Он полон сил для новых свершений

К 90-летию пермского балета

Сегодня слова «Пермь» и «балет» немыслимы друг без друга. Бренд «пермский балет» известен во всем мире, при- чем этот статус сложился задолго до того, как само понятие вошло в повседневную речь. Пермский балет – это труппа Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского и школа – Пермский государственный хореографический колледж. Первая в 2016 году отмечает свое 90-летие, второй в 2015-м отпраздновал 70-летний юбилей.

От простого к сложному

Пермь, ведущая свою историю с XVIII века, всегда была музыкальным городом, но городом с балетной судьбой по-настоящему стала в ХХ веке. 2 февраля 1926 года на сцене городского театра, где опера жила уже почти полвека, состоялась балетная премьера – «Жизель» французского композитора Адольфа Адана. Это был первый хореографический спектакль, который пермяки поставили силами театра и постоянной труппы. Основу труппы составляли выпускники хореографической студии при театре. До ее возникновения балетный ансамбль в Перми был малочисленным. К примеру, в 1896 году в театре было всего три пары. Не сильно изменилась ситуация и в последующие годы. Ко всему прочему состав танцовщиков часто менялся. Балет выступал в таких спектаклях, как «Жизнь за царя» (в советские годы – «Иван Сусанин») и «Руслан и Людмила» Михаила Глинки, «Фауст» Шарля Гуно и др. Лишь в 1915 году балетная труппа сумела показать несложные танцевальные дивертисменты, которые шли после небольших опер. К тому времени кроме ведущей пары (Середницкая и Баланотти) коллектив насчитывал четырнадцать человек кордебалета. Руководил труппой балетмейстер Ковальский (к сожалению, источники не сохранили имен артистов целиком).

В общих чертах восстановить картину того времени помогают материалы из архива театра. Вот что сообщает о событиях, предшествовавших «Жизели», издание 1971 года:

«В конце 1923 года в Пермь приехала группа артистов бывшего Мариинского театра во главе с балериной Маклецовой. Они показали отрывки из классических балетов “Дон Кихот” Л. Минкуса, “Лебединое озеро” П. Чайковского, “Коппелия” Л. Делиба и ряд характерных танцев. В 1924 году Пермь посетили солисты Большого театра Е. Гельцер и В. Тихомиров, В. Кригер и М. Мордкин. В этом же году вторично состоялись гастроли группы ленинградского балета (М. Кожухова, Б. Пономарева и др.). На этот раз помимо отрывков из “Лебединого озера” были показаны фрагменты из балета П. Гертеля “Тщетная предосторожность”». Выступления крупных мастеров хореографии вызвали большой интерес среди пермских зрителей. «Приезд… таких больших артистов является настоящим театральным событием», – писала газета «Звезда».

Наконец, в 1925 году в Перми была основана первая театральная студия, начавшая
подготовку кадров артистов балета, а также драмы, хора и оркестра. Балетное отделение насчитывало двадцать человек – молодые рабочие, учащиеся, малыши. Преподавателями были режиссеры, балетмейстеры и актеры театра. Занятия проходили в маленьком деревянном флигеле во дворе театра.

В подготовке местных балетных кадров большую роль сыграл Б. Щербинин, воспитанник школы Большого театра. Опытный танцовщик и педагог, он с успехом передавал свои знания ученикам. Борис Щербинин и подготовил знаменательную премьеру «Жизели». Он же, как говорилось в программке к спектаклю, исполнил роль «принца Альфреда» (общепринятое название этой партии – «граф Альберт»). Партию крестьянки Жизели, влюбленной в графа Альберта и погибшей из-за его обмана, танцевала солистка Л. Соколова. Дирижировала балетом одна из первых в стране дирижеров-женщин Елена Сенкевич.

В шаге от мечты

Успех «Жизели» был абсолютным и подтвердил жизнеспособность коллектива, подготовленного Щербининым. Студия работала и после его отъезда из Перми, новыми руководителями стали прима-балерина театра Н. Кузнецова и балетмейстер Б. Кирхгейм. Кордебалет в то время насчитывал двенадцать человек.

