Н.В.Мешков

К 160-летию со дня рождения

Имя Николая Васильевича Мешкова наконец-то заняло достойное место в череде замечательных деятелей нашего края и вошло в число номинантов проекта «Пермь Великая», прошедшего на нашем телевидении в 2009 г. Мало того, высокой оценки его имя удостоилось и на страницах центральных изданий, как «одно из славных имен России». Так велик был его вклад в развитие отечественной экономики. Это был государственно мыслящий человек, думающий о путях развития и процветания России. Основным делом своей жизни он считал развитие путей сообщения России, которые сравнивал с системой кровообращения, необходимой для обеспечения   развития экономики страны. Свою деятельность пароходчика он теснейшим образом связывал с организацией железнодорожного строительства, считая, что одно направление своим развитием подталкивает другое. Так, в конце 70-х гг. Х1Х в. развитию пароходства Мешкова немало способствовало строительство Уральской горнозаводской дороги от Перми до Екатеринбурга. В свою очередь, по мере развития своего дела Н.В. Мешков стремился продвинуть железнодорожное строительство.

Он проектировал провести железную дорогу от Оренбурга вдоль западного Приуралья в Печорский край. В рамках этого проекта, в 1914 г. он учредил «Акционерное общество Оренбург-Уфимской железной дороги». По мере налаживания строительства железной дороги, он собирался организовать и субсидировать специальные экспедиции для изучения и планирования водных и подъездных путей в Печерском и Припечорском бассейнах1. Трудно в рамках небольшой статьи перечислить все дела и начинания Н.В. Мешкова, важные для развития экономики, просвещения и культуры не только нашего края, но и всей России. Революция и гражданская война помешали осуществлению важнейших его проектов.

В нашем же сознании имя Н.В. Мешкова в первую очередь неразрывно связано с его общественной деятельностью и открытием в Перми классического университета – первого на Урале высшего учебного заведения.

Николай Васильевич Мешков (1851-1933) родился 30 мая 1851г. в г. Весьегонске Тверской губернии в семье торгового агента одной из петроградских кампаний, занимавшихся водными перевозками в бассейне Волги. Достаток семьи был более чем скромным. По семейной легенде в крови Василия Мешкова была примесь цыганской крови: чернокудрый, черноглазый, озорной, он был большим любителем дальних командировок, неделями и месяцами не бывал дома, а однажды пропал из дома на целых два года. Как видно, мать Николая Васильевича вышла замуж по большой любви и прощала мужу его частые и долгие отлучки. Вся тяжесть семейных забот и хлопот легла на ее хрупкие плечи, закалила ее характер, сделала практически главой семьи. Николай, старший из трех детей, был свидетелем тех тягот, которые приходилось переносить матери, чтобы достойно воспитать сына и дочерей. Очевидно, это стало источником того безграничного уважения и любви к ней, которое он пронес через всю жизнь.

С 15 лет началась трудовая и деловая жизнь Николая: отец начал брать единственного сына в деловые поездки, приобщая его к своим проблемам, знакомя с особенностями работы, помогая вникать в суть проводимых операций. Николай все схватывал на лету, быстро научился ведению счетоводства и кассы и вскоре стал заменять отца во время его отлучек. В 1870 г. отец простудился при спасении тонущего в Волге человека и вскоре умер. На плечи 19-летнего Николая легла забота о матери и двух сестрах.

В поисках достойного заработка он уехал в Казань, где поступил на службу в частную контору крупного купца И.Н. Соболева. Ответственность за порученное дело, инициатива и добросовестность молодого человека были по достоинству оценены. Вскоре его назначили «полным доверенным по управлению» лесной дачей и лесозаготовками, где он подтвердил свою деловую репутацию. Природный ум, необыкновенная энергия, редкий организаторский талант, безукоризненная честность и обязательность способствовали успешному продвижению молодого человека по службе. Последовало более крупное поручение: в марте 1874 г. Соболев назначил его на водные перевозки грузов. Это назначение стало важным рубежом в жизни Н.В. Мешкова, на всю жизнь связав его с водным транспортом.

В январе 1875 г. он перешел на службу в крупную пароходную фирму «Товарищество Волго-Невского пароходства» и уже в июле 1876 г. появился в Перми в качестве полного доверенного лица этой фирмы. Здесь он управлял довольно большим хозяйством: в ведении молодого Мешкова находилось 6 пароходов и 28 больших барж2. Успешное проведение ряда перевозочных операций, связанных с доставкой из Петербурга и других городов отечественной и импортной продукции для нужд строящейся Уральской дороги были высоко оценены «Товариществом», в два раза повысившим его жалованье. Вместе с тем, все больший интерес вызывал у Мешкова железнодорожный транспорт, интересы которого тесно переплетались и были взаимозависимы на уральском севере с развитием водных перевозок.

