Остановись мгновенье

О.А. Мельчакова,
главный архивист

Смотреть стенды

Мотя Кузнецов, февраль 1915 года29 ноября исполняется 115 лет со дня рождения фотографа Матвея Иосифовича Кузнецова. К юбилею мастера в МУ «Архив города Перми» принят его личный фонд, состоящий из фотографий по истории города Перми, фотографий самого фотолетописца и личных документов.

Плотно завешанные окна. Красный фонарь. Прозрачная вода, белая бумага… И вдруг!.. На бумаге медленно проступает изображение, все четче и четче… Какого мальчишку не заворожит это волшебное чудо — создание фотографии. А если случилось это событие 100 лет тому назад?

Волею судьбы оказался деревенский парнишка — Матвей Кузнецов — на хозяйственной работе за харчи в фотографии А.?А. Якунина на улице Покровской. В Пермь Матвей пришел из Орды с попутным обозом, добирался восемь суток в морозном феврале 1908 года. Сначала столярничал и слесарничал в детском приюте, у фотографа Якунина был «на побегушках», топил девять печек. Но, на счастье, доводилось и аппарат заряжать, тащить его за хозяином, куда прикажет, устанавливать. Уже в первый год работы у Якунина, в 1909 году, с колокольни кафедрального Улица Кунгурская (Комсомольский проспект), снимок был сделан с колокольни Спасо-Преображенского кафедрального собора, 1909 годСпасо-Преображенского собора М. Кузнецовым был сделан снимок Кунгурского (Комсомольского) проспекта. Оно и понятно, не барское это дело по колокольням лазать. Только с хозяином был допущен Мотя в здание госбанка и из окна сделал снимок площади у центральной аптеки. Фотография сделана в 1910 году. Вызывает улыбку вид извозчика, «праздно» задравшего ноги на «облучок», в ожидании пассажира, здание аптеки не изменилось, зато здание казенной палаты теперь надстроено и «ввысь» и «вширь» — в нем располагается Пермская мэрия, то же произошло с магазином Петровских — ныне центральный гастроном. На другой фотографии в спокойных водах красавицы Камы отражаются здания Пермской набережной: железнодорожный вокзал, дом Мешкова, здание семинарии — восхищает художественное мастерство юного фотографа, сделавшего фотографию с лодки. Матвею же пришлось везти в телеге фотоаппарат на ипподром для того, чтобы сфотографировать первый аэроплан в городе авиатора В. Каменского — будущего поэта.

Позднее Кузнецов видел испытания Василия Каменского аэрохода на Каме. Эти впечатления так запали в голову Матвея, что он и сам пытался заняться изобретательством. Придумывает водоплан, летающие стулья, летающие лапти. Свои конструкторские способности всю жизнь будет применять при усовершенствовании фотоаппаратуры.

Манило и кружило голову искусство фотографии, но не торопился хозяин обучить подсобного работника тонкостям своего ремесла. Лучшей школой оказались фотографии Н.?А. Бурденкова и В.?Н. Казанцева. Фотографироваться приходили нарядные дамы и кавалеры. Сохранились фотографии красавца — франта Моти Кузнецова. На фотографии 1912 года, где Матвей в элегантном костюме, в шляпе и с зонтиком, имеется надпись «победитель конкурса красоты». То ли правда проводились такие конкурсы, то ли это очередная шутка, ведь Матвей Иосифович любил и умел шутить. Но на фото он действительно хорош.

