Пермь. 1917 год

Митинг по поводу событий в Петрограде. Мотовилиха. Фоторепродукция В. РеймерсаОбстановка в губернии в конце февраля 1917 г. была спокойной. 28 февраля в Пермь поступила телеграмма о событиях в Петрограде и создании Временного комитета Государственной Думы, известная как «телеграмма А. Бубликова»1. Но вице-губернатор Л. В. Лыщинский-Троекуров скрыл ее. Тем не менее, слухи о событиях в Петрограде распространились по городу. Известия телеграфных агентств о событиях в Петрограде поступили в Пермь 2 марта. В тот же день вице-губернатор Л. В. Лыщинский-Троекуров (губернатор был в отъезде) подписал объявление об отречении Николая II от престола в пользу брата Михаила. 3 марта губернатор М. А. Лозина-Лозинский призвал всех должностных лиц губернии подчиняться распоряжениям нового правительства во главе с князем Г. Е. Львовым. 4 марта в Перми состоялось Учредительное собрание Совета рабочих депутатов. 6 марта в Совет вошли представители гарнизона и он стал именоваться Уральским Советом рабочих и солдатских депутатов, объявив себя руководящим органом пролетариата Урала. Однако сфера его деятельности ограничивалась в основном Прикамьем, поскольку Екатеринбургский Совет отказался признать руководство Уральского (Пермского) Совета. Председателем Совета был избран известный пермский социал-демократ меньшевик А. А. Шнееров, редактор газеты «Пермская жизнь». 5 марта на заседании Совета общественных организаций был избран Комитет общественной безопасности (КОБ), задачами которого провозглашались «проведение в жизнь предначертаний» Временного правительства и охрана городской жизни. Комитет приступил к разоружению полиции и начал создание милиции. Председателем КОБа стал видный деятель кооперативного движения эсер С. И. Бондарев, а его заместителями – врач В. П. Иванов (кадет) и председатель ВПК А. Е. Ширяев (в то время беспартийный, впоследствии эсер).

Распоряжением председателя правительства князя Г. Е. Львова от 5 марта губернаторы отстранялись от власти, несмотря на их заявления о подчинении распоряжениям Временного правительства, а управление губерниями временно возлагалось на председателей Губернских земских управ. 6 марта в Перми был подписан Акт о передаче власти от губернатора М. А. Лозина-Лозинского председателю губернской управы Е. Д. Калугину. Первое время реальная власть на местах принадлежала именно организациям типа КОБ. 8 марта на заседании КОБа в Перми совместно с представителями Совета было принято решение об аресте губернатора, вице-губернатора, начальника жандармского управления и ряда других высших должностных лиц губернии.

Председатель Губернской земской управы Е. Д. Калугин, занявший пост комиссара Временного правительства, не устраивал большинство членов КОБа. Именно Комитет выступил одним из инициаторов выборов губернского комиссара общественными организациями губернии. Выборы были намечены на 22 марта. Наибольшее число мест получили представители уездных и городских КОБов: 28 из 60, в то время как от губернского земства лишь один
представитель, от Советов Перми и Екатеринбурга – 102.

23 марта временным комиссаром Пермской губернии был избран инженер-строитель А. Е. Ширяев. В помощь комиссару избран комиссариат, в который вошли С. И. Бондарев (от КОБа), прапорщик Б. А. Турчевич (от армии), А. А. Насальчук (от земства и городов), Ю. А. Ремейко (настоящая фамилия А. Е. Тихомиров) (от Советов рабочих и солдатских депутатов) и одно место было оставлено для представителя от крестьян3. Каждый член комиссариата отвечал за определенную сферу деятельности. Так, С. И. Бондарев стал ответственным за волостное земское самоуправление, продовольственный вопрос, народное образование и т. д. Таким образом, губернскому комиссару Временного правительства была обеспечена поддержка наиболее авторитетных общественных организаций и органов местного самоуправления. Однако уже в мае А. Е. Ширяев был избран городским головой, и он предпочел этот пост должности губернского комиссара. Новым губернским комиссаром стал прапорщик местного гарнизона, сын известного пермского архитектора, член исполкома Пермского окружного Совета эсер Б. А. Турчевич.

8–14 мая в Перми прошел I областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Урала. Центром Уральской области, в которую вошли Вятская, Пермская, Уфимская губернии и Троицкий и Челябинский уезды Оренбургской
губернии, местом пребывания избранного на съезде областного комитета был определен Екатеринбург.