Несмотря на успешное развитие карьеры в «Товариществе», молодой Николай Мешков стремился к независимости и самостоятельности. Накопленный опыт уже позволял ему думать о собственном деле. В 1877г. он попросил у правления «Товарищества» разрешения на аренду или приобретение буксирного парохода. Получив такое разрешение он, совместно со своим другом М.И. Шулятиковым взял в долг 800 руб. и арендовал винтовой пароход «Пожва». За одну навигацию друзья получили на нем значительный доход. Через год, несмотря на лестное предложение «Товарищества» утроить его жалованье, он решил окончательно покинуть «Товарищество» и пуститься в самостоятельное «плавание», взяв в аренду все ту же «Пожву». Это было началом большого пути будущего предпринимателя, успешность которого обеспечивалась только личными способностями Н.В. Мешкова и его умением вести дела.

В короткое время, расширяя круг своей деятельности, Н.В. Мешков сумел установить деловые контакты с крупнейшими заводчиками и местным купечеством. Появилась постоянная клиентура. Из года в год увеличивалось количество принадлежащих ему пароходов на всей протяженности Волжско-Камского водного пути. Рос его авторитет в деловых кругах и у общественности Перми. Особенно он возрос и упрочился после того, как в тяжелый неурожайный 1891 г. по поручению Пермского земства он сумел заготовить и поставить в пострадавшие от засухи уезды Пермской губернии 400 тыс. пудов семенного зерна. Для проведения этой операции Земство доверило ему под честное слово 1,5 миллиона рублей. И Мешков с честью безукоризненно выполнил взятые перед Земством обязательства. Хлеб оказался прекрасного качества. Никакой выгоды при проведении этой операции Мешков не преследовал и не имел3.

Не удивительно, что задолго до возникновения университетской проблемы Н.В. Мешков стал видным и авторитетным деятелем нашего края. Член Губернского земского собрания, член правления Пермского отделения Крестьянского банка, член Губернского училищного совета, почетный член Общества содействия начальному образованию, он активно выступает за создание фонда в помощь сельским учителям, энергично ходатайствует об увеличении пособия Пермской бесплатной библиотеке, хлопочет о создании в Перми Народного дома, вносит свою лепту в строительство здания для Кирилло-Мефодиевского начального училища, активно участвует в делах Городской думы, возглавляет комиссию по празднованию 100-летнего юбилея А.С.Пушкина. В 1912 г. за заслуги перед городом он получает звание Почетного гражданина г. Перми. И все это – в соединении с огромной работой в своем пароходстве и на фоне непрекращающегося упорного самообразования.

К началу ХХ века это уже был широко образованный человек, хорошо известный в литературной, издательской и театральной среде. Он был лично знаком и приятельствовал с А.И.Куприным, который даже гостил у него в Перми, с
Ф.И. Шаляпиным и А.М. Горьким. Хорошо знал известного московского издателя И.Д. Сытина. Дружил с профессором Московского университета (будущим академиком) С.А. Чаплыгиным.

Сам окончивший в свое время всего четыре класса уездного училища, Н.В. Мешков понимал всю важность развития системного образования для широких народных масс и живо откликался на все инициативы, связанные с поднятием образовательного уровня и просвещения в нашем крае.

Самодержавие он считал тормозом в развитии страны, сочувственно относился к революционному движению, неоднократно укрывал в своем особняке разыскиваемых жандармерией революционеров, жертвовал крупные суммы революционным организациям. Были у него и студенты-стипендиаты, исключенные из высших учебных заведений за участие в студенческих волнениях. Им он давал средства на выезд за границу и продолжение обучения. В начале ХХ в. Мешков привлекался к дознанию по делу о Пермской организации РСДРП и даже подвергся годичной высылке из Перми. В 1906-1908гг. он анонимно финансировал издание журнала «Былое», имевшего явно выраженный антиправительственный характер.

Роль Н.В. Мешкова в открытии Пермского университета была апофеозом его общественной деятельности. К этому времени он пользовался большим авторитетом и влиянием не только в деловых и финансовых кругах, но и в министерских сферах.

Открытие университета в Перми было большим событием не только для Урала, но и для всей России. В то время на территории России действовало 13 университетов. Все они находились в ее европейской части, за исключением Томского – единственного на весь огромный Урало-Сибирский регион.

Общественность Урала с конца 80-х годов Х1Х в. поднимала вопрос о создании высшей школы. В Перми первый доклад на эту тему был прочитан в 1887 г. С 1898г. начинается длительная переписка Пермской городской управы  с центром об открытии высшей школы в Перми. Однако, правительство не спешило с решением этого вопроса.

