Мастер, одержимый идеями добра и справедливости 

Он каждой клеткой ощущает Время
И боль черезполосицы годин.
Легко, со стороны, несет он бремя
Всегда со всеми и всегда один.
Идя вперед, минуя день вчерашний,
Знаком во всем, но все же незнаком.
Поэтому так трудно и так страшно,
Учитель, быть твоим учеником.
Геннадий Офенгейм. 1987 г. 
 

Передо мной книга «Отчетливая музыка» о Льве Иудовиче Футлике, Учителе, Телевизионном, Театральном и Кино Режиссере, Исследователе-теоретике Искусства, Культурологе и Общественном деятеле (составители В. Дроздов и М. Футлик). Все слова с большой буквы. В книге неоднократно повторяется мысль, что у Футлика учились, учились жизни, учились отношению к искусству, к прошлому, настоящему и будущему, к Человеку. Поэтому слово «Учитель» я ставлю первым, теперь он и для меня Учитель. Теперь знаю, почему я, автор-составитель, не могу поместить в книгу материал «попсы». Ответ прост: «Потому что в Перми жили чеховские три сестры. Потому что есть «пермская интеллигенция», в том числе «рабочая интеллигенция», которой Пермь гордится, и по которой знают о Перми. Потому что в Перми жил Футлик. Живут его ученики, живут его книги и статьи. Живет книга о Льве Иудовиче Футлике, вышедшая в 2015 г. тиражом 200 экземпляров. Такие книги должны выходить тиражом в 20 000, эта книга-учебник, при этом, учебник, не оставляющий учеников равнодушными, что дорогого стоит. В МБУ «Архив города Перми» открыт личный фонд Льва Иудовича Футлика. Личные фонды принимаются на постоянное хранение, т. е. навечно. Значит, школа Футлика продолжается. Мы пока еще не знаем, в каком качестве это проявится: в короткой реплике со сцены, или в книгах огромными тиражами об Учителе, а может быть, знакомясь с документами, кто-то откроет театр им. Л. И. Футлика. 

О. А. Мельчакова

Его предназначение быть в Перми Футликом. […] Потеряв ту же «школу Футлика», культура наша и педагогика потеряет навсегда очень важную свою часть. И, кстати, то, что мы считали (а иногда и сейчас считаем!) просчетами, ошибками прошлого искусства и старой педагогики, на самом-то деле было открытием чего-то нового, еще неведомого. По крайней мере, уж сам-то Л. И. и сегодня далеко впереди нынешнего времени! […] Был ли он пропагандистом коммунистической идеи? Как позиционировал себя политически? (А как мог в то время себя позиционировать многолетний руководитель единственной в большом регионе областной студии телевидения?!) Конечно, сегодня мы думаем и даже рассуждаем об этом, невольно спрямляя сложнейшие общественные и политические линии и реальные жизненные обстоятельства, которые тогда существовали. Но ведь мы-то жили рядом с ним, о многом знаем не понаслышке, хотя и отдаем себе отчет, что никогда нам до конца не понять, как нелегко было найти талантливому активному творческому человеку свой путь, ведущий к правде, путь, адекватный своему реальному времени. Дочитайте до конца эту книгу, мы уверены, что каждый найдет для себя страницы, которые обязательно помогут в той деятельности, которую вы считаете для себя главной.

Афиша спектакля "Хорошо" народного молодежного театра с портретом Л.И. Футлика. Публикуется впервые. АГП. Фотофонд…Живой гений… нелегко ему. А ему, действительно, часто бывало «нелегко», потому что трудно объяснять, а иногда долго и упорно доказывать людям, что предлагаемое им решение лучшее, что начинать новое всегда намного труднее, чем запрещать. Он, я думаю, часто чувствовал, что окружающие его плохо понимают, потому что в осознании каких-то вещей он ушел вперед. Ему было ясно видно то, до чего не дотягивается пока взгляд других. Только Учитель не кичился этим, а страдал, когда не получалось сразу понятно нам объяснить.

