ПИСТОЛЕТ-ПУЛЕМЕТ СИСТЕМЫ ЗАЙЦЕВА – ПОДАРОК МОЛОТОВСКИХ АВИАМОТОРОСТРОИТЕЛЕЙ К 24-й ГОДОВЩИНЕ РККА

(Неизвестные страницы истории завода № 19 им. И. В. Сталина в период Великой Отечественной войны)

В годы Великой Отечественной войны город Молотов стал одним из основных центров оборонной промышленности нашей страны. Здесь работали как «свои» предприятия оборонного значения, так и эвакуированные с территорий, временно оккупированных фашистской Германией республик и областей СССР.

Оборонные предприятия Молотова обеспечивали фронт самым разнообразным вооружением и военной техникой. Это и знаменитые мотовилихинские гаубицы-пушки МЛ-20, и бронированные катера проекта 1125 судостроительного завода № 344, и десантные аэросани НКЛ-16/42 лесокомбината «Красный Октябрь», и грозные бронепоезда, построенные пермскими железнодорожниками, и бомбардировщики Су-2, собранные на эвакуированном из Харькова в Молотов авиационном заводе № 135. Завод № 98 им. С. М. Кирова изготавливал заряды для твердотопливных двигателей реактивных снарядов реактивных систем залпового огня БМ-13 «катюша». На заводах № 10 им. Ф. Э. Дзержинского и № 260 выпускались боеприпасы.

Одно из известнейших машиностроительных предприятий Прикамья – завод № 19 им. И. В. Сталина (ныне – ОАО «Пермский моторный завод») в период Великой Отечественной войны стал одним из основных поставщиков авиадвигателей для советской боевой авиации. Всего их было выпущено более 30 тысяч. Авиамоторы М-62, М-63, М-62ИР, сконструированные Генеральным конструктором Аркадием Швецовым, устанавливались на истребители И-16, И-153, Ла-5, Ла-7 и бомбардировщики Ту-2.

Однако мало кому известен факт изготовления на заводе № 19 в начале 1942 года целой партии стрелкового оружия, а именно 300 штук пистолетов-пулеметов системы конструктора Е. Г. Зайцева.

История этого необычного заказа и стала темой нашего небольшого исследования, в котором пока больше вопросов, чем ответов.

Итак, начнем с того, что в 1941 году основным видом личного автоматического оружия советского пехотинца был 7,62-мм пистолет-пулемет ППШ-41 конструкции известного оружейника Георгия Семеновича Шпагина. Этот, как сейчас принято говорить, автомат, «технологически» относясь к пистолетам-пулеметам нового поколения, рассчитанным на технологии массового производства (холодная штамповка ряда деталей, дорнирование (особый способ нарезки) канала ствола, замена клепки сваркой, уменьшение числа резьбовых соединений), «конструктивно» сохранял черты поколения прежнего и, в частности, «карабинную» схему с деревянной ложей. К тому же, ППШ был довольно массивен – с барабанным магазином весил целых 5,3 кг. Его боевое применение в других родах войск, например в бронетанковых или саперных частях, было затруднено из-за сравнительно больших размеров.

Поэтому в начале 1942 года был объявлен конкурс на облегченный пистолет-пулемет. Новый образец должен был соответствовать следующим характеристикам:

– весить без магазина 2,5–3 кг, а с боекомплектом – не более 6–6,5 кг;

– иметь длину 700–750 мм с откинутым и 550–600 мм со сложенным прикладом;

– использовать коробчатый магазин на 30–35 патронов по типу принятого к ППШ;

– обладать уменьшенным до 400–500 выстр/мин темпом стрельбы, дабы снижение массы системы не ухудшало кучность (у имевшихся ППД и ППШ темп стрельбы составлял 1000–1100 выстр/мин), той же цели служил дульный компенсатор, одновременно защищающий ствол от загрязнения;

– быть удобным для всех родов войск.