Временное правительство сделало ставку на органы местного самоуправления – земства и городские думы. Следует отметить, что, в отличие от общественных организаций, органы местного самоуправления основное внимание уделяли практической работе, а не политическим дискуссиям. В марте – апреле была проведена демократизация органов местного самоуправления, они были пополнены представителями общественных организаций. 29 марта состоялось заседание Пермской городской думы в новом составе, в нее вошли 54 представителя от общественных организаций, в том числе по два места было предоставлено гарнизону и городскому Совету рабочих депутатов и одно место – исполкому Уралсовета4.

В Перми было образовано два Совета: Уральский (Пермский) Совет рабочих и солдатских депутатов и Пермский Совет рабочих и служащих (с 18 июля – Совет рабочих и солдатских депутатов). Уральский Совет был окружным, т. е. объединял Советы Пермского округа5, а Пермский Совет являлся городским.

Инициатива создания городского Совета исходила от Уралсовета. Норма представительства в Уралсовете была установлена – 1 депутат от 1 тысячи человек. Таким образом, мелкие предприятия с числом рабочих 20–30 человек
лишались своего представительства в Уральском Совете, а именно такие предприятия преобладали в Перми. Поэтому и было решено организовать Пермский Совет рабочих депутатов с целью объединения в нем мелких предприятий, и уже городской Совет выберет своих представителей по установленной норме в Уральский Совет. Другой причиной создания городского Совета явилось то, что Уралсовет старался урегулировать, прежде всего, недоразумения, возникавшие на крупных предприятиях, а проблемы мелких предприятий оставались без внимания. 24 марта 1917 г. состоялось собрание рабочих и служащих депутатов г. Перми.

26 мая на собрании солдатских депутатов Пермского гарнизона был впервые поставлен вопрос об объединении в Перми Гарнизонного собрания и городского Совета рабочих и служащих в один орган. Это рекомендовала резолюция Уральского областного съезда Советов, проходившего 12–13 мая в Перми.

Пермский и Мотовилихинский комитеты большевиков и Мотовилихинский Совет рабочих и солдатских депутатов организовали демонстрацию 25 июня. Демонстрация, против которой высказались окружной и городской Советы, Гарнизонный комитет, комитеты меньшевиков и эсеров, спровоцировала нападение на манифестантов части солдат гарнизона, прежде всего военнослужащих украинских рот, недовольных антивоенными призывами в условиях начавшегося наступления русской армии.

18 июля состоялось первое общее собрание городского Совета. На собрании присутствовали представители от 33 организаций рабочих и служащих и трех запасных полков местного гарнизона. Основным вопросом собрания было избрание исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов. Итоги голосования дают представление о соотношении сил в Совете: меньшевики А. М. Шулов и А. А. Герасимов избраны большинством голосов, при 15 и 8 воздержавшихся соответственно; эсеры И. Я. Пономарев и В. Н. Воронов – тоже большинством, при 4 и 11 воздержавшихся. Большевик М. П. Чернышев избран большинством голосов при 78 воздержавшихся, т. е. почти половина депутатов воздержалась. И. С. Сухобрус получил лишь 9 голосов «за», остальные – против. Такие результаты голосования не устроили большевиков. М. П. Чернышев заявил, что не может работать в исполкоме при сложившейся ситуации, и покинул собрание. Председателем исполкома городского Совета был избран А. М. Шулов, тов. председателя – прапорщик И. А. Григорьев (меньшевик) и прапорщик Л. Белевич (эсер), секретарем – А. А. Герасимов6.

На следующий день на заседании исполкома принято предложение доложить Совету о допущении представителей большевиков в исполком, чтобы не нарушать права рабочих, пославших большевиков, и права рабочей курии, избравшей их своими представителями.

