Победа 1945-го

По материалам газетных публикаций

Всенародное ликование

Радость без края! Как рано проснулся в это дивное майское утро наш город! Как расцвел он, заискрился в улыбках, в слезах радости, в песнях, в музыке, в объятьях, в ликовании, в могучих гудках заводов, в фейерверках, в салютах…

Город наш! Город, в котором с первого часа войны день и ночь стоял грохот великого труда, гул, все нарастающий и крепнущий год от года. В этом гуле, в этом грохоте, в дыму и чаду трудились молотовцы (г. Пермь с 8 марта 1940 г. по 3 октября 1957 г. именовался г. Молотов) все эти тяжелые годы войны, трудились во имя того, чтобы расцвело утро Победы.

Где подыскать слова, чтобы суметь выразить хотя бы крупицу того всенародного ликования, которым охвачен город, город-воин, город-богатырь. Никогда он еще не был таким радостным, праздничным шумным.

[…] Едва раздался голос московского диктора, люди устремились на свои заводы, на свои фабрики, на свои предприятия, туда, где отдали они столько сил, столько здоровья, энергии, труда во имя этого часа Победы.

[…] Посмотрите на заборы, на двери домов, на киоски. На них написано мелом: «Ура! Победа!» Мы видели этого старика. Он торопился сделать свои надписи еще до того, как проснется город. Дрожащей рукой он писал и писал без конца эти два чудесных слова.

[…] В день нашего ликования, сегодня, разве можем мы представить себе, какая весна счастья расцветает для нас, как щедро окупится каждая капелька крови, пролитая нашими братьями на полях боев, каждая капелька пота, который рекою пролили мы в своих цехах, каждая слезинка матерей наших!

Не говорите сегодня, что русское сердце отходчиво.

Нет! Мы ничего не забудем в нашем ликовании, ничего, на радости, не простим кровавым собакам Гитлера. Ничего!

Вот она, поверженная фашистская Германия! Она на коленях! Она готова вылизать своим языком до блеска, до глянца, каждый пропыленный сапог нашего солдата, лишь бы советский человек был милостивее к ней – кровавой волчице. Нет, не обманешь, подлая! Не вымолишь себе на нашем празднике прощения! Стой на коленях и жди своего суда… (С. Стрижов // Звезда. 1945. 10 мая).

Мир торжествует

Мир торжествует! Нет на свете таких бриллиантовых слов, похожих на звезды, чтобы выразить весь сверкающий фонтан восторга по случаю солнечного дня Победы над гнусной тьмой человечества.

Дух захватывает от бурного счастья двух животворящих слов: кончилась война!

В трепете веселой гордости весь торжествующий мир. Весенне-майское солнце снова светит, как бывало над непобедимой, необозримой, спасительной советской землей, во имя творческой дружбы всех народов Союза.

Мир на земле, счастье в семье!

Бессмертная слава богатырям Красной Армии! (В. Каменский – поэт-орденоносец//Звезда. 1945. 10 мая).

Утро всенародного счастья

В минуты, когда над великой нашей землей занималась заря, когда в воздухе гремела победная музыка, нескончаемым потоком шли и шли люди к фабрикам, заводам, на улицы.

Вот она, армия победителей, армия трудового фронта, люди знаменитого в стране завода – имени великого Сталина. Они выходили на заводскую площадь из цехов в своих простых рабочих куртках, они могучим потоком, в лучшем праздничном платье стекались на площадь. Вставали рядом несокрушимой стеной плечо к плечу, рука к руке…

– Товарищи! Прозвучал с трибуны взволнованный голос.– То, о чем мы мечтали четыре военных года, чем жили, во имя чего трудились,– пришло. Победа совершилась!

И понеслись над площадью могучие торжественные звуки Гимна. Они слились с многотысячным «ура». Ликующе загремел зычный голос заводского гудка.

В этот миг проносили по площади знамена заводских побед. С обнаженными головами стояли люди, часто, неудержимо часто стучали их сердца, и слезы еще неукладывающейся радости показались на многих глазах.

– Дорогие товарищи! – обратился к митингу председатель исполнительного комитета Молотовского областного Совета депутатов трудящихся тов. Швецов.– Сегодня радио принесло нам долгожданную радостную весть о полной победе над врагом. Вооруженные силы фашистской Германии безоговорочно капитулировали перед Красной Армией и войсками союзников.

