Газета «Звезда» от 15.06.1940 г.

БРЫНЗА

Находясь по своим колхозным делам в городе Чердыни, председатель Пакчинского колхоза Щеткин узнал, что его просит зайти секретарь райкома. Зачем? — думал по пути в райком Щеткин. — Если по посевной, то тут ко мне не подкопаешься, скоро закончу, со сдачей молока, мяса тоже благополучно. В чем же дело?

В кабинете секретаря Щеткин сел и терпеливо ждал, что скажет секретарь. Но секретарь тоже молчал, видимо обдумывая, с чего начать разговор.

— Товарищ Щеткин! — начал секретарь, — вы знаете, что в некоторых колхозах брынзой упорно не желают заниматься, а кое-где по району пытаются просто сорвать это важнейшее дело.

— Знаю.

— Как вы на это смотрите?

— По-моему нужно начинать.

— Ну, а сам начал?

— Нет.

— Почему?

— Отвечать, конечно, трудно почему, дело-то ведь незнакомо, в истории Чердыни это ведь впервые.

— Впервые это верно, но ведь есть решение партии.

— Да, поэтому-то и придется попробовать.

— Пробовать поздно, твой приятель Жунев в Губдоре уже попробовал. Вот на, покушай, — при этом секретарь отодвинул ящик своего письменного стола, вынул маленький сверток в белой бумаге и медленно развернул, на столе лежал квадрат белой плотной массы.

— Это и есть брынза? — спросил Щеткин, внимательно рассматривая белый кусочек.

— Да это и есть брынза, причем брынза губдорская. Кушай! — Отрезав кусочек, Щеткин, долго жевал его, потом дал свое, как всегда, короткое заключение:

— Хороша.

— Хороша, да губдорская. Опередил тебя Жунев. Догонять нужно, как ты думаешь? Щеткин тяжело, медленно встал, как-то недовольно надулся, густо покраснел, надел свою выцветшую на солнце от времени кепку и направился к выходу, потом машинально вернулся, подал секретарю руку, проговорил:

— Думаю, что брынза у нас в колхозе тоже будет. До свиданья!

Пять километров, которые отделяют Чердынь от Пакчи, Щеткин, не погоняя лошади, ехал в глубоком раздумьи: с чего начать это новое для колхоза дело? А начинать его нужно, и начнем, — мысленно решил он. — Добились же мы зажиточной жизни в колхозе, а в животноводстве с чего на­чали? Тоже многие не верили, а сейчас поверили. Так и с брынзой. Получили брынзу в Губдоре? Значит, и мы получим.

В этот же вечер он собрал актив колхоза, на который пригласил лучших женщин-овцеводок, коротко рассказал активу об инициативе губдорцев. В заключение заявил: с утра завтра пятнадцать овцематок, у которых большие ягнята, начнем доить, ответственной за это дело будет товарищ Щипунова.

Я? — испуганно переспросила Щипунова. — Да ведь меня бабы засмеют.

— Смеяться перестанут, когда получим брынзу.

Ночь показалась Щеткину слишком длинной, заснуть он не мог. А утром сам, запустив пальцы в густую мягкую шерсть, держал бьющихся, не привыкших к доению, робких овец.

— Очень мало, товарищ Щеткин, — подавая неполный стакан густого, теплого, только что надоенного овечьего молока, проговорила обиженным голосом Щипунова.

— Да, неполный стакан от 15 овцематок, мало, даже очень мало, но ты помнишь, сколько мы получили в 1938 году молока от одной коровы?

— Помню.

— Сколько?

— Отдельные коровы и 400 литров не давали.

— Сейчас?

— Сейчас некоторые за полторы тысячи литров перевалили.

— Вот видишь, — хитро подмигнув, ответил Щеткин, — так и овцы... Корчагу сразу, конечно, овца никогда не даст, но завтра уже обязательно даст больше, чем сегодня.

— Значит завтра опять доить?

— Доить ежедневно, об этом больше и не спрашивай.

На другой день было надоено полтора литра, а на третий два с половиной. А вечером на пятый день на столе у Щеткина лежал брус в два килограмма брынзы. В кабинете молча, даже с некоторой торжественностью, сидел актив колхоза, дожидаясь, когда начнет говорить председатель. С довольной улыбкой на загорелом лице Щеткин, показав пальцем на лежащий на столе белый брус брынзы, начал:

— Вот она брынза. Это новый продукт, который у нас не вырабатывался. Оказывается продукт не только вкусный, но и выгодный. Вот пробуйте и дайте свою оценку.

Пока актив осторожно, тоненькими ломтиками клал в рот брынзу и недоверчиво медленно жевал, Щеткин звонил в Чердынь:

— Алло! Алло! Чердынь? Мне секретаря райкома. Секретарь? Это из Пакчи Щеткин. Здравствуйте! Есть брынза товарищ секретарь.

— Какая на вкус? Сейчас отвечу.

— Из райкома спрашивают, как брынза на вкус, нравится ли? — спросил Щеткин уже у смело жующего актива.

— Передайте, что очень вкусно,— почти хором ответил актив.

— Алло! Райком? Общая оценка - хороша. Что? Для сессии райсовета приготовить? Сколько? Закрыв телефонную трубку рукой, Щеткин тихо передал активу: райком просил для сессии райсовета изготовить килограмма три брынзы. Как думаете, дадим?

— Сделаем, — дружно ответил актив.

— Будет брынза, товарищ секретарь, до свидания!

5 июня на третьей сессии райсовета впервые в истории Чердыни в буфете торговали брынзой, изготовленной в Пакчинском колхозе.

Н. ВОЛЬНЫЙ.

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100














.