На 15 августа были назначены выборы в городскую думу по новому избирательному закону. В предвыборной кампании активно участвовали все политические партии и различные объединения. Так, партия кадетов в своих предвыборных лозунгах делала ставку на «людей дела»: «Не политику надо делать, идя в думу, не красивые слова говорить, не обещать невыполнимого, а правильно вести хозяйство»7. Список кандидатов от партии кадетов действительно впечатляет. В него вошли шесть профессоров Пермского университета во главе с ректором К. Д. Покровским, известные деятели на ниве образования: Л. В. Барбатенко, О. М. Варфоломеева, Л. А. Потоцкий, О. В. Циммерман, Н. А. Несслер; десять врачей, восемь инженеров, архитектор В. В. Попатенко и другие – весь цвет пермской интеллигенции. В предвыборных листовках кадетов было немало положений, не утративших своей актуальности и сегодня. «В той стране, где неблагополучно в городском хозяйстве, там неблагополучно и в государстве. Перми прежде всего нужны: снабжение продовольствием и топливом, охрана личной безопасности и имущества, забота о городских окраинах, поднятие народного образования, улучшение санитарного положения и организация врачебной помощи. Довольно слов, нам нужны дела… нужны люди бескорыстные и бережливые, не отстаивающие только классовые интересы, но интересы всего населения»8.

Представляет интерес предвыборная платформа «Союза домовладельцев». Как и кадеты, они заявляли, что стремятся провести в гласные «людей дела, а не фразы… людей знания и опыта. Городская дума должна быть собранием деловых людей, городское дело должно быть общим делом, а не партийным». На первый план домовладельцы выдвигали экономические вопросы: упорядочение городского хозяйства, бережливое отношение к городским финансам и справедливое распределение городских налогов. «Союз...» признавал необходимость широких социальных реформ и политической свободы. «Все классы должны принести в жертву свои интересы для спасения
Государства». Домовладельцы единственные из всех открыто выступили в защиту частной собственности: «Главной основой нашей жизни должна остаться частная собственность… способная служить вернейшим двигателем хозяйственной жизни России и ее культуры»9. В список «Союза домовладельцев» входили купцы, промышленники, мещане, служащие. Из известных лиц можно отметить присяжного поверенного Н. А. Вармунда, директора Марьинского банка А. Е. Тупицына, бывшего городского голову П. А. Рябинина и др.

Иной подход к органам местного самоуправления был у социалистических партий. В их предвыборных платформах на первом плане стояли вопросы защиты интересов трудящихся масс, справедливого распределения, а не организация городского хозяйства, развитие торговли и промышленности. Предвыборная агитация социалистов носила классовый характер и отличалась агрессивностью по отношению к политическим противникам. В списках кандидатов в гласные городской думы от эсеров и меньшевиков примерно половину составляли рабочие и солдаты10.

В результате победу на выборах одержали эсеры, получившие 28 мест. Кроме того, в думу прошло 10 меньшевиков, по 8 кадетов и домовладельцев, 7 большевиков, 6 представителей духовенства, 3 представителя от мусульман, 2 – от квартиронанимателей, по 1 – от «Единства», еврейских социалистов и еврейской буржуазии11

На заседании исполкома городского Совета 7 августа впервые был поставлен на обсуждение вопрос о «соединении» Мотовилихинского и городского Советов рабочих и солдатских депутатов. Решено назначить день (10 августа) и обсудить этот вопрос с представителями исполкомов Мотовилихи и Уралсовета12. Однако обсуждение этого вопроса постоянно откладывалось, так как, по мнению руководителей Совета, были более насущные дела.

Резко активизировалась деятельность Советов, особенно окружного, в период борьбы с корниловщиной. Городской Совет самостоятельной роли практически не играл, полностью солидаризировавшись с позицией Уралсовета. 28 августа на митинге, организованном исполкомом городского Совета под председательством А. М. Шулова, выступали в основном представители Уралсовета и социалистических партий. Все ораторы призывали к единству в деле борьбы с Корниловым. Но большевики в то же время заявляли, что не верят в искренность меньшевиков, в их призывы к объединению, обвиняя последних вместе с эсерами в том, что «они косвенным образом способствовали развитию контрреволюции своим братанием с буржуазией». Меньшевики в ответ считали ложными заявления большевиков о стремлении к единению: «Рознь идет из рядов большевиков»13. Митинг, вместо того чтобы сплотить социалистов в борьбе с Корниловым, фактически углубил раскол между меньшевиками и большевиками.Эсеры явно качнулись влево, заявив, что «спасти Россию может только социалистическое министерство без буржуазного элемента». Некоторые эсеры даже высказались в поддержку перехода власти в руки Советов14. Большевики стремились использовать в своих интересах противоречия между меньшевиками и эсерами, поддерживая эсеров по некоторым вопросам, создавая предпосылки для совместных выступлений в будущем.