[…] Не словами, кажется, а сердцем, горячим объятием, взглядом, торжественным и полным счастья, разговаривали друг с другом люди в это утро, чудесное праздничное утро – 9 мая (А. Спасская// Звезда. 1945. 10 мая).

Взволнованные сердца

Слезы радости блестят на глазах. Из уст в уста по всем цехам мчится долгожданная весть. И какие слова могут передать ту взволнованность, которая, как утренняя заря, осветила необычайной красотой лица!

На заводе, где директором тов. Иванов, все рабочие ночной смены собрались в одном из цехов, оставив на минуту свои рабочие места. Митинг. Кто-то плакал, все поздравляли друг друга с Победой. Слово «Победа!» шумело над головами собравшихся, как морской прибой, взлетая ввысь вместе с аплодисментами, вместе с ликованием взволнованных сердец.

Митинг начался в пятом часу утра. Его открыл начальник отдела технического контроля тов. Мартисон. Фашистская Германия безоговорочно капитулировала. Сегодня праздник
Победы!.. (Б. Михайлов//Звезда. 1945. 10 мая).

Враг повержен

…Плотным кольцом вокруг трибуны, наспех устроенной из двух автомашин, стоят тысячи рабочих и работниц, инженеров, техников и служащих завода им. Дзержинского. Звучат победные марши. С яркой, волнующей речью на митинге выступил секретарь Молотовского обкома ВКП(б) т. Хмельницкий. Слово предоставляется бригадиру ОТК Захваткиной.

[…] – Мне уже 50 лет,– продолжает т. Захваткина,– но у меня не было в жизни дня такого светлого, хорошего, как сегодняшний.

На трибуну поднимается начальник цеха Ройхман.
[…] – В бою и труде советские люди показали геройство, доблесть и отвагу. Враг разгромлен. Сегодня мы празднуем День Победы, день славы нашей. А завтра в мирном труде будем ковать и ковать еще большее могущество и величие нашей любимой Отчизны» (Д. Мухин//Звезда. 1945. 12 мая).

Ликуй, страна

[…] Восславь, страна, героев небывалых
За праздничным, за радостным столом.
Пусть в честь побед поднимутся бокалы,
Наполненные доверху вином.
За воинов, без страха и без дрожи
Пронесших месть за вражьи рубежи,
За тех, кто до победных дней не дожил,
Чтоб мы могли до радости дожить.

(Борис Ширшов//Звезда. 1945. 12 мая)

Долгожданный день

Только половина пятого утра, но на улицах уже толпы людей. Их становится все больше. Нет, не вмещаются в сердцах переполняющие чувства. Незнакомые люди пожимают друг другу руки и как самым родным говорят необыкновенно теплые, хорошие слова.

[…] Улицы наводнены детьми. До того, как взошло солнце, многие из них шумно носились по домам и квартирам, старались первыми сообщить радостную весть тем, кто ее еще не слыхал.

В эти счастливые ночь и утро в городе родилось 14 детей.

– Это для их будущей жизни боролись за Победу воины фронта и все мы,– говорит взволнованно профессор Гузиков.– В честь Победы родившиеся девочки названы Викто-
риями, а мальчики – Викторами (Виктор (лат.) – победитель).

Весь день ликовали трудящиеся города, празднуя Великую Победу. На площадях и в садах играли оркестры. Стройным маршем проходили курсанты военных училищ. И всюду – на улицах, в домах, возле предприятий и учреждений, на каждой свободной площадке танцевали – молодежь, старики, даже дети. Казалось, танцевал весь город, от мала до велика, город, расцвеченный всеми красками, залитый ярким и щедрым майским солнцем.

А вечером в 10.30 небо вспыхнуло от ослепительного фейерверка победоносного салюта. Салют был дан в Комсомольском сквере, в саду им. Горького, на площади им. Окулова, около военно-морского училища, в Молотовском районе. Десятки тысяч людей наблюдали за этим незабываемым зрелищем.

[…] До утра в городе бурлила радость. И когда поднималась заря второго мирного дня, люди с новыми чувствами спешили на предприятия, чтобы достойно отметить этот день (Борис Стерн//Звезда. 1945. 12 мая).