Началась 1-я Мировая война. В 1915 г., в связи с положением на фронте, возникла необходимость эвакуации вглубь страны университета из г. Юрьева (Тарту). 20 октября 1915 г. в Пермь прибыл профессор Юрьевского университета К.Д. Покровский с ходатайством о предоставлении помещений для эвакуируемого университета. На совещании при Городской управе был поставлен и серьезно обсуждался вопрос о переводе Юрьевского университета в Пермь на постоянное размещение. Принципиальных возражений этот вариант у гостя  не встретил. Все упиралось в финансовые возможности города, которые были не в состоянии удовлетворить потребности будущего университета. В этот напряженный момент городская управа получила телеграмму из Нижнего Новгорода от находившегося там Н.В. Мешкова с предложением внести в кассу города на нужды будущего университета 500.000 рублей.

Инициатива Мешкова явилась побудительным мотивом к цепи пожертвований со стороны общественных организаций и частных лиц: телеграмма Мешкова была получена Управой 5 ноября 1915 г., уже 14 ноября такую же суммы вносит в фонд будущего университета Городская дума, начинаются пожертвования со стороны уездных земств, 18 января 1916 г. жертвует полмиллиона Губернское собрание и т.д. Ко времени окончательного решения вопроса общая сумма пожертвований на университет достигла 2.876.297 рублей.

Телеграмма Мешкова позволила органам городского управления уже уверенно ходатайствовать перед центром о переводе Юрьевского университета на постоянное размещение в Пермь. Одновременно Городская дума предоставила Мешкову неограниченные полномочия для решения этого вопроса в правительственных кругах4.

Вдохновленный надеждой увидеть город, ставший его второй родиной, центром научной мысли и просвещения на Урале, Н.В. Мешков немедленно развил бурную деятельность. В ход были пущены и личные связи, и деньги. Но главное – энергия и настойчивость с которыми он доказывал в Петрограде сановникам царского правительства необходимость открытия университета в Перми. Для завоевания симпатий членов Государственной думы и Государственного совета в пользу Перми при решении вопроса о переводе Юрьевского университета, Н.В. Мешков на свои средства, с помощью третьего лица, издал небольшую, но хорошо оформленную и написанную хорошим слогом брошюру, в которой обосновывалась необходимость создания университета в Перми. В день обсуждения вопроса эта брошюра оказалась на местах всех членов Государственной думы. Получили ее и министры. Сейчас один экземпляр этой брошюры находится в музее Пермского государственного университета. Называется она «Заря высшего просвещения на Урале – университет в Перми». Издателем ее значится К.Д. Ростовцев – «представитель и особоуполномоченный» Н.В. Мешкова в Уфе5.

Деятельность Мешкова способствовала тому, что «…потребность университета в Приуральском крае была признана делом государственной важности»6.

Огромное значение для успешного решения университетской проблемы была передача Н.В. Мешковым в распоряжение будущего университета комплекса новых строений на Заимке – Ночлежного дома имени его матери Е.И. Мешковой. Позднее он отдаст в пользование университету собственный красавец-особняк и выстроит новое здание на территории бывшего Алафузовского завода. В то же время он уже думает об организации и субсидировании конкурса на лучший проект зданий для будущего университетского городка7.

В ноябре 1915 г. Совет Юрьевского университета принял решение об эвакуации в Пермь. Хлопоты Мешкова способствовали санкционированию этого решения министром народного просвещения. С этого времени Н.В. Мешков, непрерывно будоражит и министра, и ректорат Юрьевского университета телеграммами и напоминаниями о необходимости скорейшей перевозки оборудования в Пермь с тем, чтобы оно могло быть полностью размещено на новом месте к началу учебного года. В конце 1915 г. часть имущества университета была отправлена железной дорогой в Пермь. В Юрьеве, по поручению Мешкова, непосредственно следила за своевременной погрузкой и отправкой вагонов с имуществом его сестра – Таисия Васильевна Розанова. Она же информировала Городскую управу о ходе этой работы. Всего в декабре1915 – марте 1916 г. в Пермь было отправлено около 100 вагонов с имуществом университета.

Между тем, вопрос об эвакуации Юрьевского университета в Пермь по ряду причин был снят. Однако работа проделанная Мешковым, завершилась триумфально: 13 июня 1916 г. «последовало по докладу министра народного просвещения высочайшее соизволение на учреждение а Перми отделения императорского Петроградского университета, которое кладет основание учреждению в будущем самостоятельного Пермского университета»8.

Всего через 3,5 месяца после «высочайшего соизволения» университет был открыт.

И в этом немалая заслуга Мешкова: с большим трудом он добивается освобождения от постоя войск переданных им университету зданий Ночлежного дома, ремонтирует их за свой счет, с «неизменной отзывчивостью, спешно предпринимает сооружение нового громадного корпуса на месте завода Алафузовых» (сейчас это корпус № 5 университета).