Следовало также повысить технологичность, что естественно для оружия, которое предстояло поставить на производство в условиях тяжелой войны. Технологичность ППШ казалась уже недостаточной (отход металла составлял 60–70% чернового веса, ряда дополнительных операций требовала деревянная ложа). Требовалось большинство деталей изготавливать штамповкой, без дальнейшей механической обработки, при средней мощности прессового оборудования, свести число станочных работ на один образец до 3–3,5 часа, а отход металла – не более 30–40%. Конкурс, первый этап которого проводился в конце февраля – начале марта 1942 года, оказался одним из самых представительных – на него было заяввлено до 30 образцов, разработанных как уже именитыми конструкторами: В. А. Дегтяревым, Г. С. Шпагиным, С. А. Коровиным, Н. Г. Рукавишниковым, так и куда менее известными: Н. Г. Меньшиковым-Шкворниковым, Б. А. Горонескулем, Е. Г. Зайцевым и другими. Поступили проекты и из действующей армии. В конструкции многих пистолетов-пулеметов чувствовалось влияние германских образцов МР.38 и МР.40.

По результатам этого конкурса, проходившего в несколько этапов, на вооружение Красной Армии летом 1942 года был принят пистолет-пулемет системы А. И. Судаева.

Однако нас интересует судьба образцов пистолета-пулемета ППЗ (система 23-П), представленного на конкурс конструктором-оружейником ОКБ-16 Е. Г. Зайцевым, да и, собственно, судьба этого человека, их связь с нашим предприятием.

Итак, в конце февраля-начале марта 1942 года на конкурс ОКБ-16 был представлен первый образец пистолета-пулемета системы Зайцева (ППЗ, изделие 23-П). Интересный факт: тогда как все участники конкурса предлагали на испытания сугубо экспериментальные образцы оружия, изделие 23-П к тому времени было изготовлено малой серией в 300 штук и даже отправлено в одну из стрелковых дивизий Красной Армии. В Пермском государственном архиве новейшей истории в фонде Областного комитета КПСС обнаружен интересный документ, касающийся изготовления пистолетов-пулеметов Зайцева на Молотовском заводе № 19. Это письмо командования 159-й стрелковой дивизии секретарю Молотовского обкома ВКП(б), директору завода им. Сталина и начальнику ОКБ-16 от 28 февраля 1942 года, в котором описывается ряд подробностей изготовления пистолетов-пулеметов Зайцева на заводе им. Сталина и, в частности, говорится: «…мы глубоко благодарны за ту помощь, которую вы повседневно оказываете нам, стремясь как можно лучше подготовить и снабдить дивизию к фронту». Из письма следует, что пистолеты-пулеметы системы Зайцева являлись своеобразным подарком трудящихся завода им. Сталина сформированной в Молотовской области 159-й стрелковой дивизии под командованием полковника Тимофеева к 24-й годовщине Красной Армии, т. е. к 23 февраля 1942 года. Командование дивизии также информирует, что проведенные представителями дивизии 21–24 февраля 1942 года на заводе им. Сталина испытания 11 (!) образцов ППЗ показали их полное соответствие заявленным тактико-техническим характеристикам и безотказность автоматики. Вся партия в 300 штук ППЗ должна была быть готова к 5 марта 1942 года. В дальнейшем планировалось изготовить к 4 августа 1942 года 900–1500 штук плоских секторных магазинов к ППЗ на заводе им. Сталина или на другом заводе в городе Молотове.

Таким образом, получается, что еще официально не испытанный и не принятый на вооружение образец стрелкового оружия изготавливался малой серией и «в качестве подарка» был передан в одно из соединений Красной Ар- мии, отправлявшееся на фронт. Каким образом такой факт мог иметь место в условиях господствовавшей тогда в СССР административно-командной системы остается только гадать. Очевидно, этот «подарок» был согласован в партийно-хозяйственных верхах, и команда об его изготовлении на завод им. Сталина поступила. К сожалению, пока в фонде Пермского моторостроительного объединения им. Я. М. Свердлова в ГКБУ «Государственный архив Пермского края» обнаружен только один документ, в котором  упоминается ППЗ. Это приказ директора завода № 19 им. Сталина № 89 от 26 марта 1942 года о проведении на предприятии очередной инвентаризации готовых изделий и деталей к ним. Кстати, вместе с деталями к ППЗ также упоминаются изделия ППШ (известный советский пистолет-пулемет) и МУВ (взрыватель мгновенного действия к противопехотным минам).