Празднование 15-ой годовщины Октябрьской революции. Здание Городского комитета ВКП(б) в праздничном убранстве, Ф.1053.Оп.2.Д.26 Путь фотографа до революции и в первые годы Советской власти был не простым. Матвей работал кладовщиком на складе железной дороги, был студентом и временно исполняющим должность директора художественного техникума (прозвище ВРИДОЧКА сохранилось среди друзей на всю жизнь), был бойцом частей особого назначения (ЧОН), но уже не мог обойтись без фотоаппарата.
Вот такие памятники ставили в Перми в 1920-е годыВ художественных мастерских (позднее техникуме) собрались влюбленные в искусство и жизнь люди. Можно только удивляться, что в холодное, голодное время, когда нечем было топить печки, когда на паек выдавали четвертушку хлеба да хвост селедки — люди учились искусству, ставили спектакли, писали стихи, устраивали на улицах города выставки своих работ. Матвей вел очень активный образ жизни. Личные документы фонда М.?И. Кузнецова рассказывают о том, что помимо обязанности директора техникума, он был инструктором графики и фотографии техникума, заведующим библиотекой, заведующим музеем и заведующим складом учебных пособий техникума, председателем пермского окружного комитета работников искусств (РАБИС), председателем педсовета художественного техникума, членом педсовета Мотовилихинского музыкального техникума, членом педсовета музыкальной школы, председателем фото-кино секции, депутатом Пермского городского Совета. Им сделаны фотографии открытия памятника к 3-ей годовщине Октябрьской революции — оказывается был такой у входа в оперный театр. Об одном из событий далеких 1920-х годов Матвей Иосифович оставил воспоминания: «В 1928 году Пермь посетил Владимир Маяковский. Мне посчастливилось быть участником встречи с ним в старом здании областной библиотеки (ныне библиотека им. А.?С. Пушкина). Маяковский читал много. Во время чтения он то садился, то ложился на топчан или ходил по сцене — три шага в перед, три — обратно, как в клетке, сжатый дружным кольцом слушателей. Одет он был в желтую кофту и с расписной деревянной ложкой в нагрудном кармане. Это выглядело очень эффектно на его богатырской фигуре. В тот период „революционной кипучести“ нам, молодым коммунистам, призывные слова стихов Маяковского, как горячие гвозди вбивались в наши головы на всю жизнь. Я пригласил его к нам в техникум. Маяковский пришел на другой день после выступления в библиотеке. Ребята окружили его, усадили посреди студии. Кто рисует его, кто читает свои стихи, кто задает вопросы. Я успел сделать несколько снимков его портретов и в окружении ребят. Пробыл он у нас около часа. Мы ему отдали штук 6 или 7 более удачных набросков, а к вечеру я напечатал с десяток фотоснимков и отослал ему».

Большим художником Матвей Иосифович не стал, но художественное видение окружающего мира помогло ему стать художником-фотографом. Кроме того, как писала в своих воспоминаниях художник Е.?В. Камшилова: «Кузнецов — активный и горячий организатор художественного просвещения города Перми. Находился всегда на гребне жизни искусства Перми 20 — 30 годов». М. Кузнецов дважды обращался к наркому просвещения А. Луночарскому с просьбой об освобождении от должности заведующего художественным техникумом, из-за недостатка образования, пока просьба не была удовлетворена.

Улица СибирскаяВ конце 1920-х годов М.?И. Кузнецов организовал фотографическое общество при научно-промышленном музее. В 1929 году от Пермского горкома партии Матвей Иосифович получает задание — организовать кооперативно-промышленную фотоартель. С этим заданием он успешно справляется и объединяет 19 мастеров-частников в одну артель «Фото-коллектив». События тех дней так же были отражены фотографом. Остались фотографии первых собраний и портреты артельщиков и даже фотоаппаратура артели. Эта артель стала основой будущего крупного объединения «Пермоблфото».

Период коллективизации так же нашел отражение в фотографиях М. Кузнецова начала 1930-х годов. Его фотографии: «Деревенские посиделки», «Ткачиха Александра», «Первая паужна», «Первая борозда» часто сопровождают исторические статьи, но имя автора не называется.

Он фотографирует пермских студентов и руководителей города, памятники, парады, митинги. Более двадцати фотографий празднования пятнадцатой годовщины Октябрьской революции были очень популярны с 1930-х до 1980-х годов, но имя Кузнецова всегда забывали назвать. В Советское время не были популярными фотографии церквей. Когда же к двухсотлетию Пермской епархии стали искать фотографию единоверческой Свято-Троицкой церкви, что находилась на площади сенного рынка, на её месте сейчас располагается технический университет, то нашли её на фотографиях М. Кузнецова. Хотя фотографировал он парады Красной армии.