На подготовку следующей балетной премьеры ушел год. 22 февраля 1927 года пермяки увидели «Коппелию» композитора Лео Делиба в постановке Кирхгейма, который исполнял партию мастера кукол Коппелиуса. В главной роли – Сванильды – выступила, по воспоминаниям зрителей, «очень техничная» Кузнецова, а в роли жениха Сванильды Франца – премьер Иванов.

Громкий успех сопутствовал балету «Красный мак» Рейнгольда Глиэра, поставленному в 1929 году Екатериной Пушкиной. Окончив балетную школу в Ленинграде, она начинала свою карьеру балериной Одесского театра оперы и балета, а потом приехала в Пермь. В этом спектакле она лично исполнила главную партию – китайской актрисы Тао-Хоа. Балет пользовался необычайным успехом. Спектакли шли через день, но число желающих попасть в театр не убывало.

В начале 1930-х труппу, которая к тому моменту насчитывала двадцать человек, возглавила Ольга Чаплыгина, выпускница студии Михаила Мордкина, начинавшая свою танцевальную карьеру в театре Московского Совета рабочих депутатов, считавшемся в то время филиалом Государственного академического Большого театра. Чаплыгина сумела пополнить пермскую труппу новыми ведущими солистами и молодежью, в том числе выпускниками Московской балетной школы.

Она же стала первым постановщиком в Перми балета Петра Ильича Чайковского «Лебединое озеро». Премьера состоялась 20 октября 1931 года. Пермская балетная студия. 1924 г.

Время шло, а в труппе по-прежнему остро ощущалась нехватка танцовщиков-мужчин. Это ограничивало репертуар и серьезно препятствовало росту коллектива. Почти все балетмейстеры вынуждены были использовать в массовых сценах любителей, а на драматических партиях – артистов оперы. Вот почему новый руководитель Александр Монковский, приехавший в Пермь в 1934 году, сразу стал настаивать на новом наборе в студию, к этому времени «замороженную». Ему это удалось, и к середине 1930-х труппа уже имела довольно крепкий состав солистов. И все же репертуар пополнялся медленно. Как и другие провинциальные театры тех лет, пермский был вынужден довольствоваться редакциями столичных постановок, а вместо новых премьер – «косметическим» обновлением декораций и костюмов в уже идущих спектаклях. Это привело к тому, что к концу десятилетия многие солисты покинули театр и в жизни балетной труппы наступил заметный спад.

Последним ярким событием довоенного периода стал спектакль «Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева, поставленный в марте 1941 года Георгием Язвинским, выпускником Московского хореографического училища по классу педагога Александра Горского. Это была презентация обновленного состава труппы, насчитывающей уже пятьдесят артистов. Пресса отмечала, что «Бахчисарайский фонтан» стал «новым серьезным шагом нашего балета». Приближалась новая эра в истории пермского балета.

С новыми силами

Великая Отечественная война 1941–1945 годов согнала с привычных мест московские и ленинградские культурные институции. Среди прочих в 1941-м в Пермь (тогда Молотов) были эвакуированы Ленинградский академический театр оперы и балета им. С. М. Кирова (Мариинский театр) и Ленинградское хореографическое училище (ныне Академия русского балета им. А. Я. Вагановой). Местная труппа уступила прибывшим театр, переместив свои выступления в крупнейшие города области.

За три неполных года ленинградские артисты перенесли на пермскую сцену 27 оперных и балетных постановок, показали несколько премьер. Здесь танцевали Галина Уланова, Наталья Дудинская, Фея Балабина, Нина Анисимова, Константин Сергеев, Семен Каплан и др. Дальновидным стало решение открыть в Молотове собственную хореографическую школу по образцу Ленинградского училища, возглавляемого легендарным педагогом Агриппиной Вагановой. Когда в 1944-м ленинградцы возвращались домой, в городе остался класс, который годом ранее набрали из местных детей. Поначалу класс существовал как студия при театре, но уже в 1945-м студия была преобразована в хореографическое училище. Руководителем училища стала прекрасно владеющая «методом Вагановой» Екатерина Гейденрейх, в прошлом балерина театра им. Кирова.