Привет из Германии!

Незабываемая в истории война закончилась. Из столицы поверженной Германии – Берлина – поздравляю земляков-уральцев с Победой.

Наш путь был долгим и трудным, но мы пришли в Берлин. Иначе не могло быть. Многие века немцы будут проклинать тот день, когда они, вооруженные до зубов, обрушились на нас. Но и мы не забудем этого дня, как не забудем и часа, когда на весь мир прогремело желанное слово – Победа!

Не знаю, как встретили этот день вы, а мы отпраздновали его по-настоящему. Был митинг. Выступали убеленные сединами командиры и плакали. Все кричали «ура». Вспоминали погибших товарищей, и, сняв шапки, минутами молча стояли, опустив головы. Незабываемая, потрясающая была это картина!

На улицах Берлина и на дорогах в эти дни творилось что-то неописуемое. Люди всех стран земного шара шли, кто на Украину, кто во Францию, в Бельгию, Данию, Голландию, Америку, Африку, Италию и даже в Абиссинию. Освобожденный Красной Армией народ расходился и разъезжался по своим родным местам. И мимо этих веселых верениц освобожденных людей ходили, опустив головы, немцы и немки с белыми повязками. Нескончаемым потоком шли пленные немецкие вояки – вчерашние «властители мира»! Отвоевались! Теперь они заискивающе улыбались, а спустя несколько дней стали выходить на восстановительные работы.

Красная Армия пришла в Берлин как армия-победительница, освободившая свою Родину и народы Европы от коричневой чумы и обеспечивающая сейчас мир в Европе.

Мир еще не знал такой войны и такой Победы. Слава народу русскому! Слава Красной Армии! Ваш земляк – гвардии старший лейтенант А. Исупов. 12 мая. Берлин (Звезда. 1945. 22 июня).

Письмо на завод

«Дорогие уральцы! Примите от нас, рядового, сержантского и офицерского состава части, где служит ваш земляк капитан Нечаев Исаак Михайлович, горячий привет!

Уралец Нечаев, которого вы воспитали в дни мирного строительства, героически сражался на поле боя с немецкими захватчиками, ранен два раза, контужен три раза.

За мужество, стойкость, за ясный ум, умелое руководство подразделением при выполнении боевых задач правительство наградило его орденом Александра Невского, орденом Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и медалью «За оборону Ленинграда».

В трудные минуты жарких боев товарищ Нечаев сражался в рядах бойцов, сержантов и офицеров и своей самоотверженностью и отвагой вдохновлял нас.

Мы неоднократно получали ваши письма, говорящие о том, что вы также отдавали все для Победы над врагом, что ваш завод в дни Великой Отечественной войны получил высшую правительственную награду. Эти письма и известие о заслуженной награде вдохновляли нас на великие боевые подвиги. Мы всеми силами стремились скорее уничтожить коварного врага, оправдать доверие русского народа.

9 мая завершился полным разгромом германского фашизма. 9 мая – исторический день – День Победы русского оружия.

Парторганизация части поздравляет всех вас с Победой. До скорой встречи, родные земляки.

Зам. командира по политчасти капитан Ветчинов, парторг части Агеев» (Звезда. 1945. 22 июня).

Их пушки били по Рейхстагу

Вначале это была просто мечта, которую девушки затаили в своих юных сердцах. Об этом говорили только в трудные минуты, когда от усталости гудели ноги и непослушные веки опускались, как тяжелые свинцовые крышки, а руки переставали быть послушными. В такие минуты Зина Имберева подходила к подругам и, улыбаясь, говорила: «Ничего, девочки, крепитесь. Вот дойдут наши пушки до Берлина, тогда…»

[…] И они работали. Нелегко было Вале Перовской и Зое Синицыной после школьной скамьи стоять у токарного станка. Очень трудно приходилось Абакуму Мальцеву и Ване Звереву в кузнечном цехе. Много тяжелых дней выпало на долю Зины Самохиной, Ольги Трапезовой и многих, многих их сверстников.

[…] Юноши и девушки пришли сюда из разных городов не только нашей области, но и всей страны. Их привела сюда не нужда. Они пришли мстить немцам. Они встали к станкам вместо отцов и братьев и, пренебрегая всеми тяготами войны, трудились честно, до конца.