Одним из любимых восклицаний Льва Иудовича было: «Сходится! Все сходится!» Приходила удача: в какой-то момент работы из количества усилий рождалось качественно новое знание, и находились неожиданно простые ответы на трудные вопросы, расширялись горизонты, ставилась красивая точка в расследовании, все сделанное оказывалось не зря! И детская счастливая улыбка озаряла лицо нашего учителя. И он кричал: «Сходится! Всегда должно сходиться!» Это звучало довольно часто: у него много чего на самом деле «сходилось»! У нас, его учеников и последователей, намного реже. Но, бывало, «сходилось» и у нас. Важно было поверить, что при честной умственной и, что гораздо важнее, духовной исследовательской работе искомый результат, ожидаемый, но и неожиданный (и это еще приятнее!), обязательно придет. В награду за труд, за терпение и за беспредельную веру в успех.

Владимир Дроздов, актер, режиссер, педагог. Заслуженный артист России. Руководитель Детской киноакадемии (школа № 135, 1992–2002 гг.). Автор книги «Уроки театральной школы»

 

Футлик опередил свое время, создав далеко от Москвы в провинциальной Перми абсолютно новые еще не известные в России жанры телевизионного вещания, которыми сегодня нас «кормит» Центральное ТВ. То был синтез слова, театра и кино. Тройственный союз этих «муз» стал своего рода прорывом во взрослеющем телевидении. […] Главной целью его поисков был человек «крупным планом» – главный персонаж телеэкрана. Он… создал телегазету «С объективом по родному краю» – прообраз «Прикамья Вечернего»… Всенародное признание получил Детский музыкальный фестиваль в городе Чайковском, режиссером-постановщиком большой творческой команды стал Лев Футлик… Он внедрил на телевидении Клуб деловых встреч… благодаря передачам Пермского ТВ создавали славу Перми – как балетной столице… С увлечением Л. И. работал над детскими программами… был придуман уникальный проект «Музыкальный теремок». Затем появился «Звени-Город» – пионерская программа… С энтузиазмом Футлик принял идею проведения в Перми «Голубого огонька». Все были в его власти: операторы, помрежи, дикторы. Внешне разбросанный, Лев Иудович на самом деле был очень целеустремленным человеком и твердо знал, чего хочет и как это надо сделать. Он не мучил редакторов и журналистов придирками, зато увлекал идеями. Именно увлеченность была стилем работы студии первых лет – никакой казенщины и застоя. Только поиск! Словом, Футлик – это три «Т»: Талант, Творчество, Товарищество единомышленников. И хотя в те годы на ТВ работало немало способных людей, он не был похож ни на кого… Он был творцом, открывателем новых безграничных возможностей телевидения. Своего рода «белая ворона» в стае крикливых «воробьев». Его было нельзя не любить. На него невозможно было сердиться. Им невозможно было не восхищаться. Футлик – истинный Лев Пермского телевидения начальной эпохи. Татьяна Чернова, журналист.

Заслуженный работник культуры РФ. Родоначальник многих телевизионных жанров на Пермском ТВ

 

…Он удивил меня работой в народном театре. Удивил одержимостью! Впрочем, это не главное. Одержимых людей много. Но Лев Футлик умудряется заразить одержимостью окружающих. Его одержимость передалась десяткам и десяткам артистов народного театра. Он их заразил любовью к искусству и служением ему – не от нечего делать, не ради отдыха. Да и о каком отдыхе может быть речь, когда люди с работы идут на репетицию, иногда до часу, до двух часов ночи репетируют, потом идут по спящему городу домой, чтобы после четырех-пяти часов отдыха отправиться либо на учебу в институт, либо на работу. […] В Москве у памятника Маяковскому я увидел корзину с цветами. Подошел и прочитал на ней: «Пермскому народному театру за спектакль «Хорошо». И участники спектакля принесли цветы к ногам автора. Это же хорошо. Дипломы, Почетные грамоты, благодарности, известность по стране как одного из лучших народных театров, многочисленные поминания в книгах – все это отлично. Но самое дорогое, что коллектив театра – это коллектив одержимых людей. 

