Участие вооружённых сил в политических конфликтах в России в 1990-е годы: региональный аспект

А. В. Фатеев

Проблема участия армии в политических конфликтах является одной из наиболее острых, и её разрешение влияет на дальнейшее развитие государства и общества. С древнейших времён войска являлись силой, определявшей направление политической жизни государства. И в XXI веке, когда во многих странах сохраняются нестабильные режимы, эта проблема продолжает оставаться актуальной. Не является исключением и наша страна. Состояние русской армии к 1917 году предопределило её участие в революционных и последующих событиях. Позиция военного руководства явилась решающей в переломные моменты политической борьбы в советском обществе в 1953-1964 гг. Участие армии в акциях с применением оружия, как на территории СССР, так и за его пределами, оказывало влияние на внешнюю и внутреннюю политику, общественную жизнь и на процесс принятия политических решений, армия становилась не только субъектом политики, но и инструментом в руках тех или иных группировок. Её использование для решения проблем внутри государства в настоящее время является практикой. В последнее десятилетие XX века это видно наиболее ярко на примере действий российской армии в многочисленных «горячих точках» на территории бывшего Советского Союза. Данные события не относятся к прошлому, они происходили в недавнее время и оказывают влияние на сегодняшнюю жизнь.

Первым опытом участия армии в вооружённом конфликте на территории Российской Федерации было осетино-ингушское противостояние в 1992-1993 гг. Претензии осетин и ингушей на Пригородный район Владикавказа, в котором селились как вернувшиеся из высылки ингуши, так и беженцы из Южной Осетии, осенью 1992 - го вылились в вооружённые столкновения. 2 ноября было введено чрезвычайное положение на месяц, сформирована временная администрация. Глава временной администрации Г. Хижа заявил о поддержке осетинской стороны с целью спровоцировать лидера самопровозглашённой Чечни генерала Дудаева и, втянув его в конфликт, разом покончить с этим очагом напряжённости на Северном Кавказе. Части ВДВ СКВО прибыли, чтобы, по словам генерала Г. Филатова, «защитить мирный труд Осетии»1. Началась раздача оружия осетинам, что выводило ситуацию из-под контроля. Ситуация осложнялась бездействием внутренних войск на территории конфликта на начальном его этапе.

10 ноября на территорию Ингушетии вошла оперативная группа войск во главе с генерал - полковником Л. Шустко. Военные приступили к выполнению миротворческих функций. Эти силы, приданные временной администрации, несли постовую службу, охрану колонн, полевых работ (летом 1993 года). Действия российских войск осложнялись тем, что с обеих сторон существовала опасность провокации, каждая из них считала именно себя потерпевшей стороной, нуждающейся в защите и недостаточно её получившей. «Необходимо признать ошибочный характер действий командования Российских Вооружённых Сил, во-первых, запоздавших с принятием решительных мер, направленных на ограничение конфликта, начавшегося в ночь с 30 - го на 31- е октября, и, во-вторых, не сумевших продемонстрировать своими действиями позицию неподдержки ни той, ни другой стороны конфликта»2.

Тем не менее, ошибочность позиции поддержки одной стороны была признана Б. Ельциным. В конце 1993 года при непосредственном участии Президента России была достигнута договорённость о примирении. Президент Ингушетии Р. Аушев и Председатель Верховного Совета Северной Осетии А. Галазов подписали соглашение о решении проблем беженцев из зоны конфликта (их число составило почти 60 тысяч). Постоянно шёл переговорный процесс, и стороны приходили к соглашениям, способствовавшим урегулированию конфликта.

По-иному развивались события в соседней Чечне. После провала попытки ГКЧП взять власть главную роль в политической жизни республики стал играть набиравший силу Общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН). 6 сентября 1991 года вооружённые сторонники ОКЧН насильственно свергли Верховный Совет Чечено- Ингушетии. Первый секретарь Чечено-Ингушского обкома КПСС Д. Завгаев, во время августовского путча занявший выжидательную позицию, потерял доверие центральной власти, особенно главы российского парламента Р. Хасбулатова и президента России Б. Ельцина. В августе-сентябре их симпатии и поддержка были на стороне ОКЧН.

Осенью 1991 года, после проведённых с множеством нарушений президентских и парламентских выборов, председатель Исполкома ОКЧН генерал Д. Дудаев фактически узурпировал власть. 1 ноября 1991 года он объявил суверенитет Чеченской республики. В Чечне установилась власть радикально настроенных националистических кругов.

Указ Б. Ельцина «О введении чрезвычайного положения в Чечено- Ингушской республике», не подкреплённый действиями на союзном уровне и вскоре отменённый, сплотил чеченское общество вокруг Дудаева.

После трёх лет фактической самостоятельности от центральной власти, к зиме 1994 года Чечня подошла раздираемая борьбой множества противоборствующих группировок, на фоне криминализации республики и бегства русского населения. В свою очередь, российское руководство, преодолев экономические и политические кризисы 1992- 1993 гг., обратило внимание на последнюю помеху центральной власти - Чечню. Как будто опомнившись, российские СМИ дружно бросились рассказывать о неприемлемости существования самостоятельной Чечни под боком у России. А для президента России, чтобы закрепить своё единовластие, как раз была нужна маленькая победоносная война.

В декабре 1994 г. после предъявления ультиматума о разоружении незаконных вооружённых формирований (НВФ), проигнорированным Дудаевым, и объявления на территории Чечни чрезвычайного положения, о котором Президент не сообщил Госдуме и Совету Федерации, стали предприниматься меры по их обеспечению. Решение по вопросу разоружения бандформирований (секретный указ № 2169) принималось узким кругом лиц (Советом Безопасности), в котором ведущую роль играла «партия войны» - Грачёв, Коржаков, Барсуков. Они смогли убедить Ельцина в целесообразности и лёгкости проведения спецоперации с использованием войсковой группировки. «Операция замышлялась даже не как фронтовая, а как армейская»3. Несколько раз переносились сроки операции. На границе с Чечнёй сконцентрировалась группировка российских войск численностью 35 - 40 тыс. человек.

