Предисловие

А. В. Бушмаков,
начальник отдела информации, публикаций
и научного использования документов ГАПО

Должность городского головы в Российской империи введена манифестом императрицы Екатерины II от 14 декабря 1766 года о выборе депутатов в «Комиссию для сочинения проекта Нового Уложения», а затем утверждена в «Учреждениях для управления губерний» от 7 ноября 1775 г. Жалованная грамота Екатерины II от 21 апреля 1785 года установила, что городской голова избирается городским избирательным собранием из числа почетнейших лиц город ского общества: дворян, именитых и почетных граждан, купцов 1й гильдии, которые владели в городе собственностью на сумму не менее 15 тысяч рублей.

Городской голова, согласно первому Городовому положению 1785 года, избирался сроком на три года и возглавлял Общую городскую думу и ее исполнительный орган – Шестигласную думу. Выборы происходили на собрании городских обывателей, созывавшемся по приказанию губернатора раз в три года. Одновременно выбирались и члены городского магистрата – судебноадминистративного органа, в ведении которого находились городские сословия. К городским обывателям, имевшим право участия в выборах, относились только лица, имевшие в городе недвижимость, записанные в гильдии или «мещанским промыслом промышляющие», то есть те, кто платил налоги.

Шестигласная дума под руководством головы заведовала всем городским хозяйством, отчитываясь перед губернатором в доходах и расходах. В конце XVIII – начале ХХ века контроль со стороны губернатора и губернского правления за деятельностью выборных органов городского общества был не только пристальным и постоянным, но и просто мелочным. Губернатор К. Ф. Модерах лично занимался вопросами городского благоустройства, постоянно требуя от городского общества дополнительных средств на освещение улиц, устройство будок для караульщиков, рытье канав и др.

Институты городского самоуправления в Перми так же, как и в большей части империи, были созданы самодержавной властью, а не возникли в результате общественной самоорганизации. Поэтому и городской голова, и члены думы и городского магистрата, несмотря на то, что они формально избирались всеми городскими обывателями, были крайне зависимы от губернатора и губернского правления. Они не имели права самостоятельно распоряжаться городскими доходами и не обладали какойлибо реальной властью.

В результате реформ 1870х годов в Перми, как и в России в целом, значительно выросла роль органов общественного управления. Игравшие ранее в процессе управления городом вспомогательную роль, они теперь берут на себя функции организации все более сложного и финансовозатратного городского хозяйства.

Их система стала выглядеть следующим образом: главным органом городского общественного управления стала городская дума. Гласные в думу избирались плательщиками налогов, владевшими недвижимостью, держателями купеческих, промысловых и приказчичьих свидетельств, а также ведомствами, учреждениями, обществами, монастырями и церквями. Избиратели делились на 3 курии: крупных, средних и мелких налогоплательщиков; каждая курия платила треть городских налогов и избирала треть гласных. В 1892 г. изменен состав избирателей и ликвидировано деление их на курии.

Дума избирала председателя – городского голову, являвшегося одновременно председателем исполнительного органа городского общественного управления – городской управы. Кроме него, в управу входили несколько членов, товарищ (заместитель) головы и секретарь.

Городовое положение 1870 г. заметно повысило статус городского головы, наделив его довольно широкими полномочиями. Он не только являлся председателем думы и управы, но и отдавал распоряжения о созыве думы, определял повестку дня заседаний. Если гласный намеревался внести какое-либо предложение в думе, он должен был известить об этом городского голову за три дня до заседания. Только с согласия городского головы дума могла пригласить на свои заседания «посторонних лиц, от которых можно ждать полезных объяснений».

Предоставляя городским головам значительную власть, правительство придавало большое значение персональному подбору кандидатур на этот пост. Лица, избранные на указанную должность во всех губернских городах, утверждались министром внутренних дел. Несмотря на отказ от сословного принципа, Городовое положение устанавливало ряд ограничений для занятия руководящих должностей по городскому общественному управлению: на пост городского головы не могли быть избраны лица духовного звания, представители судебного ведомства, чиновники казначейства, лица иудейского вероисповедания. Кроме того, большое значение при утверждении кандидатуры придавали политической благонадежности.

Как только дума избирала кандидатов на пост городского головы, городская управа подавала губернатору рапорт о результатах выборов. Губернатор обращался в Министерство внутренних дел с официальным представлением. В нем приводились фамилии всех баллотировавшихся кандидатов и сообщались сведения об итогах голосования. Особо требовались сведения об отношении избранных лиц к расколу (старообрядческой религии).