Исаак Шур, писатель, драматург. Участник Великой Отечественной войны. Пермский народный театр открывался его пьесой «Заводские ребята» (1959). В 1963 г. театром поставлена его пьеса «Молодой лес» (Газета «Молодая гвардия». 13 апреля 1969 г.)

 

…Тогда на дворе стояла эпоха поэтического театра. Вся страна читала стихи и «доставала» поэтические сборники. А поэтические спектакли, знаете ли, в академических театрах не ставили. В Перми эта ниша раньше была представ-
лена серьезным именем, звучавшим на всю страну. Л. И. Футлик, создатель первого в Советском Союзе народного ТЮЗа, был в 1960–1970-е гг. представителем настоящего театрального авангарда. У него в народном театре шел Маяковский, Блок, Светлов. На премьеры приезжали Татьяна Михайловна Родина, Константин Лазаревич Рудницкий… Выпускник первого послевоенного курса знаменитого ленинградского педагога Сойниковой, Футлик заново открывал забытую театральную условность. Его поэтический театр вторил далекой от нас «Таганке», перекликался со знаменитым тогда Ивановским поэтическим театром Регины Гринберг. Перекличка голосов ошеломляла. Это давало надежду на то, что честные люди не одиноки. Не случайно именно в наглухо закрытой тогда от мира Перми (в городе ракетостроения и балета) в 1969 г. прошел Всесоюзный фестиваль поэтических театров. […] Футлик,всегда остро чувствовавший время, отказался от большой сцены, ушел из огромного гулкого зала в комнатный театр.

Татьяна Тихоновец, историк театра, театральный критик. Заслуженный работник культуры РФ. Член Экспертного совета и жюри национальной премии «Золотая Маска». («Театральная жизнь». № 3. 5 сентября 2005 г.)

 

…Я пришел в его театр в юбилейный год Александра Блока. Футлик тогда работал над грандиозным замыслом: одновременно ставил три пьесы Блока: «Незнакомка», «Балаганчик», «Роза и крест». Я сразу окунулся в странную жизнь, которая почти ежевечерне возникала в большой угловой комнате на третьем этаже Дворца культуры им. Ленина. […] Начиналась работа, больше похожая на колдовство, начиналась магия восхождения к вершинам поэтического мира Блока. Как он это делал? Как привораживал наше внимание к глубинам сложного и не совсем понятного для нас поэтического творения Блока? Отправной точкой для него всегда было авторское слово. Одно слово или коротенькая фраза становились объектами тщательной разработки. Подобно рудокопу, он добывал энергию смысла там, где мы и не увидели бы. И неожиданность, и напор этого поиска, его провокационные вопросы включали и нас в это пульсирующее состояние поиска. Слово Блока начинало излучать энергию первозданности и красоты. Футлик был в этом процессе похож на охотника, который подстерегает смыслы, прислушивается к чему-то непостижимому для нас и горячо, быстро, нетерпеливо, напористо действует, пробиваясь к глубинам непростой блоковской поэтики. Он создавал наэлектризованную атмосферу, захватывал нас общей радостью постижения, достижения, приобщения, Со-Бытия с гениальным Словом Александра Блока. […] Меня поразила его работа над «Кружилихой». Это повесть Веры Пановой, написанная во время войны, когда писательница жила в эвакуации в нашем городе. «Кружилиха» посвящена жизни тружеников тыла, рабочим Мотовилихинского завода. Мне тогда показалось, что материал никак не подходит для театра, что он ставит Панову только для того, чтобы усыпить бдительность идеологических «гусей», контролирующих творческие процессы, что это своего рода компромисс. Однако я ошибался. Работа над «Кружилихой» оказалась не менее захватывающей, чем работа над Блоком. Только у Пановой Футлик искал совсем другое, не менее важное – глубинную правду конкретной, реальной человеческой жизни. Не жизни вообще, а вот этой, нашей, со своим неповторимым звучанием и ароматом, внятной любому пермяку мотовилихинской жизни. И актеры-то у него были ведь в основном работники Мотовилихинского завода! Наверное, он потому и обратился к Пановой, что она сумела услышать эту нашу неповторимость и передать ее в слове. Не идеология его интересовала, не пафос труда и борьбы. Это все присутствовало, но перекрывалось очень конкретной, достоверной атмосферой, жизнью, отлично узнаваемой и нами, актерами и зрителями. Этот спектакль зрители очень любили. 