Им сейчас по 18–20, а многие из них уже стали заправскими мастерами, изучили по 3–5 профессий.

[…] Слава о молодых уральских пушкарях разнеслась далеко за пределы нашей области. Героические подвиги юных героев завода дошли и до фронтовиков.

[…] Артиллерист сержант Николай Шерченко пишет: «Дорогие девушки! Ваши пушки дошли до Берлина. Если бы вы видели, как они метко били по Рейхстагу. Спасибо вам, родные. Ваш труд окупился сторицей». Эти простые теплые слова благодарности фронтовика и сообщение о пушках девушки приняли как самую высокую награду (Е. Ермолина//Звезда. 1945. 22 июня).

Спасибо, Урал!

В грозные дни 1941 года, когда враг вероломно напал на нашу страну и над Ленинградом нависла опасность, партия и правительство решили эвакуировать детей из Ленинграда.

Многие тысячи детей приехали тогда в Молотовскую область. Уральцы тепло и ласково встретили их. На пристани и на станции приезжали за детьми целые обозы. Ленинградским детям отданы были лучшие помещения, заготовлялись дрова, овощи, изготовлялись оборудование, мебель. Сколько энергии, сколько напряженного труда потребовалось, чтобы в условиях начавшейся зимы обеспечить неожиданно приехавших детей всем необходимым.

Вспоминаются примеры исключительного внимания, заботливости, проявленной к приехавшим детям жителями, коллективами организаций. Колхозник Зотов из Чернушинского района, впоследствии танкист, погибший на Ленинградском фронте, принял в своем доме детей, как близких родных, отогревал на печи, угощал овощами. Колхозница Ильиных из того же района изготовила валенки и своему сыну, и мальчику из интерната. Колхозницы Дудина, Скворцова, Медведева из деревни Медведево Кишертского района давали свою кровь для спасения тяжело больных детей в интернате. Нет возможности перечислить все факты, связанные с помощью уральцев ленинградским детям.

[…] Покидая Молотовскую область, дети и работники интернатов передают свое горячее спасибо за внимание и заботу о них (Л. Нехамкина//Звезда. 1945. 22 июня).

Город Молотов встречает воинов-победителей

«Здравствуйте, родные наши!» И те, кто подъезжал в воинском эшелоне к родному городу, и те, кто стойко и мужественно трудился в тылу, четыре долгих года ждали этой минуты. Ждали и верили, что день счастливой встречи победителей наступит, что он придет – день объятий, поцелуев, радостных слез, цветов и музыки.

[…] Празднично убрана воинская площадка, куда должен прибыть эшелон.

[…] Воинская площадка на Перми второй. Сколько сынов Урала проводила ты в те далекие, но запомнившиеся на всю жизнь дни!

[…] Все больше и больше народу стекается на площадку. Жены, старушки-матери, отцы и братья, дети – все сегодня здесь.

[…] В 9 часов 25 минут словно ветер проносится над тысячами людей.
– Идет!
– Едут, едут!
Эшелон плавно подходит к платформе. Его ведет машинист Пищальников, Лучший из лучших в Пермском депо. Много составов с бойцами и командирами увел он на запад в те суровые дни, а сейчас…

[…] Гремят аплодисменты, раздается «ура». Кто-то громко заплакал, не в силах удержать волнение. Как один человек, двинулась с места навстречу подходящим вагонам толпа народа…
– Ой! Вон он! Паша! Павел! […]
– Да ведь это Вовка! Вовочка! Сын! Как он вырос, дорогой ты мой!

Радость без конца и края. Счастье, которое еще никогда так властно не овладевало людьми.

Их, вернувшихся воинов, вышло на этот раз из проходящего эшелона не так уж много. Все они попали в такой водоворот любви, что вот растерялся на первых порах младший
сержант, уже не молодой человек, Василий Иванович Косолапов, осинский колхозник. Окружили его незнакомые люди и зацеловали, как родные. И не надо бойцу рассказывать, откуда он – медали «За оборону Москвы», «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги» говорят, где побывал уральский воин и как сражался он.