В заводской лабораторииСпециальным решением горкома ВКП (б) от 15 марта 1934 года под грифом «секретно» М.?И. Кузнецов был откомандирован на завод № 19 (им. В.?И. Сталина, Я.?М. Свердлова, авиамоторы) для организации фотолаборатории. Главной его задачей стала фотосъемка деталей двигателей для исследовательских целей. Об исследовательской работе М Кузнецова его коллега В. Яхлаков написал: «С 1934 года Кузнецов — фотометаллург, фоторепортер, фотоизобретатель, фотолюбитель, фотопрофессионал. Качество его снимков становится незаменимым при изучении дефектов, при обучении сборке и разборке моторов, при освоении трудной технологии». Его снимки повсюду: в кабинете директора, на конторке мастера, в альбомах главного конструктора, в завкоме на Доске почета, в папке у наркома. Матвей Кузнецов с прозорливостью художника и опытностью историка заснял все этапы строительства — от дощаного барака до дворцово-сталинских зданий — заводского поселка с фонтанами и гипсовыми скульптурами. Матвей Иосифович подсчитал, что только по истории завода им было выполнено более 1100 фотографий. Чтобы осуществить многие снимки, Фотографу выдавались специальные разрешения. На его фотографиях счастливые ребятишки заводского детского сада и гость завода — нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе, праздник песни у Дворца завода и футбольный матч на стадионе «Звезда».

Многие печатные издания обошла фотография «Мальчик, стоящий на ящике у станка — Это Валю Кусакина сфотографировал Матвей Иосифович. Не меньшую известность имеет фотография «Банка варенья», где директор завода А.?Г. Солдатов благодарит юных тружеников, которые своим трудом приближали День Победы.

В 1952 году был достроен заводской Дворец культуры, что не прошло без должного внимания фотолетописца. Директор завода А.?Г.Солдатов за строительство Дворца схлопотал несколько выговоров, пока не получил вызов «на ковер» к Берии, который курировал тяжелую промышленность. Из поколения в поколение заводчан переходит рассказ об этих событиях: «В качестве отчета А. Г. Солдатов представил огромный целевого назначения альбом, где во всем блеске и величии были сфотографированы все главные помещения роскошного Дворца. Увидев фотографии этой каменной симфонии, этой жемчужины зодчества, построенной для народа, Берия дело закрыл». Автором фотоальбома был, конечно, Матвей Кузнецов.

Мало кто знает, что в 1950-е годы Матвей Иосифович тесно сотрудничал с Пермской художественной галереей. Он сфотографировал большинство картин и всю деревянную скульптуру. Прекрасными фоторепродукциями были проиллюстрированы книги «Урал в изобразительном искусстве», «Каталог живописи художественной галереи», «Пермская деревянная скульптура». И только на одной из этих книг самым маленьким шрифтом набрана фамилия фотографа М.?И. Кузнецова.

В 1958 году, в возрасте 67 лет Матвей Иосифович Кузнецов вышел на пенсию. Общий трудовой стаж его составлял 50 лет, в том числе на заводе 24 года. Ему были устроены пышные проводы с теплым адресом сослуживцев и подарками. Краевед В. Северюхина так описала эти события: «На прощанье он получил от завода телевизор „Рекорд“, отрез на костюм, книжный шкаф, настольные часы, набор инструментов и электробритву. В ответ старый мастер пошутил: „Наконец-то я стал знаменит“».
Всю свою жизнь фотограф вел большую общественную работу, устраивал выставки. После выхода на пенсию Матвей Иосифович продолжал работать в детских клубах «Радуга», «Чайка» и «Аэлита», учил ребят основам фотографии и рисованию. М. Кузнецов прожил долгую жизнь, 93 года, и всегда знал, что его работы будут интересны пермякам.

К сожалению, из-за нашего неуважения к собственной истории погибли огромные заводской и домашний архивы мастера. Заводские пожарники потребовали огнеопасные негативы ликвидировать. Во время переезда на новую квартиру коробки с негативами были оставлены на одну ночь в подвале дома. Воры, не обнаружив для себя ценностей, разбили хрупкие пластинки. Узнав об этом, 80-летний мастер заплакал. Но остались фотографии, очень популярные и малоизвестные, с которыми ещё предстоит знакомство.

Всех фотографий М.?И. Кузнецова не перечесть, ведь их десятки тысяч. Матвея Иосифовича по праву называют фотолетописцем города Перми.

Опубликовано:
Федеральный вестник Прикамья. — 2006. — № 12. — С.43–45.

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100














.