А что же тем временем происходило на конкурсе по облегченному пистолету-пулемету для Красной Армии? Там наблюдалась совершенно иная картина! Описание этих событий опубликовано в августовском номере журнала «Калашников» за 2014 год. На конкурсных испытаниях ни первый, ни второй образцы «системы 23-П» Е. Г. Зайцева испытаний не выдержали! Первый вариант ППЗ даже не дошел до конца первого этапа конкурса, хотя из него было сделано 1667 выстрелов. При этом произошло 10,3% задержек. Образец с испытаний сняли. Несколько лучше были показатели у второго образца ППЗ: при 2247 выстрелах – 3,2% задержек. Наибольшее количество задержек произошло при испытаниях стрельбой после запыления – 14%. Наиболее характерными были задержки, связанные с работой выбрасывателя и не отражением гильз, причем в ходе испытаний выбрасыватель несколько раз ремонтировался.

Учитывая конструктивные недостатки ППЗ (большой вес и относительно высокий процент задержек), конкурсная комиссия не сочла возможным испытывать образец пистолета-пулемета Зайцева на «живучесть». Вообще, по итогам первого этапа конкурса сотрудники испытательного полигона даже не рекомендовали конструктору продолжать работы над «системой 23-П»! В заключении говорилось: «Оба образца Зайцева конструктивно отличаются от остальных существующих образцов устройством затыльника с буфером, спускового механизма с предохранителем и выбрасывателя упрощенной технологии, и как раз эти механизмы показали неудовлетворительную работу на испытаниях».

На этом история «системы 23-П» могла бы и закончиться, однако ОКБ-16 представило на второй этап конкурса третий образец ППЗ. Но и он, в силу различных конструктивных недостатков, потерпел фиаско на втором этапе конкурса. ОКБ-16 пыталось оспаривать его результаты – вело переписку с Главным артиллерийским управлением Красной Армии, ЦК ВКП(б) и даже лично с И. В. Сталиным. Но все попытки закончились безрезультатно. Как уже упоминалось выше, на вооружение Красной Армии в 1942 году был принят 7,62-мм пистолет-пулемет ППС конструктора А. И. Судаева.

Что же касается изготовленных на заводе № 19 ППЗ, то, по сведениям, содержащимся в «Сборнике аннотаций основных изобретательских предложений по пистолетам-пулеметам за годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» (М.: Изд-во ГАУ, 1946), изготовленные и поступившие в войска пистолеты-пулеметы Е. Г. Зайцева к боевому использованию допущены не были. Такова судьба этого «подарка» молотовских моторостроителей Красной Армии. Невольно вспоминается басня И. А. Крылова «Щука и кот»…

Единственный образец первого варианта пистолета-пулемета системы Е. Г. Зайцева в настоящее время хранится в экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил РФ в Москве с ошибочной атрибуцией как опытный вариант автомата конструкции известного советского конструктора-оружейника В. А. Дегтярева. Этот автомат был подарен в 1942 году командиру 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майору А. И. Родимцеву Чкаловским обкомом ВКП(б) 1. Дивизия под командованием А. И. Родимцева покрыла себя неувядаемой славой в обороне Сталинграда. И здесь опять имеем дело с подарком!

К сожалению, пока установить дальнейшую судьбу конструктора-оружейника Е. Г. Зайцева не удалось.

Использованные источники и литература ГАПК. Ф. р-1655. Оп. 1. Д. 94. Л. 181. ПермГАНИ. Ф. 105. Оп. 7. Д. 56. Л. 121. Калашников. 2014. № 8. С. 92–96. Материалы сети Интернет.

М.Л. Гриф

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100