Люди сорок первого года

Трудно себе представить, но в тот день город Молотов жил своей обычной жизнью. Чуть будничной, чуть праздничной, как это бывает в выходные дни. Кое-где на улицах виднелись дома, стоящие в «лесах»: в июне был объявлен конкурс на лучшего управдома, и все старались представить свой дом и двор в лучшем виде. На стадионе «Динамо» шел матч, организованный городской футбольной секцией. В Горьковском саду играли джазовый и симфонический оркестры. Под звуки штраусовского вальса кружились пары. А на открытой эстраде выступал Коми-Пермяцкий ансамбль песни и пляски. Многие жители выехали отдохнуть за город.

«22 [июня 1941 г.] с утра компанией поехали на прогулку. На станции обыкновенно все, и ничто не намекает нам о предгрозье. Мы весело провели день на свежем воздухе, ползая по куче выхода известняка. Н. С. всю дорогу чудил и смешил всех своим полным юмора и веселья ухаживанием за ветреными девушками. До поезда еще часа два. Решили в магазине захватить бутылку мадеры и зайти поужинать в ресторан. У прилавка очередь. Что за черт? Встаем в хвост. Почему очередь? Какой-то уже крепко подвыпивший горняк, проталкиваясь к прилавку, басит: «Попить еще водочки, а то, пожалуй, запретят, наверное, мобилизация будет!» «Какая война, что за мобилизация?», - спрашиваем мы. «Да вы что, не слыхали!» Война с Германией. Их самолеты бомбили наши города». Не верим, но нас уверяют, что об этом говорил сам Молотов, - вспоминает начало войны Иван Федорович Коновалов. – У всех воинственно-приподнятое настроение. Мысль одна, и разговоры сводятся только к тому, когда и как мы разгромим фашистов»…

Так думали и чувствовали многие наши соотечественники. Вот еще несколько строк, написанных В. Курочкиным из Павлодара своему школьному другу Герману Матвееву: «Конечно, успех немцев объясняется тем. Что они напали на нас внезапно и бросили против наших пограничников и передовых войск 170 своих лучших дивизий, только благодаря этому им удалось так значительно вклиниться на нашу территорию, но война еще только начинается, и впереди еще много жертв и сражений. В исходе этой войны сомневаться нечего: фашисты должны быть и будут разбиты, но, черт побери, сколько будет жертв, даже страшно подумать».

Слова двадцатилетнего юноши оказались пророческими. А поначалу все думал, что война – это ненадолго.

…В 12 часов дня 22 июня 1941 года по радио прозвучало обращение председателя правительства СССР В. М. Молотова к советскому народу о вторжении германской армии в пределы Советского Союза. Оно заканчивалось словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». И сразу после этого или днем позже в парках, садах, на всех предприятиях и в учреждениях города прошли митинги. На них рабочие, служащие, учащиеся, работники культуры и науки выражали свои чувства. Так уж случилось, что в сознании того поколения Великая Отечественная война была неизменно связана с именем любимого вождя. И часто слышались слова: «За Родину! За Сталина!»

Для рядовых граждан начало войны было неожиданностью. Властные структуры ее ожидали, готовились. Еще в январе 1940 года в городе началась работа по устройству госпиталей. По документам, за 1940 и первую половину 1941 гг. было переоборудовано семь общеобразовательных школ, авиатехникум, помещения пединститута, педагогического и художественного училищ. После объявления войны под госпитали были отведены здания еще трех общеобразовательных и двух железнодорожных школ, школы глухонемых.

С января 1941 г. райисполкомы города Молотова разрабатывали планы изъятия автотранспорта для поставки в Красную Армию. Шла работа по созданию фонда «Лошадь Красной Армии». В начале июня 1941 г. было принято решение «Об охране автогужевых дорог Молотовской области», которое опубликовали в областной газете лишь 24 июня 1941 года.

