Приказы по личному составу –

 богатый материал для исследований краеведов 

Более полувека привлекает исследователей тема Великой Отечественной войны. Изучается жизнь и деятельность высоких государственных и военных руководителей всех рангов, рядовых участников войны, работников тыла. Изучаются документы далеких военных лет и мемуарные документы, созданные в последние годы.

Муниципальное учреждение «Архив города Перми» – самый молодой архив в городе, создан на основе архивного отдела городской администрации – центра хранения документов по личному составу. В этом году впервые документы по личному составу рассматривались не как документы, свидетельствующие о трудовой деятельности граждан, а как исторический материал, отражающий время, жизнь людей, жизнь города, жизнь страны периода Великой Отечественной войны.

С первых дней войны самым главным в жизни населения города становится, безусловно, вопрос о «хлебе насущном», о бесперебойном обеспечении населения продуктами питания. В муниципальном учреждении «Архив города Перми» в материалах городского треста столовых имеются самые разнообразные приказы о налаживании питания жителей города. Особенностью делопроизводства 1940-х годов можно отметить то, что  вопросы основной деятельности  отложились в приказах по личному составу, и это позволяет проследить, как было организовано общественное питание в г. Молотове в годы Великой Отечественной войны.

Интересны документы первых дней войны. От 30 июня 1941 года по Молотовскому тресту столовых и местных ресторанов Наркомата торговли проходит приказ № 138 об обеспечении выполнения плана заготовок грибов и ягод. Этим приказом организовывалось 10 грибо-ягодно-варочных пунктов при следующих предприятиях: подсобном хозяйстве на Липовой горе, при столовой № 23 (Гайва), при столовой № 36 (Закамск), столовой № 40 на судозаводе (Закамск), фабрике-кухне № 1 (д. Кояново), фабрике-кухне № 2 (д. Васильевка), столовой № 10 (д. Васильевка), продовольственной базе треста (Хохловка и Гайва), столовых  № 12, 15, 21 завода  № 172 (Гайва). Каждый пункт должен был заготовить по 3 тонны соленых и маринованных грибов, по 100 кг сухих грибов, по 3 тонны ягод с переработкой. Кроме того, каждой столовой планировались заготовки от 500 до 300 кг соленых грибов, от 300 до 200 кг ягод, на некоторые предприятия планировалась заготовка сена1. Количество заготовок поражает. Очевидцы (Н.А. Оборина., С.М. Масалкина., А.И. Владимирова. – работницы завода им. Дзержинского) рассказывали, что такая работа в городе в действительности проводилась. Иногда карточки на мясные продукты предлагалось по калорийности отоварить грибами, но грибы были настолько червивыми, что у молодежи вызывало смех, «не мясом ли их отоваривают». Что при огромных размерах заготовок не вызывает удивления: очевидно, брали все подряд.

Безусловно, такой документ вызовет интерес у краеведов. В документе отражена работа столовых, питание жителей города, недостатки в организации этого питания. Немного с грустью, немного с юмором воспринимаешь такой документ.

Большую информацию несут документы о нормах отоваривания.