В самом местном театре тоже произошли коренные изменения. Труппу пополнили выпускники Ленинградского училища, пришли новые солисты – Анастасия Кокурина, Надежда Павлова со своим педагогом Л. П. Сахаровой Андрей Бабанин, Серафима Рудина и др. Новая эпоха труппы, в которой отныне были танцовщики разных возможностей и характеров, началась со сложного классического балета «Дон Кихот» Людвига Минкуса в постановке Язвинского в 1946 году. Некоторое время спустя труппа стала пополняться за счет крепнувшего с каждым годом хореографического училища.

На пике успеха

С 1947 года училище (ныне – колледж) располагается в здании бывшего епархиального женского училища по адресу: Пермь, ул. Петропавловская (в советские годы – Коммунистическая), д. 18. До театра отсюда один квартал. Театр и школа взаимосвязаны и усиливают друг друга. Учащихся пермской балетной школы видно сразу. Начиная с 1965 года – с первой победы Риммы Шлямовой и Льва Асауляка в Варне, – они регулярно занимают высокие места на международных конкурсах. Рожденный на стыке двух эстетических систем, московской и ленинградской, пермский балет взял от «старших сестер» лучшее: петербургскую виртуозность (спасибо наследию Екатерины Гейденрейх) и московскую эмоциональность танца (на протяжении тридцати лет, с 1973 по 2004 год, художественным руководителем Пермского училища была «москвичка» Людмила Сахарова; в 1977–1980 и 1982–1983 годах она также возглавляла балетную труппу театра). По этим чертам распознается и стиль труппы Пермского театра оперы и балета, ее кордебалета, в большинстве своем состоящего из выпускников местной школы.

Если кордебалет – фундамент балетной труппы, то солисты – кариатиды. «Лирически самоуглубленная, сдержанная, но в то же время проживающая спектакль до самоотречения» – такой была на сцене балерина Римма Шлямова. «Легкое дыхание» – так словами Бунина определяла стиль Галины Шляпиной влюбленная в нее публика. Широкая известность к балерине пришла в 1980-м, когда пермский балет принимал участие в культурной программе московских Олимпийских игр: тогда весь мир следил за переживаниями ее Жизели, создания двух великих стихий – танца и любви. «Нежная и жизнерадостная озорница» Надежда Павлова – балерина-вундеркинд, приковавшая к себе внимание театральной общественности еще ученицей. В 1973 году 17-летняя Надя выиграла Гран-при II Международного конкурса артистов балета в Москве. Описание танца Елены Кулагиной, прима-балерины Пермского театра 1982–2008 годов, звучит как формула пермского стиля: «Главное достоинство балерины – поэтичность танца. Необыкновенная “протяженность” рук, утонченность движений корпуса, невесомость, полетность прыжка, геометрическая точность фуэте, великое чуть-чуть, при котором техника превращается в искусство».

1970-е, когда труппу театра возглавлял балетмейстер Николай Боярчиков, выпускник Ленинградского хореографического училища, театроведы называют «золотым веком» в истории пермского балета. Всего шесть лет – с 1971 по 1977-й, – но целая эпоха. До сих пор при упоминании имени Боярчикова у пермских театралов загораются глаза. При нем театр был своеобразной творческой лабораторией, где велись поиски новых хореографических форм и средств выразительности, углублялись принципы режиссуры и исполнительской образности. Его балет «Ромео и Джульетта» на музыку Сергея Прокофьева, поставленный в 1972 году (возобновление в 2007-м), не сходил со сцены более 35 лет, увлекая в шекспировский мир всё новые и новые поколения зрителей.