Исподволь готовили к войне и мирное население. Например, в апреле 1941 г. проводились массовые проверочные учения по противовоздушной и химической обороне (ПВХО) на тему «воздушный налет противника». Условия их проведения были максимально приближены к военной обстановке, ночью соблюдались правила светомаскировки города. Учения имели вполне конкретные цели:

«а) проверку мобилизационной готовности организаций и населения к ПВХО;

б) привитие практических навыков и закрепление знаний значкистов ПВХО, ГСО, санитарных постов, пожарных подразделений и т. д.;

в) общий подъем работы ПВХО и массовый охват населения подготовкой и сдачей норм «Готов к ПВХО»».

Возможно, именно благодаря проведенным учениям Сталинский (позднее Свердловский) райисполком города Молотова 22 июня 1941 года смог действовать по-военному четко и организовано. В короткий срок было проведено заседание исполкома, разосланы наряды на предприятия и учреждения, началась поставка грузовых и легковых автомашин. Вся работа проходила в соответствии с мобилизационным планом.

Война ворвалась в жизнь города сразу и изменила все вокруг. Привычные вещи, казалось, выглядели по-иному. Военным стал облик города: «1 июля 1941 г. художников г. Молотова пригласили в горком ВКП(б) и призвали оказывать помощь в Отечественной войне путем проведения наглядной агитации по городу и области, - пишет молотовский художник Россик. – Я включился в бригаду художников, которая по призыву городских партийных организаций проводила художественное оформление площадей рабочих районов, скверов и пр. на темы Отечественной войны. Вначале использовались старые плакаты или газетные рисунки, по которым выполнялись панно. Таким образом, вместе с другими художниками я в июле 1941 года оформлял площадь Дома обороны, Комсомольский сквер, колхозный рынок».

В августе-сентябре по всему городу виднелись плакаты и карикатуры. Они вывешивались на площадях, в окнах магазинов и аптек. В Комсомольском сквере был помещен плакат «Больше военной продукции»; на здании гастронома на углу улиц К. Маркса (ныне улица Сибирская) и Ленина (сейчас гастроном № 1) – «Непобедимых армий не было. То же самое нужно сказать о нынешней армии Гитлера»; на здании театра оперы и балета – панно «Бьемся мы здорово, колем отчаянно, внуки Суворова, дети Чапаева».

Посуровели лица людей. На предприятиях приходилось работать по 12 часов в день, без выходных, в ускоренном темпе. Многие школьники уже  в июле выехали в колхозы: помогали убирать сено, потом – урожай. Осенью к ним подключились пенсионеры. Летом 1941 года Орджоникидзевским райисполкомом были организованы специальные бригады стариков и детей для заготовки грибов и ягод.

Население города быстро увеличивалось – с августа начали прибывать беженцы и эвакуированные. Появились новые проблемы. Всех нужно было где-то расселить и устроить на работу. Стало не хватать элементарного: бань, прачечных, дезинфекционных помещений.

И все-таки война принесла в город не только трудности. Культурная жизнь не останавливалась. Она по-прежнему оставалась в фарватере событий, помогала горожанам выжить. С 26 июня в кинотеатрах шли фильмы о борьбе русского народа с иноземными захватчиками, о русской революции и гражданской войне: «Александр Невский», «Фронтовые подруги», «Щорс», «В тылу врага», «Чапаев с нами». В начале сентября появились новые фильмы: «Победа за нами», «Встреча», «Один из многих».

В госпиталях выступали артисты театра; библиотечные работники организовывали передвижные библиотеки, читали лекции на антифашистские темы. 28 августа в молотовском драматическом театре состоялась премьера пьесы Константина Симонова «Парень из нашего города». Тремя днями позже в художественной галерее открылась выставка. На ней была представлена картина нашего известного земляка К. Петрова-Водкина «Тревога». Посетители могли увидеть плакаты «За Родину!» А.Полянмского, «Чем крепче тыл, тем крепче фронт» О. Эйгенсса, «За Родину! За Сталина!» И. Тоидзе. Еще были концерты, танцы, художественная самодеятельность…

А война только-только начиналась.

Ю. Б. Шувалова, к. и. н.,
доцент кафедры истории и
социологии ПГСХА

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100