За 7 месяцев энергией и волей этого человека, в труднейших условиях 1-й Мировой войны, была завершена восемнадцатилетняя борьба общественности Перми за создание высшей школы. И Пермь получила не просто узко-специализированное высшее учебное заведение, а классический университет.

Накануне открытия университета, 30 сентября 1916 г., Пермская городская дума чествовала Н.В. Мешкова. В процессе чествования, среди прочего было решено поместить портрет Н.В. Мешкова в зале заседаний Думы и переименовать Набережную улицу в улицу Н.В. Мешкова. В репортаже об этом событии еженедельник «Пермская земская неделя» писал: «Пермский университет – заветнейшая мечта целого поколения лучших пермских граждан, получен, наконец, Пермью, благодаря неустанной деятельности в этом направлении и любви к родному краю Почетного гражданина города Перми Н.В. Мешкова. Он до такой степени слился с университетом, что пройдут долгие годы и в воспоминаниях о переживаемых сейчас нами университетских днях мы неизбежно услышим имя Мешкова9. В речах, произнесенных на открытии университета, редкое выступление обходилось без упоминания имени Н.В. Мешкова.

За всю историю нашего города не было ни одного (!!!) общественного деятеля, который при жизни удостоился бы такой восторженной благодарности, такого чествования, каким наградили современники Почетного гражданина г. Перми Николая Васильевича Мешкова.

Через год, 6 мая 1917 г. Пермское отделение Петроградского университета получило статус самостоятельного Пермского университета. А 29 сентября 1917 г. Совет университета избрал Н.В. Мешкова своим почетным членом «за выдающиеся заслуги в деле основания университета в Перми»10.

Без Н.В. Мешкова не было бы у нас в Перми университета. И это понимали его современники, потому и чествовали его так восторженно. Они, и в первую очередь сам Н.В. Мешков, понимали непреходящее значение открытия университета в Перми: войны заканчиваются, сменяются общественные формации и правительства, а университеты живут и являются движителем прогресса и духовного развития наций и народов, передавая эстафету познания из рук одного поколения в руки другого.

Революционные события 1917 г. застали Н.В. Мешкова в Москве, где он в это время жил почти постоянно. К этому времени его состояние оценивалось не менее чем в 60 млн. рублей. Крупнейший пароходовладелец, он был хозяином железных дорог, складов, пристаней, мастерских, большого участка Нижегородской ярмарки с гостиницей, заводов и издательств. Он отказался от эмиграции, решив разделить судьбу России, что бы с ней не произошло. Пережил национализацию своего пароходства и конфискацию капиталов. Был арестован и три месяца сидел в Бутырской тюрьме, откуда был выпущен по ходатайству секретаря В.И.Ленина Л.А.Фотиевой и народного комиссара путей сообщения Л.Б.Красина, через которых в свое время передал немалые средства на деятельность ленинской партии. Зная и высоко оценивая деловые качества  Н.В. Мешкова, Красин пригласил его на должность консультанта в Народный комиссариат путей сообщения (НКПС). Мешков принял это предложение. Находясь в этой должности, он стал консультантом так дорогого ему Волжско-Камского пароходства. Неоднократно бывал в Перми. Всегда интересовался и был в курсе университетских дел. Помог Н.Н.Серебренникову в перевозке художественных ценностей из Москвы в Пермскую художественную галерею. Здесь он проработал до марта 1931г., по мере своих сил способствуя сохранению и развитию транспортных артерий России.

Умер Николай Васильевич Мешков 19 июня 1933 г. в Москве, от тяжелой продолжительной болезни и похоронен на Введенском (Немецком) кладбище.

В год празднования 160-летия со дня рождения Н.В.Мешкова и 95-летия с открытия Пермского государственного университета хотелось бы напомнить городским властям о давнем постановлении Пермской городской думы присвоить имя Мешкова Набережной улице Перми. Но самым достойным было бы присвоение имени Н.В. Мешкова нашему университету.

Н.Д.Аленчикова,
историк-архивист

1 Сб. Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала ХХ века.  Москва, 1997г. с.239
2 Там же, с.241
3 Р.И.Рабинович. Опальный миллионер. Пермь, 1990г., с.43-44
4 ГАПК, ф.35, оп.1, д.321, л.59об.
5 ГАПК, ф.35, оп.1, д.276, л.98
6 ГАПК, ф.35, оп.1, д.321, л.56
7 Иллюстрированный сборник Пермского губернского земства. Вып.П. Пермь,1916г.,с.43
8 ГАПК, ф.35, оп.1, д 321, л.56
9 «Пермская земская неделя», № 40, 1916, 9 октября. С.6
10 ГАПК, ф.р-180, оп.1, д.72, л.39

 

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100