Затем были спектакли Георгия Алексидзе (1970–1982), период эксклюзивных постановок Владимира Салимбаева (1983–1989), работавшего с уральской литературой и уральскими композиторами (балеты «Каменный идол» Дмитрия Суворова и «Холодное сердце» Игоря Ануфриева). С 1989 по 2002 год труппу театра возглавлял Кирилл Шморгонер, в прошлом сам танцевавший здесь ведущие партии. Его сменила на посту художественного руководителя труппы также бывшая солистка пермского балета Наталья Ахмарова (2002–2009). Статус третьей хореографической столицы, третьей балетной Мекки после Москвы и Санкт-Петербурга прочно прикрепился к Перми. С 1990 года здесь проходит собственный фирменный балетный конкурс «Арабеск», открывающий каждые два года новые имена будущих звезд. В 2012-м ему было присвоено имя великой балерины Екатерины Максимовой. Уникальная черта пермяков – в их нацеленности на эксклюзив. Появление в репертуаре спектаклей главного хореографа ХХ столетия Джорджа Баланчина привело к новому карьерному взлету труппы. Без Баланчина невозможно представить и понять сегодняшний пермский балет. «Критика, в том числе и западная, говорит о “пермском Баланчине”: его сочинения в трактовке уральских танцовщиков выглядят не холодно-отточенными музейными редкостями, а живыми, исполненными драйва и загадочных тайн», – отмечает балетный критик Лариса Барыкина. Знаком всеобщего признания стал приз Национальной театральной премии «Золотая маска» за спектакль Ballet Imperial на музыку Чайковского в 2004 году. На известность Перми как балетного города работает и география гастролей театра. В начале 1960-х коллектив впервые выехал за рубеж: Англия, Франция, Германия, Куба и страны Юго-Восточной Азии. Для 1970-х было характерно дальнейшее расширение границ: страны Латинской Америки и Западной Европы. В 1980–1990-х театр стал тесно сотрудничать с Японией, Китаем и Южной Кореей, а также с Испанией. В конце 1990-х была заложена многолетняя традиция выступлений балета в Ирландии, Франции и Нидерландах.

Новая эра

С 2009 года художественным руководителем пермского балета является Алексей Мирошниченко, выпускник Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, вновь петербуржец в Перми. По аналогии с «золотым веком» Боярчикова период Мирошниченко называют веком «серебряным». Всё, что бы он ни предпринимал – от редакции классического «Лебединого озера» Петра Чайковского до эксклюзивного «Условно убитого» Дмитрия Шостаковича, – приковывает к себе пристальное внимание балетоманов и прессы. Пермский балет под его руководством – одна из самых прогрессивных и динамично развивающихся танцевальных компаний мира. В ее репертуаре как шедевры классического наследия, так и лучшие образцы современной хореографии. При Мирошниченко репертуар пермского балета быстро прирос редкими для российского контекста именами хореографов – Иржи Килиана («Свадебка» Игоря Стравинского), Уильяма Форсайта (The Second Detail Тома Виллемса), сэра Фредерика Аштона («Конькобежцы» на музыку Джакомо Мейербера) и сэра Кеннета Макмилла- на («Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева и «Зимние грёзы» Чайковского).

Художественная стратегия, которую Алексей Мирошниченко претворяет в жизнь, не раз была высоко оценена профессиональным сообществом: два спецприза премии «Золотая маска» – проекты «Видеть музыку» (2012, «За поиск в современной хореографии») и «В сторону Дягилева» (2013, «За восстановление дягилевского репертуара»). Интеллектуальный панорамный подход - отличительная черта нынешнего главного балетмейстера. В 2011 году он поставил балет «Шут» Прокофьева, который спустя 90 лет со дня первой премьеры был явлен миру в приближенных к оригиналу декорациях и новой хореографии. В 2015-м обнаруженные ранее в Архиве Д. Д. Шостаковича неизвестные партитуры композитора обрели в Перми сценическую жизнь в опере «Оранго» и балете «Условно убитый».

Заслуживает внимания и то, что сегодня пермская балетная труппа исполняет на зарубежных гастролях не только классический репертуар, но и современные постановки. Так, летом 2012 года был успешно представлен балет «Свадебка» в Афинах, а осенью 2013-го на сцене Королевского театра в Мадриде – «Шут». Второй год подряд ведущие пермские танцовщики совместно с этуалями Большого и Мариинского театров участвуют в гала-концерте «Звезды русского балета» в канадском Монреале. И второй раз становятся победителями телевизионного конкурса «Большой балет» на российском канале «Культура».

Перешагнув через отметку своего 90-летия, пермский балет сегодня молод как никогда и полон сил для новых творческих свершений.

Н. М. Овчинникова

Вакансии

  • Rambler's Top100