В гостях у писателя

Н. А. Аликина

Воспоминания о В. П. Астафьеве

Е.Н.Широков. Виктор Петрович АстафьевВиктор Петрович Астафьев, ныне известный на весь мир пермский писатель, и его жена Мария Семеновна Корякина (Астафьева) в шестидесятые годы прошлого века в теплый период времени с мая по октябрь (до ледостава) жили в деревне Быковка Добрянского района.

Место это замечательно еще и тем, что расположено оно в вытянувшемся на десятки километров треугольнике между Камой и впадающей в нее Чусовой. Туда даже в наши дни, как поется в советской песне, «только вертолетом можно долететь».

А тогда добирались так: до станции Сылва - поездом, потом на лодке через Чусовую, а там около трех километров пешком, естественно с полными рюкзаками. Магазинов там отродясь не бывало. Все, кроме молока и овощей, несли на себе. Отыскал для Астафьевых это летнее жилье Борис Никандрович Назаровский, журналист, до выхода на пенсию главный редактор Пермского областного издательства. Назаровского и Астафьева связывала многолетняя дружба.

Дачка Бориса Никандровича - бывшая баня с пристроенной с двух сторон открытой верандой, находилась в двух километрах от Быковки, и это давало возможность довольно часто общаться.

По приглашению Астафьевых в погожий летний день мы с Борисом Никандровичем появились в глухой, забытой Богом Е. Н. Широков. Виктор Петрович Астафьев деревушке. Изба Астафьевых и еще несколько домов с тремя окнами и тесовыми воротами выходили на зеленую улицу. Не знаю, описал ли кто-нибудь это патриархальное местечко, подлинное Берендеево царство, но на меня оно произвело огромное впечатление. И прежде всего природа.

Деревенька расположилась в верхней части крутой горы. Огороды равномерно располагались до почти вертикального спуска. Внизу журчала быстрая горная речушка, в которой водились хариусы - к большой радости рыбака Виктора Петровича. Под горой на плоскогорье виднелись две-три избы - Нижняя Быковка.

Мы постучали в окно, расположенное на уровне вытянутой руки, и через минуту в комнатке появился Виктор Петрович, а за ним улыбающаяся Мария Семеновна.

Я всему удивлялась: крытый двор, справа бывший коровник, превращенный в сверкающие белизной и светлыми окнами две гостевые комнаты. Слева - крыльцо, ведущее в сени, а оттуда в избу, в центре которой стояла большая русская печь с лежанкой и примыкавшими к ней полатями.

Легкая перегородка разделяла дом на спальню и столовую-кухню. За печкой, как и полагается, закуток с умывальником, на стене картина. О чем говорили тогда, мне, конечно же, не вспомнить. Понятно, что о предстоящих изданиях, планах, о делах знакомых писателей. Потом хозяева устроили импровизированный пикник: на лужайку в огороде Мария Семеновна принесла с ледника уху (приправленную только пряностями, крепкую, почти желе) и целую тарелку вареных знаменитых хариусов: «Вчера Виктор Петрович хороший улов принес».

Рыбешка всего 15-20 см, но без костей, один хребет и отменный вкус. Я от всего была в восторге, все время вскакивала, задавала вопросы. Мне все нравилось: радушные хозяева и невиданная мной классическая деревенская изба и горы, покрытые лесом до самого горизонта.

Виктор Петрович, глядя на меня, смеясь, сказал: «Она как моя Мария, пять минут не посидит, хоть ногой да дрыгнет». Это-то я хорошо запомнила.

Многие годы спустя, живя в Красноярске, Мария Семеновна писала мне: «Всегда Вас помню. Да разве возможно иначе - один Винный завод (деревня, где жил Назаров ский) - чего значит в нашей с Вами жизни?! Мы с Виктором Петровичем часто как сказку вспоминаем "быковские годы"...»

Декабрь, 2008

Вакансии

  • Rambler's Top100