Из книги воспоминаний Б.В. Коноплева «Убеждений своих не меняю»

Коноплев Б.В.... Памятно и такое событие, связывающее наш край с освоением космоса. 19 марта 1965 года меня вызвал в обед первый секретарь обкома партии К. И. Галаншин. Говорит: «Звонил Д. Ф. Устинов и проинформировал, что космонавты П. Беляев и А. Леонов должны вот-вот приземлиться севернее Перми. Все полеты над Прика­мьем уже запрещены, а поисковая команда с космодро­ма в Казахстане направляется к нам. Что будем делать?»

Решили: Галаншин останется в Перми для коорди­нации всех необходимых действий, а я и Коротков на вертолете должны вылететь в район Березников и Со­ликамска.

На Бахаревском аэродроме, в кабинете начальника отряда я случайно увидел комплекты зимнего обмунди­рования и на всякий случай распорядился перенести 2—3 комплекта в вертолет. Полетели мы по правому берегу Камы, через Полазну в сторону Березников. Сплошная тайга, снег — и никаких признаков призем­ления космонавтов. Мы стали садиться в попадающих­ся по трассе селениях. И в третьей деревне мальчишка лет двенадцати-тринадцати сказал, что он слышал ка­кой-то хлопок в тайге, и показал направление.

Отправились туда и минут через 5—10 полета увиде­ли на высокой ели парашют. Зависли, смотрим: внизу, в непроходимой тайге,— спускаемый аппарат с откры­тым люком. На нем стоит космонавт и зазывно машет руками. По рации я сообщил через Соликамский аэро­дром Галаншину о находке и сказал, что мы можем поднять космонавтов на борт. Галаншин связался с Устиновым и ответил: «Дмитрий Федорович категори­чески запретил проявлять «самодеятельность».

Мы сбросили космонавтам два комплекта одеж­ды, сумку с бортовым питанием и топор. (У меня хранится теплое послание от П. Беляева и А. Леонова с благодарностью, особенно за одежду. Топор они не нашли.)

Возвращаясь, примерно в шести-семи километрах от места посадки космонавтов мы увидели поляну и чей-то заброшенный охотничий домик там. Приземли­лись. Вскоре прилетел еще один вертолет — из Берез­ников, прибыли секретарь горкома партии, председа­тель горисполкома и начальник объединения «Урал-калий». Посоветовавшись, решили привлечь к делу бригаду лесорубов из ближайшего леспромхоза. На вер­толете их доставили к месту нашей стоянки.

Кто из них рискнет на морозе подняться и спус­титься по веревочной лестнице с вертолета, с высо­ты 30—40 метров? Сразу вызвался самый молодой из них — Вася Наседкин. Провели испытание. Вертолет подняли на высоту 40 метров, Василия снарядили — рюкзак с продовольствием, топор, на спину — мотопи­лу. Он хорошо поднялся, спустился. Его и отправили к космонавтам, чтобы сделать небольшую площадку и развести костер.

В это время в Пермь прилетела поисковая группа и на вертолете отправилась к нам. Установили с ней ра­диосвязь. Еще раз слетали на место приземления Беля­ева и Леонова, убедились, что Василий отлично спра­вился с задачей. Развел костер, а это было самое глав­ное: космонавтам предстояло провести в тайге ночь.

Ранним утром группа лыжников начала прокладывать трассу, пробиваясь через бурелом и почти двухметровый снег к месту приземления спускаемого аппарата.

Обратный путь тоже дался нелегко. Космонавтам в сопровождении лыжников на семь километров трассы до промежуточной площадки потребовалось более трех часов...

Вскоре Пермский горсовет присвоил П. Беляеву и А. Леонову звание почетного гражданина города. А. Ле­онов до последнего времени поддерживает связь с пер­мяками, встречаясь с коллективами предприятий, лич­ным составом воинских подразделений. Встречи с Алексеем Архиповичем, первым из землян вышедшим в открытый космос, навсегда останутся в памяти. Всемир­ная слава не загубила в нем благородное чувство дружбы, товарищества, скромность. В Леонове, как мне кажется, нашли свое выражение духовная мощь и величие русского человека...

Вакансии

  • Rambler's Top100