Захват власти большевиками в Петрограде вынудил и Пермскую городскую думу включиться в политическую борьбу. 26 октября дума осудила захват власти Петроградским Советом. 27 октября в Перми создан чрезвычайный орган – Ревком, в который вошли по три представителя от эсеров, меньшевиков и большевиков. 28 октября состоялось соединенное заседание Советов, представителей общественных организаций и всех социалистических партий и фракций, президиумов полковых комитетов. Значительным большинством голосов на заседании принята следующая резолюция: «Петроградский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, захвативший государственную власть, являющийся представителем меньшинства российской демократии против воли Всероссийского Совета крестьянских депутатов и армейских комитетов, пытается силой установить диктатуру меньшинства, что ведет к гражданской войне, угрозе срыва Учредительного собрания. Собрание полагает, что революционной демократии не может быть навязана воля меньшинства, и им будет признана только такая власть, которая опирается на большинство революционной демократии. Важнейшей задачей на местах считает борьбу с контрреволюцией и сохранение революционного порядка. Так как коалиционное Временное правительство не отвечает требованиям революционной демократии, необходимо создание однородной демократической власти путем соглашения всех социалистических партий с центральными органами демократии и других революционных и демократических организаций. До создания центральной власти, власть на местах переходит в руки Революционного комитета, созданного из представителей всех революционных и демократических организаций. Над всеми местными губернскими правительственными учреждениями устанавливается контроль Революционного комитета.

Никакой отсрочки Учредительного Собрания. Вся власть Учредительному Собранию!»15.

30 октября вопрос о текущем моменте был рассмотрен на собрании городского Совета. Меньшевики и эсеры выступили с осуждением большевиков и поддержали резолюцию объединенного заседания. Выступивший от большевиков В. И. Решетников назвал меньшевиков и эсеров банкротами, изменившими пролетариату, и предложил резолюцию, одобрявшую захват власти большевиками. В результате резолюция большевиков получила 35 голосов, а резолюция меньшевиков и эсеров – 6816. На собрании по требованию большевиков, которое поддержал исполком, было принято решение о переизбрании Совета в пятидневный срок. Безусловно, состав Совета уже не отражал настроений масс, и перевыборы должны были поднять его авторитет и влияние. Время для перевыборов было выбрано явно неудачно: неопределенность с вопросом о власти в центре и пьяный погром 4–6 ноября в Перми.

1 ноября, после выхода из Ревкома большевиков, он был пополнен представителями городской думы. Вечером 3 ноября в Перми начался пьяный погром, который был подавлен совместными усилиями городской думы и Советов Перми и Мотовилихи только к утру 6 ноября.

9 ноября состоялось организационное собрание переизбранного Совета под председательством В. И. Решетникова. Собрание признало необходимым существование Красной гвардии для охраны города, создание комиссии по реорганизации милиции, поскольку та не смогла предотвратить пьяного погрома, и проведение переписи продуктов. На собрании состоялись выборы исполкома в составе 18 человек: 10 большевиков, 7 эсеров и 1 меньшевик17.

10 ноября на заседании исполкома избрали временный президиум, поскольку не было кворума: председатель В. И. Решетников, товарищи председателя И. С. Сухобрус и Кудрицкий (эсер), секретарь М. П. Чернышев.

11 ноября удалось собрать кворум. Большевики предложили избрать президиум на началах пропорциональности, что давало фракциям меньшевиков и эсеров два места из шести, но большевики не возражали и против трех представителей. Однако эсеры заявили, что ввиду преобладания в Совете большевиков они в президиум не войдут, но в исполкоме работать не отказываются18.

Положение в городе было сложным. Реальная власть принадлежала Ревкому до 14 ноября, когда он официально сложил свои полномочия. Большевики вели активную борьбу за власть в городском Совете.

23 ноября состоялось решающее заседание объединенного Пермского и Мотовилихинского Совета (представители Балашихинского Совета отсутствовали), на котором решался вопрос об организации власти. После выступления представителей фракций на голосование были поставлены две резолюции: большевиков и эсеров, которых поддержали меньшевики. Большинством голосов принята резолюция большевиков о доверии Совнаркому и взятии власти в Перми в руки Совета. Меньшевики заявили протест, поскольку результаты голосования показали отсутствие кворума, а при решении такого важного вопроса необходимо присутствие 2/3 от общего состава. В ответ на это председатель собрания А. Л. Борчанинов ответил, что он считает и половину всего состава кворумом, и предложил перейти к следующему вопросу19. Фактически в городе установилось двоевластие: большевики объявили Совет властью, но продолжала работать городская дума, функционировала милиция, издавал свои распоряжения губернский комиссар Б. Турчевич.