Иван Маленьких, актер, педагог.
Лауреат Международного театрального фестиваля «Новая драма»,
лауреат губернаторской премии в области культуры и искусства.
Номинант на премию «Золотая Маска»

 

…Он предлагал руководителям народных театров области вести творческие дневники своих коллективов, а институтским студентам – творческие дневники своих репетиций. Все это в результате стало основой его методики,
которую можно определить как теорию народного театра. […] Все эти научные поиски оказались для Л. И. «совершенно практичной вещью», так как создали совершенно уникальную личность в масштабах Советского Союза, России, области, с уходом которой нынешние «европеизаторы от культуры» выглядят уродливыми «карлами». Наука Футлика не вписалась ни в психологию, ни в педагогику, ни в искусствоведение, ни в искусствознание. Его наука – культурология. Он первый культуролог в Пермской области, а его небольшие по объему, но огромные по значению книжки со временем разойдутся цитатами во многие культуроведческие диссертации (может быть, без ссылки на автора, если время такое воровское, интернетовское).

Вячеслав Романов, педагог, режиссер, артист и методист. В народном театре молодежи с 1959 г.

 

Им всегда владело желание просветлить зрителя, побудить задуматься о главном, важном, он не терпел обывательщины, поверхностности и пошлости на сцене. Запомнилось его словечко «пузочёсы». Это он говорил о «попсе» всех мастей. Думаю, что театральное искусство он понимал как приращение смыслов, а работу актеров-любителей над спектаклем, над ролями – как нравственное и эстетическое самосовершенствование. Лев Иудович Футлик, по моему глубокому убеждению, в числе лучших театральных деятелей создавал в Прикамье подлинную театральную общественность, которая искала в сценическом искусстве и боли, и праздника, и зеркала жизни, и ее увеличительного стекла, и кафедры, с которой можно сказать миру много добра и правды.

Софья Ляпустина, критик, театровед. Автор книг по эстетическому воспитанию и художественному образованию. Заместитель председателя правления Пермского отделения СТД. Обладатель «Золотого знака» СТД РФ и Благодарности Президента РФ

 

Лев Иудович Футлик
«Режиссура самой жизни»

Телевизионная режиссура становится режиссурой самой жизни, и эта ее особенность в новом качестве проявляется в создании публицистических программ, здесь задача режиссера усложняется. Он готовит не отдельную передачу, а всю систему выпусков данного цикла, заранее программируя вместе с редакторами и сценаристами его развитие. Здесь часто совмещаются функции режиссера, автора, редактора, и это слияние творческих и организационных задач неизбежно.

Задумывая новую пионерскую программу, мы решили добиться, чтобы ребята сами создавали ее в эфире по своим вкусам и интересам. С чего начать? Конечно, с игры. Но как объединить ребячью игру с серьезными воспитательными целями программы, охватить в ней многообразные стороны пионерской жизни? Решили строить в эфире пионерский телевизионный город. Мысль, на первый взгляд, не новая: в телевизионном эфире уже построены всевозможные дома, проспекты и т. д. Но наш «Звени-Город» ребята пусть строят сами, а мы будем следить за развитием ребячьей самодеятельности, направлять ее. Учащиеся одной из школ Перми с энтузиазмом приняли наше предложение. Появились предложения на постройку в телевизионном городе проспекта Дружбы, студии «Микрофильм», города Айболита, улицы Веселого ветра, Дворца Всезнайки и кафе «Волчий аппетит». Игра началась всерьез. Было решено, что выполнять задания ребят должны настоящие архитекторы. В студии появился макет города. Состоялась премьера в кинотеатре «Микрофильм». Открылся веселый «Клуб Неунывак».