На основании постановления правительства и телеграфного распоряжения Союзнаркомторга с 1 ноября 1941 г. в городе Молотове была введена продажа населению по карточкам следующих продуктов питания: мяса, колбасы, рыбы, жиров, крупы и макарон. Нормы продажи продуктов устанавливались по категориям. Так, рабочие и ИТР первой категории получали мясопродуктов 2200 граммов, жиров – 600 граммов, крупы, бобовых, макарон – 1500 граммов. Рабочие и ИТР второй категории получали мясопродуктов 1800 граммов, 400 граммов жиров и 1200 граммов крупы, бобовых или макарон. Служащие всех категорий получали 1200 граммов мяса, 300 граммов жиров и 800 граммов макаронно-крупяных изделий. Норма продуктов иждивенцев состояла из 500 граммов мяса, 200 граммов жиров и 600 граммов крупы, бобовых или макарон. Дети до 12 лет отоваривались 400 граммами мясных продуктов, 300 граммами жиров и 800 граммами макаронно-крупяных изделий2. Колбасные, прочие мясопродукты, рыбопродукты, сельдь, мясные и рыбные консервы засчитывались в норму мяса и рыбы. Молоко, молочные продукты и сыр засчитывались в норму жиров: молоко – 1,5 литра за 100 граммов масла, сметана – 1 килограмм за 350 граммов масла, сыр – 1 килограмм за 250 граммов масла. Отпуск яиц производился только детям с отметкой в детской карточке. Отпуск мясных и рыбных блюд производился в столовых по карточкам с вырезкой талонов. За блюдо по раскладкам свыше 100 граммов вырезались талоны на 100 граммов, свыше 150 граммов – 150 граммов, а от 50 до 100 граммов – 50 граммов, за первые мясные блюда с закладкой мяса меньше 50 граммов талоны не вырезались. Отпуск бутербродов с колбасой и маслом также производился по карточкам с вырезкой талонов3. В соответствии с решением правительства и Молотовского горторготдела от 12 января 1942 года отпуск обедов, а также отдельных блюд, приготовленных из крупы, макарон и домашней лапши, производился по продовольственным карточкам с вырезкой талонов в размере 50% израсходованных крупы и макарон. На обороте продовольственной карточки ставился штамп столовой4.

Возникает вопрос: все ли талоны отоваривались?

Мы, люди другого времени, помним, что в 1990 годы XX века при введении талонов и при работе по 8 часов, далеко не все продукты можно было получить, но это было мирное время. Получали ли нужные продукты жители города в условиях тяжелого военного времени, работая по 11-12 часов?

Ряд приказов по сети столовых появляется в связи с введением карточек на хлеб, сахар и кондитерские изделия. Например, приказы от 22 августа и 3 сентября 1941 года. Предписывалось во всех столовых хлеб продавать  только по предъявлении карточек. Бутерброды, кондитерские мучные изделия и изделия с начинкой (пончики, торты, пирожки, пироги с морковью, капустой, рисом и т д.) вырабатываются и реализуются в предприятиях общественного питания по коммерческим ценам, которые складывается из надбавки на нормированную цену муки в размере 200 %5.

Выгодно ли было покупать хлебобулочные изделия в два раза дороже? Конечно. Но была ли в действительности такая возможность? О том, стряпались ли эти самые пирожки с морковью и капустой, документы не выявлены, а вот купить дополнительный кусок хлеба к обеду некоторым категориям населения позволялось. Приказом № 63 по Молотовскому тресту столовых от 10 апреля 1942 г. разрешалась продажа хлеба без карточек в количестве не более 200 гр. (100 граммов к первому, 100 граммов ко второму блюдам). Суточное обеспечение хлебом для продажи студентам распределялось следующим образом: столовой № 10 – 135 кг для студентов авиационного и строительного техникумов; столовой № 14 – для студентов (учебные заведения не указаны) выделялось 600 кг хлеба; столовой № 22 – 101 кг; столовой № 25 – 135 кг для студентов механического техникума; столовой № 26 – 600 кг хлеба для научных работников и студентов педагогического института. В списке указаны рабочие заводов «Красный строитель», «Коммунар», занятые на «выколке древесины», командный состав завода  № 172, инженерно-технические работники завода № 2, работники НИИ №13, эвакуированного из Ленинграда6.      

Особое внимание уделялось питанию детей. Обслуживание школьных буфетов устанавливалось в следующем порядке:

1) проводить отпуск продуктов без вырезки талонов хлеба 50 граммов или булочку весом 50 граммов. Сахара или конфет для чая в размере 10 граммов на каждого школьника;

2) продажу бутербродов и мучных изделий с начинкой в школьных буфетах производить по коммерческим ценам;

3) отпуск хлеба и булочек для школьников столовые производят согласно фактического наличия учащихся7.

Таким образом, с одной стороны, предусматривалось обеспечение школьников завтраками, пусть минимальными, но сверх карточек. С другой стороны, отпуск хлеба производился по количеству учащихся, в таком случае, что реализовывалось по коммерческим ценам?