Как и в октябре 1993 года, Ельцин, поддержанный министром обороны Грачёвым, не желал идти ни на какие уступки, в том числе отклонил предложения Дудаева о встрече с целью разрешить конфликт без кровопролития.

11 декабря 1994 г. российские войска численностью до трёх войсковых дивизий с трёх направлений вошли на территорию Чеченской республики. Военнослужащие слабо представляли реальную действительность, свои задачи, способы действия в различных условиях, не были готовы к организованному вооружённому сопротивлению, оказанному им на территории Чечни, что наиболее ярко показали трагический штурм Грозного в новогоднюю ночь и бои на улицах города.

Операция не была подготовлена в должной мере. Это видели и понимали генералы А. Митюхин (командующий СКВО), Э. Воробьёв,

командиры и начальники среднего и низшего звена. Недостаточное понимание личным составом своих целей и задач, плохое представление социально-политической ситуации вело к снижению боевого духа, делало военнослужащих слабо защищёнными перед действиями местного населения, пропагандой боевиков. При движении колонн часто происходили случаи их остановки местными жителями. Военнослужащие, не имея чёткого приказа на открытие огня, в большом количестве попадали в неволю, где на положении рабов вынуждены были ожидать своей участи.

Задействованные в операции подразделения были неукомплектованы, сформированы из разных полков и отдельных батальонов. Плохая слаженность войск, низкий уровень подготовки и дисциплины сказывались на их боеготовности и вели к большему количеству как боевых, так и небоевых потерь. В ходе операции вскрылись многие недостатки её подготовки - от отсутствия чётких и ясных приказов до нехватки самого необходимого для выполнения боевых задач и обеспечения бытовых условий.

На первом этапе поддержка войны среди населения России была значительной - сыграл роль фактор СМИ, подконтрольных власти. Как обычно, войны популярны лишь в момент их объявления. С втягиванием российской армии в войну и сообщений о потерях росло как непонимание необходимости её продолжения среди граждан России, так и сопротивление со стороны чеченских жителей, консолидировавшихся вокруг Дудаева.

В ходе боевых действий часто страдали люди, не имеющие никакого отношения к боевым действиям. Неизбирательность при обстрелах и бомбардировках приводила к жертвам среди мирного населения. Люди гибли ещё и потому, что боевики НВФ выбирали свои позиции вблизи населённых пунктов, часто используя для огневых точек жилые дома, содействуя восстановлению местных жителей против федеральных войск.

Постепенно, по мере продвижения вглубь чеченской территории, российские войска действовали более грамотно, осторожно, извлекали уроки из неудачных действий. Разрабатываемые операции больше соответствовали реальной обстановке, проводились с учётом различных факторов, могущих повлиять на их исход. При этом военный успех не всегда был решающим в достижении цели, а занятие территории совсем не гарантировало лояльность проживающего на ней населения.

В течение полутора лет (декабрь 1994 - август 1996 гг.) российские войска добивались как крупных успехов, так и серьёзных неудач. Военное поражение в Грозном в августе 1996 года показало невозможность победить в этой войне и привело к поиску путей для соглашения между воюющими сторонами. 31 августа в Хасавюрте А. Лебедь и А. Масхадов подписали мирный договор. Российские войска были выведены с территории Чечни.

Однако политическая неурегулированность чеченской проблемы и криминально-террористический характер чеченской власти 1997-1999 гг. предопределили события так называемой второй чеченской кампании, начавшейся с нападения боевиков на Дагестан 2 августа 1999 года. На данном этапе была выбрана тактика постепенного выбивания боевиков с занятых позиций. Федеральное командование не стремилось закончить какую-либо боевую операцию в сжатые сроки. Противника старались уничтожить огнём артиллерии, танковых орудий, с воздуха, прежде чем вводить в дело пехоту. Это показали, в частности, бои за Грозный зимой 1999-2000 гг. Лучше было организовано и информационно-пропагандистское обеспечение боевых действий.

В ходе проведения войсковой операции выявились два разных подхода к чеченцам, которые осуществляли командующие направлениями генералы В. Шаманов (западное) и Г. Трошев (восточное). Тактика Шаманова, группировка которого наступала со стороны Ингушетии в направлении Бамута и Ачхой-Мартана, отличалась жёсткостью и непримиримостью с целью сломить вооружённое сопротивление и добиться результата военной силой. Тактика Трошева, войска которого продвигались с территории Дагестана, напротив, имела направленность на поиск путей соглашения с местным населением, бескровного разрешения конфликтных ситуаций.

Заявления российского руководства, в т.ч. нового президента В. Путина, дают понять, что армия и вместе с ней новая власть пришли всерьёз и надолго. На территории Чечни на постоянной основе дислоцируется мотострелковая дивизия Российской Армии.

Участие армии в боевых действиях на территории Чечни явилось прецедентом в решении далеко зашедшего конфликта между федеральным центром и регионом по вопросу власти. Руководство страны выбрало самый простой и очевидный, но не самый приемлемый путь его разрешения - силовую операцию. Поэтому всегда должна существовать возможность мирного урегулирования конфликта путём переговоров, принятия соответствующих политических решений.

______________

1 Здравомыслов А. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. - М., 1997. - С. 91.

2 Здравомыслов А. Осетино-ингушский конфликт: перспективы выхода из тупиковой ситуации. - М., 1998. - С. 118.

3 Кавказский излом. - Киров,1999. - С.15.

Вакансии

  • Rambler's Top100