На большом макете еще много свободного места, и в каждой передаче появляется веселый расклейщик афиш и выбрасывает объявление «Требуется!». Телевизионному городу требуются проекты новых «домов»-рубрик. Требуются свои сценаристы, фоторепортеры, комментаторы. Требуются авиамоделисты и юннаты, поэты и композиторы. Требуется срочно сочинить свою песню и свой герб (пора высылать удостоверения жителям города, а какое же удостоверение без гербовой печати!). И чем больше появляется неотложных дел у жителей города, тем шире поток новых ребячьих предложений, писем со сценариями, фотографиями, стихами, нотами.

В игру детей охотно включаются взрослые: рабочие, ученые, художники… И обсуждение городского герба вырастает в серьезный разговор о народных традициях в искусстве; репортаж из типографии, где этот герб печатают; в публицистический очерк о рабочем человеке.

Фантазия ребят предлагает всё новые затеи. Наша задача вовремя найти и развить нужное и полезное. Появляются сотни затейников во дворах города, где уже красуются почетные афиши с гербом «Звени-Города». Эти афиши торжественно вручает совет детворы, разъезжающий в ярко раскрашенной машине «Звено-кол», что означает «Звени-Город на колесах». Появление этой выездной редакции вызвано необходимостью, самой логикой развития игры, которая уже вышла за пределы студии. Она потребовала содействия общественных организаций и областной печати. А перед организаторами программы встают новые задачи и новые вопросы: как отметить начало нового учебного года, как подготовиться к открытию музея? Ответы можно найти, лишь заразившись озорством телевизионной игры и серьезностью воспитательной цели программы.

Журнал «Советское радио и телевидение». 1969. № 12


Воспитывать личность

Как ответить на вопрос: чему учить и как учить? […]
Точно выразила свою сегодняшнюю задачу руководитель народной театральной студии Дворца культуры фабрики «Гознак» Галина Захарова: «Я хочу, чтобы каждый участник моего коллектива в тот момент, когда в его жизни возникнет острая ситуация, был готов дать бой безыдейности и безнравственности, своим поступком утверждая те высокие духовные идеалы, которые ему дороги».

Самодеятельный коллектив развивается по законам самой жизни. Его деятельность неразрывно связана с острыми общественными проблемами и событиями сегодняшнего дня.

Коллектив дает возможность детям ощутить нравственный смысл тех ситуаций, которые они воспроизводят на сцене и неразрывную целостность «элементов» системы Станиславского, которую гораздо сложнее постичь людям взрослым. Обязателен и объективен сам принцип неразрывной связи сценического обучения с действием, выходящим за рамки учебного процесса в жизнь, и с действием нравственным, то есть воздействием на личность исполнителя, на его отношение к искусству и к жизни. 

Как только единство общественного, нравственного и сценического действия разрывается, нарушается жизненная сущность самого процесса самодеятельного творчества.

Как сделать художественное творчество действием нравственным, в котором человек действительно что-то преодолевает, переоценивает в самом себе и уносит с занятий и репетиций что-то полезное для собственной жизни. Это главная задача режиссуры, и решать ее нужно каждый раз заново. КАК В ПЕРВЫЙ РАЗ. Любая форма учебной работы хороша, если она учит постигать окружающую жизнь, самого себя и воспитывает навык «жизненного творчества». Нет принципиальной разницы между учебным упражнением и спектаклем. Если это основное условие целостности театрального процесса соблюдено, тогда любая форма овладения сценическими навыками и повышения художественного уровня будет плодотворна. Сегодня как воздух нужна разработка методологии именно любительского творчества, где каждое учебное занятие, каждая репетиция учат не только тому, как хорошо играть, но и тому, как нужно сегодня жить, за что бороться в жизни.

Процесс любительского творчества продолжается и ждет своего научного осмысления. 

В. Дроздов, М. Футлик.
Отчетливая музыка. Пермь, 2015
Выборка из книги О. А. Мельчаковой

Вакансии

  • Rambler's Top100