Соотношение сил в губернском центре наглядно характеризуют результаты выборов в Учредительное Собрание. Всё преимущество и сила большевиков основывались на солдатских массах. На выборах в Перми безусловную победу, если не учитывать голоса солдат, одержали кадеты, получившие 7564 голоса, за эсеров было подано 4503, за большевиков – 3526. Гарнизон дал большевикам 4415 голосов и общую победу, в то время как кадетам – всего 336, а эсерам – 1099. Этот факт – еще одно свидетельство решающей роли солдат в событиях 1917 г., причем не только в столицах, но и в провинции.

30 ноября в Перми создается Совет по управлению губернией, однако представители городской думы в его состав не вошли. Для укрепления своей власти, а также с целью ликвидации достаточно авторитетного окружного эсеро-меньшевистского Совета, Совета по управлению губернией большевики пошли на самочинный созыв «губернского» съезда Советов, по сути своей – окружного. Съезд собрался 16 декабря и принял по всем вопросам большевистские резолюции. Но и после этого съезда нельзя говорить, что в Перми утвердилось единовластие большевиков. Продолжала исполнять свои функции городская дума, до конца ноября издавал распоряжения губернский комиссар.

К активным действиям против представителей прежней власти и органов самоуправления большевики в Перми перешли в январе 1918 г. 5 января отряды Красной гвардии разоружили милицию и заняли ее помещения. 

Был закрыт «Пермский губернский вестник», разогнана правая часть губернского съезда крестьянских депутатов. По мере создания советских структур более жесткой становится и позиция в отношении органов городского
самоуправления. Они ставятся перед выбором: либо они признают распоряжения Совнаркома и входят в состав Советов в качестве соответствующих отделов, либо разгоняются.

Пермская городская дума осуждала политику большевиков. 27 февраля дума приняла резолюцию, в которой обвинила большевиков в развязывании гражданской войны, развале государства, выступила в защиту Учредительного
Собрания. 13 марта исполком Пермского Совета принял решение о роспуске городской думы. Таким образом, было окончательно устранено двоевластие в городе. Еще раньше, в начале марта, Постановлением областного Совета «за контрреволюционную деятельность» было распущено Губернское земское собрание.

Л. А. Обухов

_______________

1. А. А. Бубликов – депутат IV Государственной Думы от Пермской губернии. ВК ГД назначен комиссаром в Министерство путей сообщения и ночью 28 февраля по железнодорожному телеграфу известил начальников всех  железнодорожных  станций  о  том,  что  власть  перешла  к Государственной Думе.

2. Вестник Пермского края. 1917. 19 марта.

3. Известия  Уральского  Совета  рабочих  и  солдатских  депутатов.  1917. 2 апр.

4. ГАПК. Ф. р-636. Оп. 1. Д. 1. Л. 32, 38.

5. Пермская губерния в организации Советов была разделена на два округа: Пермский и Екатеринбургский.

6. Пермский вестник Временного правительства. 1917. 27 июля.

7. ГАПК. Ф. р-656. Оп. 1. Д. 36. Л. 64.

8. Там же. Л. 73.

9. ГАПК. Ф. р-656. Оп. 1. Д. 36. Л. 119–120.

10. Там же. Л. 9, 102.

11. Пермский вестник Временного правительства. 1917. 18 авг.

12. Известия Уральского Совета… 1917. 15 авг.

13. Пермский вестник Временного правительства. 1917. 3 сент.

14. Там же.

15. Народная воля. 1917. 2 нояб.

16. Пермский вестник Временного правительства. 1917. 3 нояб.; Народная
воля. 1917. 2 нояб.

17. Пермский вестник Временного правительства. 1917. 12, 14 нояб.; Пролетарское знамя. 1917. 14 нояб.

18. Пролетарское знамя. 1917. 14 нояб.

19. Пермский губернский вестник. 1917. 1 дек.; Народная воля. 1917. 25 нояб.; Пермская жизнь. 1917. 25 нояб.

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100