Собралась толпа вокруг гвардии рядового Закира Зарипова. Он из Барды. Награжден медалью «За отвагу». Прошел он со своей славной дивизией от стен Москвы до Прибалтики. Славно воевал он, бывший председатель колхоза им. 8 Марта.

[…] Открывается короткий митинг, посвященный встрече победителей. С горячим словом привета обращается к демобилизованным воинам председатель исполкома Молотовского городского Совета А. К. Шарц…

Он говорит о том, как самоотверженно трудились уральцы во имя Победы, как побеждали они трудности. Он призывает воинов к самоотверженному труду, он желает победителям личного счастья и успеха в их жизни.

Поднимается на трибуну старейший рабочий пушечного завода тов. Баталов, награжденный за свой героический труд орденом Ленина. Тепло, по-отечески произносит он свое слово бойцам. Поздравляет их с Победой, с радостным возвращением.

[…] Дорогие гости приглашаются в столовую. Идут оживленные беседы. Еще раз вспоминают боевые товарищи о минувших днях. Окопы, наступления, атаки… Пришла пора расставания.

[…] Это был первый эшелон, с которым прибыло много демобилизованных воинов-уральцев. Один за другим они будут прибывать в следующие дни (С. Сергеев, И. Горлаев// Звезда. 1945. 21 июля).

***
Когда с войны вернутся
На Каму земляки,
Все вербы встрепенутся
Над берегом реки.
Пылится тракт знакомый
И где-то поворот
Дымок родного дома,

Рябина у ворот.
Все тихие дороги,
Глухие все пути
Покатятся под ноги,
И знай себе иди!
Все девушки с крылечек,
Ни слова не сказав,
Замашут им навстречу
Платочками в слезах.
Сорвутся мальчуганы,
И ветер им не друг,
Помчатся по поляне
По кочкам через луг.

Скорее увидать бы
Седины и рубцы,
В каких наградах братья
И старые отцы!..
А матери, а жены!
Они умели ждать.
Как туче разъяренной,
Им дайте порыдать.
Не надо уговоров
Те слезы не уймешь –
Прольются сами скоро
Светлы, как летний дождь.

Все вербы встрепенутся
Над берегом реки,
Когда с войны вернутся
На Каму земляки.


(Борис Михайлов// Звезда. 1945. 24 июля)

Молотовцы встречают земляков-героев

Что за чудо-дни наступили! Какая беспредельная радость каждый день стучится к молотовцам в окна! Идут и идут воинские эшелоны. Один за другим. Едут домой победители.

Вот и вчера уже к полудню сотни жителей города и близлежащих колхозов начали стекаться на вокзал, а к двум часам были там уже тысячи. Со знаменами, с огромными букетами цветов вливаются на перрон все новые и новые колонны людей. Играют оркестры.

[…] Вот выходят из вагона девушки, наши землячки. Грудь Нины Морозовой в орденах. А ведь несколько лет назад проводили ее, тихую и скромную девушку, на фронт сотрудники Молотовского райфинотдела. Вот Мария Южакова, что до войны работала в инфекционной больнице, Зоя Лисинчук, что училась в строительном техникуме, Сима Мальцева, бывшая работница стройтреста, Людмила Тузикова, учившаяся когда-то в молотовской 32-й школе.

Вот стоят только что вышедшие из вагона два бывалых солдата – Петр Степанович Кожевников и Егор Михайлович Котельников. И полным-полны слез глаза двух старых воинов, штурмовавших Берлин, бывших до войны простыми крестьянами из колхоза имени Буденного Верхнемуллинского района. До столицы Германии дошли два русских крестьянина. И вот возвращаются они домой, в родной колхоз.

[…] Не успел старшина Воробьев сойти с трибуны, а к нему уже тянутся руки дочери Зины, школьницы одной из молотовских школ. Она прорвалась сквозь толпу, и вот встреча.

– Папенька, папа, милый!

Увидела своего папу сержанта Коновалова дочь-студентка Зина. Пробралась сквозь толпу и повисла у отца на шее…

Трогательны сцены встреч. Многие увидели вчера и обняли своих отцов, мужей, сыновей, и смеялись, и плакали от радости и восторга (И. Горлаев, С. Сергеев//Звезда. 1945. 25 июля).

^Наверх

Вакансии

  • Rambler's Top100