. Здесь имелась своя библиотека. В 1922 году она располагала 345 экземплярами книг на татарском языке. Население выписывало 140 экземпляров газеты «Игенчеляр» («Хлеборобы») и 158 экземпляров журнала «Коммунист» (на татарском языке). Работал клуб (назывался он «Народный дом»), открылся красный уголок. При них создали кружки. Например, 41 человек занимался в кружке военных знаний, 32 – в сельскохозяйственном, 9 – в селькоровском, 30 – в кружке кройки и шитья. Активно проявляли себя драматический, хоровой, музыкальный кружки. Они ставили спектакли, давали концерты. Сборы с них шли в пользу семей красноармейцев (дети концерты и спектакли смотрели бесплатно).

К сожалению, наиболее активные и инициативные люди позже, в середине 1930-х годов, попали под каток репрессий, в результате чего село было обескровлено. В список репрессированных попали 28 человек. Им предъявили надуманное обвинение в том, что они якобы входили в националистическую контрреволюционную повстанческую организацию. Шестеро из арестованных (Габдулгазиз Апкин, Габдулхай Апкин, Закария Апкин, Зуфар Бактиков, Габдулхай Мурсалимов, Муллазян Тайсин) Постановлением тройки при УНКВД Свердловской области от 11 сентября 1937 года были приговорены к расстрелу с конфискацией принадлежащего им имущества. Приговор вскоре привели в исполнение. В 1958 году за недоказанностью состава преступления их реабилитировали. Их имена высечены на мемориальном камне, заложенном во дворе мечети села Кояново.

Очень тяжело, как и вся страна, пережили жители села годы Великой Отечественной войны. Из колхозов почти все мужчины ушли на фронт. Юношей 14–15 лет призвали (мобилизовали) в ремесленные и железнодорожные училища, а молодежь 16–17 лет – в школы фабрично-заводского обучения. Все окончившие эти учебные заведения обязаны были 4 года проработать на государственных предприятиях. Естественно, после этого в село они уже не возвращались, оставались в городах. Кроме того, многих трудоспособных односельчан по разнарядке районных властей направляли на лесозаготовки, торфоразработки и очистку железных дорог от снега. Оставшимся на селе женщинам, подросткам и старикам приходилось выполнять ту работу, которая раньше выполнялась всем населением. Среди трактористов преобладали женщины и девушки. Трактористы-мужчины почти все были представлены ребятами-допризывниками, которые по мере достижения призывного возраста уходили воевать. На их место заступали новые, которых готовили на ежегодных курсах при машинно-тракторной станции (МТС), причем готовили и девушек, заменявших затем мобилизованных.

Каждый житель, независимо от того, проливал ли он кровь на поле брани, работал ли в колхозе, на заводе или в школе, внес свою лепту в священное дело Победы. Их потомки в знак благодарности в центре села перед школой воздвигли мемориальный памятник со словами: «Родину защитившим, мир отстоявшим – вечная память». Нелегкая была жизнь и в первые послевоенные годы. Из 400 мужчин, ушедших на фронт, вернулись 230. Среди них много было инвалидов. К тому же, из-за засухи и неурожая случился голод, который продолжался с лета 1946-го до ноября 1947 года. Особенно пострадали старики и дети. В 1947 году в Кояново провели электричество, появилось радио (газификация прошла на рубеже 2006–2007 годов). Но в колхозах не хватало рабочих рук. Пермь выкачивала из села молодежь на стройки, заводы и фабрики. Поэтому в августе 1950 года два колхоза вынуждены были слиться в один, а в январе 1960 года и того не стало. Он превратился в отделение совхоза «Лобановский», Центральная усадьба которого находилась в 7 км от села.

Говоря о нынешней ситуации в Кояново, следует заметить: к рубежу тысячелетий оно подошло неимоверно поредевшим и состарившимся. Не радует селян и то, что теперь здесь нет сельского Совета, где можно было бы решать возникающие проблемы. Сейчас для решения любого вопроса надо ехать в Лобаново, а то и в районный центр – в Верхние Муллы (например, чтобы прописаться). Это результат так называемой оптимизации: Кояново в числе 12 населенных пунктов включено в Лобановское поселение.

В 1993 году жителей в селе проживало 1310 человек, в том числе: дошкольников – 123, пенсионеров – 464. Работоспособных среди жителей было 343, из них 250 человек ездили на работу в город, 70 – трудились в совхозе. Кроме того, в самом селе появились рабочие места в трех открывшихся здесь организациях: на участке Пермских электросетей, в цехе по добыче нефти и газа (ЦДНГ), на частном предприятии по производству безалкогольных напитков (лимонада).

По сведениям администрации села, жители в своих хозяйствах (549 дворов) в 1993 году держали 338 коров, 395 овец, 20 коз, 545 свиней, 8 пчелосемей; имели 20 легковых машин, около 100 мотоциклов, более 100 мотоблоков. Под огородами было занято 77 гектаров земли, т. е. на один двор в среднем приходилось 0,14 га (14 соток).

Экономическое развитие села во многом зависит от образования его жителей. До революции 1917 года этим занимались в основном религиозные учреждения. При мечетях работали мусульманские школы (медресе). В Кояново было две мечети. Одна построена в 1750 году, другая – в 1885-м 3. В медресе преподавались татарский язык, чтение на арабском языке с пояснением Корана. Уроки для мальчиков вели только учителя-мужчины, а девочкам преподавали женщины. В 1860 году в Кояновской волости (сюда входила и деревня Култаево) в медресе занимались 120 учащихся мужского пола и 53 – женского 1. Содержалось медресе за счет пожертвований и сборов с населения.