В целях ликвидации «уравниловки» и поощрения хорошо работающих и дальнейшего  улучшения трудовой дисциплины на производственных предприятиях мастерам цехов и начальникам отделов предоставлялось право выдачи «стахановского питания» в столовой. Стахановцем считался каждый, выполняющий норму на 150 %, а для рабочих и служащих, работающих на повременной оплате труда, необходимо было производить оценку за качество работы и своевременное выполнение заданий. Мастер цеха или начальник совместно с  представителем рабочкома или парторганизации в конце каждого рабочего дня подводил итог выполнения плана и отдельных заданий по каждому рабочему и определял стахановцев. Список стахановцев служил основанием для выдачи талона для получения стахановского обеда в столовой, но на следующий день. Директор стройторга т. Корман был обязан принять решительные меры к улучшению качества питания стахановцев, для чего выделить отдельные столы «с обеспечением культурного обслуживания, снабдив столы скатертями, а также потребными приборами»8. Работницы завода им. Дзержинского – А.И. Владимирова и С.М. Масалкина – вспоминали, что такой обед состоял из жидкого супа и омлета из яичного порошка.

Предусматривалась организация питания работников эвакуированных предприятий. Так, например, в приказе № 11 от 20 января 1942 года отмечается: «При столовой № 28 организовать питание эвакуированных из Ленинграда семей работников научно-исследовательского института № 13. Директору столовой № 28 срочно запросить от института списки на контингент и выдать пропуска в столовую. Базе снабжения учесть данный контингент при распределении продуктов питания»9.

Для мобилизованных рабочих из татаро-башкирских деревень пытались организовать приготовление национальных блюд из риса и баранины. Предписывалось в местах работы мусульман в количестве свыше 200 человек организовать специальные столовые, а в местах с меньшим количеством выделить отдельные котлы для изготовления национальных блюд и отдельные столы для обслуживания и совместно с начальниками участков организовать культурные чайханы10.

Были случаи, когда рабочие по каким-то причинам не получали продовольственные карточки. Так. рабочая Ильязова первого строительного участка прибыла на строительство № 38 со станции Чайковская 14 апреля 1943 года без продовольственных карточек и не получала ни хлеба, ни обедов в столовой. В списках на получение карточек на май Ильязовой не оказалось. Начальник участка Козловский знал, что его работница в течение двух недель не получает ни хлеба, ни продуктов, тем не менее не проявил должного внимания, за что был наказан – арестован на пять суток11. Безусловно, такие случаи выявлялись, разбирались, виновные наказывались.

Таким образом, приказы по личному составу – богатый материал по истории края. На примере всего лишь одного фонда Пермского (Молотовского) треста столовых мы получили большой информационный материал об организации питания жителей города Молотова в годы Великой Отечественной войны.

В муниципальном учреждении «Архив города Перми» имеется 64 фонда, содержащих приказы по личному составу периода Великой Отечественной войны, которые ждут своих исследователей. Исследователи сделают новые, неожиданные открытия, которые помогут глубже понять то далекое время, более подробно, всесторонне изучить историю нашего города.

____________________

1 Архив города Перми (АГП). Ф. 102. Оп. 1. Д. 4. Л. 8.

2 Там же. Л. 139.

3 Там же.

4 Там же. Ф.102. Оп. 1. Д. 5.  Л. 13.

5 Там же. Л. 62.

6 Там же. Л. 79.

7 Там же. Ф.102. Оп. 1. Д. 4.  Л. 62.

8 Там же. Ф. 648. Оп. 1. Д. 543.  Л. 14об-15.

Там же. Ф.102. Оп. 1. Д. 5.  Л. 12.

10 Там же. Ф. 648. Оп. 1. Д. 1.  Л. 49.

[1][1] Там же.  Л. 138.

 

Опубликовано:

Страницы прошлого: Избр. мат-лы краев. Смышляевских чтений в Перми. –  Пермь, 2005. – Вып. 5. – С. 184-187.

О.А. Мельчакова 

Вакансии

  • Rambler's Top100