В компетенцию городского общественного управления входили заведование капиталами и имуществами города, забота о его благоустройстве, обеспечение продовольствием, развитие городского здравоохранения, народного образования, местной промышленности и торговли. Кроме того, городские головы должны были предпринимать действия по защите города от пожаров и других стихийных бедствий.

Основой городской казны являлись «городские сборы» с владельцев недвижимости, с тех, кто оформлял документы на право торговли и промыслов, с хозяев трактирных заведений, постоялых дворов, съестных лавок, извозного и перевозного промыслов, с владельцев частных лошадей и экипажей. Кроме этого, взимались некоторые второстепенные сборы. Обязательными для городского общественного управления были расходы на полицию, пожарную часть, воинский постой, устройство арестантских помещений при полиции, отопление и освещение тюрем, а также выдача пособий государственному казначейству и разным учреждениям и ведомствам. Городское самоуправление жестко контро- лировал губернатор, который в любой момент мог приостановить то или иное действие любого городского выборного органа.

В России в целом в 1870–1880-е гг. на пост городского головы избирали примерно одинаковое число дворян и купцов. Но для Перми характерно полное преобладание купеческого сословия. Ни разу за это время не были в этом кресле ни представители дворянства, ни лица, имеющие гражданские и военные чины, ни мещане. Только в 1890 е годы городским головой стал статский советник А. В. Синакевич, да в 1917–1919 гг. этот пост занимал инженер А. Е. Ширяев. Прочные позиции купеческого сословия в составе пермских городских голов легко объяснить. Во-первых, по традиции городские учреждения до реформы 1870 г. были представлены так называемыми «городскими сословиями», из которых ведущим в Перми являлось купечество. Во-вторых, окрепло массовое самосознание купечества, так как укрепились его экономические позиции. Престижность должности городского головы, созданная новым Городовым положением, объясняет стремление купечества выдвигать на этот пост людей из своей среды. Численный перевес в городских думах гласных из купцов позволял им с успехом проводить желательных для себя депутатов. Сыграло свою роль и то, что в Перми количество представителей привилегированных сословий в составе избирателей было незначительно.

С 1781-го по 1919 год в Перми было двадцать девять городских голов. О большинстве из этих людей известно совсем немного. Однако среди них встречались и яркие личности, оставившие след в истории нашего города: И. Р. Жмаев, Д. Е. Смышляев, И. И. Любимов, А. Е. Ширяев.

Попытки составить полный список городских голов Перми предпринимались еще до революции. Наиболее известен список, опубликованный в 1913 г. В. С. Верхоланцевым, в свою очередь, позаимствованный им у М. Я. Попова и Р. С. Попова. Позднее этот список не раз фигурировал в краеведческой литературе. Усилиями архивных работников в список Верхоланцева внесен ряд изменений: добавлено новое имя пермского городского головы Н. И. Быкова, служившего с 1838-го по 1841 г., уточнены сроки службы Д. Е. Смышляева, И. Ф. Любимова, Е. А. Колпакова, Ф. К. Каменского, Н. Т. Костарева, И. И. Любимова. Отдельная статья посвящена М. Т. Губанову.

О личностях городских голов мы можем судить по документам, сохранившимся в фондах Государственного архива Пермской области. В обывательских книгах и обывательских списках из фонда №22 «Пермский городской магистрат» содержатся сведения о составе семей купцов, их принадлежности к гильдии, какой торговлей или промыслом они занимались, какой владели недвижимостью. Ревизские сказки города Перми из фонда №111 «Пермская казенная палата» позволяют установить более точные сведения о возрасте людей, их происхождении и составе семьи. В этом же фонде хранятся журналы заседаний общего присутствия палаты, из которых можно получить информацию о различных подрядах, в которых принимали участие пермские купцы, об их имуществе, оставляемом в залог.

Наиболее полные сведения о личности голов (вторая половина XIX – начало ХХ в.) содержат формулярные списки из фонда №35 «Пермская городская управа» и фонда №113 «Пермское отделение Государственного банка». Сведения о деятельности городской думы и управы имеются в документах фондов №65 «Канцелярия пермского губернатора», №316 «Пермское наместническое правление» – это разного рода указы и переписка по наиболее значимым вопросам городской жизни. Важным источником о деятельности органов городского самоуправления служат журналы заседаний городской думы из фонда №512 «Пермская городская дума». В этом же фонде хранятся отдельные дела о самых значительных постройках, сделанных за счет городского общества, о выборах в различные должности, об объявлениях капиталов купцами г. Перми и т. д. Начиная с 1870-х годов, отчеты и журналы заседаний Пермской городской думы и Пермской городской управы регулярно издавались типографским способом.

Вакансии

  • Rambler's Top100