После Октябрьской революции система школьного образования подвергается коренной реформе. Новая советская школа создавалась как единая, бесплатная, общедоступная, ведущая обучение на родном языке. Единая трудовая школа была разделена на две ступени. В Кояново работала школа 1-й ступени, где дети в течение четырех лет получали светское образование. В первое время продолжает работу и медресе (закрыто в январе 1923 года). В медресе учились до обеда, после – в школе.

В декабре 1925 года начинает работу школа крестьянской (с 1930 года – колхозной) молодежи (ШКМ). Учеников при открытии школы было 28, из них: мальчиков – 20, девочек – 8. Финансировал школу окружной бюджет. Срок обучения в школе был трехлетний. Принимали в ШКМ учеников с начальным образованием, т. е. окончивших школу 1-й ступени. Учебные планы ШКМ, помимо общеобразовательных предметов в объеме семилетней школы, содержали предметы, дававшие учащимся первоначальную агрономическую подготовку. В 1926/27 учебном году в школах 1-й ступени и крестьянской молодежи обучалось 312 детей. В селе работал и детский дом, где воспитывалось 84 ребенка. Если по району в целом учебой было охвачено 60% детей, то в Кояново – 70%. В 1934 году ШКМ была переименована в неполную среднюю школу (НСШ).

Обучение в школе до 1927 года велось на основе арабской графики. В 1927 году перешли на латиницу, а в 1933 году латиницу отменили и ввели кириллицу. Это усложнило обучение. Ученики путались в этих двух алфавитах, употребляя в одном слове разные буквы.

В 1936 году для школы построили двухэтажное деревянное здание, по тем временам светлое и просторное. В 1938/39 учебном году в школе обучалось уже 398 детей.

В 1959 году школа становится восьмилетней, сейчас – девятилетка, в структуру которой входит и детский сад (школа-сад). В 1990 году школа, а в 2014 году – детский сад обрели новые кирпичные здания. Школа рассчитана на 190 учащихся, детский сад – на 100 детей. Обучение в школе ведется на русском языке. На изучение татарского языка отводится один час в неделю. Этот пробел восполняет работа клуба, где все мероприятия проводятся в основном на татарском языке.

В школе работали и работают преданные своему делу учителя. Кроме выполнения своих прямых обязанностей, они активно участвуют в общественной жизни села. Вот какое письмо прислали в редакцию газеты «Звезда» жители Кояново, побывавшие летом 1991 года на одном из субботних вечеров в сельском Доме культуры: «В первом отделении самодеятельные артисты – учителя нашей Кояновской школы Ф. М. Кумаитов, Г. М. Беляева, Р. К. Шагиева, воспитатель детского сада Р. З. Кузяева, заведующая сельской библиотекой З. З. Акбашева показали спектакль «Голубой платок» по пьесе К. Тинчурина (режиссером у них – директор Дома культуры Н. Х. Чувашев). Спектакль нам очень понравился. Мы видели, как некоторые зрители в зале даже плакали. Не менее интересным было и второе отделение, когда на сцене, сменяя друг друга, играли гармонисты и в сопровождении инструментального ансамбля учительница Г. М. Беляева и библиотекарь З. З. Акбашева выступали уже в качестве солистов. Пели они замечательно. Благодарные зрители, а зал был заполнен до предела, вызывали их «на бис»…».

Учителя, являясь опорой в клубной работе, способствуют сохранению культурных традиций и языка предков. Это очень важно, ибо утрата духовных и культурных ценностей ведет к деградации нации.

На Кояновской земле выросли учителя, пользовавшиеся авторитетом не только в своем селе, но и в уезде (районе), городе, области. Так, Н. Х. Хасанов – заведующий Кояновской школой 1-й ступени – в 1918–1919 годах работал уездным инструктором по национальным школам. Ф. З. Хасанов, заведовавший с 1923 года этой же школой, исполнял обязанности инспектора Пермского гороно в 1930–1931 годах. Инспектором Пермского облоно в 1938–1953 годах работал С. А. Имайкин, а Свердловского в 1947–1962 годах – М. Г. Усманов.

Жители села могут гордиться своими земляками, прославившими малую родину достижениями на производстве, в экономике, науке. Отсюда вышли обладатели почетных званий Российской Федерации: Р. Р. Апкин – заслуженный машиностроитель; М. Х. Касимова – заслуженный строитель; Н. З. Хисматуллина – заслуженный врач.

Кояновские корни – у ряда деятелей науки. Это доктор медицинских наук Р. З. Кузяев, доктор географических наук А. С. Тайсин, кандидаты медицинских наук Ф. М. Валеева и К. Б. Самерханова, кандидаты технических наук Ф. М. Мурасов и Р. Г. Сафаров, кандидат исторических наук Г. С. Мурсалимов, кандидат сельскохозяйственных наук С. М. Хазиева.

К селу Кояново имеет отношение известный бизнесмен Андрей Равельевич Кузяев. Его отец родился в Кояново и похоронен здесь. Сын к родине отца небезразличен. Он выделил финансовые средства на ремонт здания мечети, помог облагородить дорогу на кладбище. Жители за это ему благодарны.

В наши дни Кояново живет так же, как и другие села. Улучшается социальная инфраструктура. Кроме школы и детского сада, здесь плодотворно работают Дом культуры на 200 мест, библиотека, располагающая более 7 тыс. экземпляров книг, в том числе 1 тыс. с лишним – на татарском языке. Построено новое здание (300 кв. м) для сельской врачебной амбулатории. В селе действуют несколько торговых точек, кафе, столовая. В общем, созданы все условия для нормальной жизни.

Г.С. Мурсалимов

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100