Реалисты

Или ДЕЛА ВАШИ ИДУТ ВОСЛЕД ЗА ВАМИ

Пермский авиатехникум,  135-летие которого отметим в 2011 году, в досоветский период был реальным училищем. Открыто училище было 12 сентября 1876 г. специально для этого прибывшим в Пермь министром народного просвещения, обер-прокурором Синода действительным тайным советником графом Д.А. Толстым. Соборное молебствие совершил архиепископ Пермский и Верхотурский Антоний. Под актом, зафиксировавшим появление нового учебного заведения, поставили также свои подписи губернатор Н.Е. Анд­реевский, инспектор народных училищ В.Н. Шишонко, известный учи­тель и поэт М.А. Афанасьев и др. За  градского голову оставил авто­граф купец 2-й гильдии М.Г. Губанов.

Первым директором училища стал инспектор губернской гимназии Андрей Александрович  Залежский. На  торжестве по случаю открытия училища исправляющий должность город­ского головы обратился к графу Дмитрию Андреевичу Толстому с прось­бой передать Государю императору ходатайство «о наименовании этого заведения именем Его Императорского Высочества Великого Князя Алек­сея Александровича». Почему выбор пал именно на этого члена царской семьи, объясняется просто: в июле 1873 года великий князь посетил Пермь, возвращаясь из кругосветного путешествия. Городским головой в тот год был пароходчик купец 1-й гильдии Иван Иванович Любимов, его полномочия закончились в 1874 году, и в 1876 году эту должность зани­мал другой пермский купец, Н.Г. Костарев, который, правда, оставил дела по болезни. Видимо, с этим связано возникновение переписки училища с городской управой по поводу того, кому же принадлежит приоритет в данном вопросе. И вот директор училища с удовлетворением пишет о том, что он получил от городского головы потомственного почетного гражда­нина И.И. Любимова (который был избран на этот пост в 1877 году вто­рично) следующее объявление: «В апреле месяце 25 дня 1873 года в жур­нале Пермской городской Думы за №8 изложена речь городского головы Любимова, из которой видно, кому принадлежит инициатива устройства в г. Перми реального училища...»

Судя по всему, вопрос о приоритете возник в связи с активностью купца Губанова, остававшегося за городского голову и поневоле проявив­шего активность в присутствии высоких гостей.

Свое выступление в городской думе И.И. Любимов закончил сле­дующими словами: «...Если господам гласным угодно будет принять ре­шение об учреждении училища, то ввиду предстоящего прибытия в Пермь Великого князя Алексея Александровича я полагал бы ... просить о дозволении дать предполагаемому училищу название «Алексеевское» в воспоминание посещения Его Высочеством нашего города».

В такой предусмотрительности и дальновидности «отцов города» нет ничего удивительного. Маршрут, график прибытия столь высоких пу­тешествующих особ расписывался за полгода и больше. Российские под­данные готовились к приему повсюду основательно, а затем долго жили этим событием.

Городская дума приняла соответствующее постановление на сей счет еще 20 июня 1873 года, за двадцать дней до прибытия великого князя. Чтобы найти необходимые средства, 20 000 р., И.И. Любимов предложил давать от себя по 2000 р. первые пять лет. Он же пожертвовал для буду­щего училища собственный дом. Дума постановила отпускать из город­ских доходов 3000 р. и столько же - из прибылей Марьинского общест­венного банка. Инициативу пермских думцев поддержали Пермское. Чердынское и Осинское уездные земские собрания, а более всех расщед­рилось на столь полезное обществу дело губернское земство, которое решило отпускать ежегодно по 5000 р. (Д. Смышляев. Сборник статей о Пермской губернии. П., 1891, стр. 80-81).

Так начиналась жизнь реального училища. Из произведений клас­сики нам известно, что между учащимися разных заведений, гимназиста­ми и реалистами, частенько возникали стычки, и тогда в первую очередь страдала их одежда. А для пермских реалистов форму одежды придумали - на зависть гимназистам. «На околыше фуражки ...(с козырьком) темно-зеленого сукна с выпушкой помещают позолоченный металлический знак, составленный из циркуля, ключа, молотка и треугольника, заключенные между двумя дубовыми ветками. Такой же знак меньшего размера наши­вается с двух сторон на воротник сюртука под галуном, на воротник блу­зы, а также на петлицах пальто».

С Высочайшего соизволения училище стало Алексеевским, и на долгие годы появилась аббревиатура ПАРУ. Двадцать лет спустя, в сен­тябре 1896 года, при ПАРУ открылось горнозаводское отделение, оно бы­ло переведено из Красноуфимска.

Таким образом, отцы города не подвели честное собрание, все рас­считали точно. А подвел их, можно сказать, только... великий князь. Алексей Александрович Романов (1850-1908) ничем не отличился в истории. По воспоминаниям современников, великий князь Алексей был обая­тельным красавцем, отличного телосложения. Генерал-адмирал (он чис­лился по флоту, вот и в Перми побывал в сопровождении известного ад­мирала Посьета) Алексей Александрович «не вполне сознавал, что время парусных судов миновало», как написал о нем один из биографов Дома Романовых. Язвительный родственник напишет об этом «флотоводце» спустя двадцать лет после его смерти, что «в его жизни преобладали верткие дамы и неповоротливые корабли». Но с точки зрения историче­ской значимости все это не имело бы ровно никакого значения, если бы не... Цусимская трагедия. На генерал-адмирала возлагали значительную часть ответственности за поражение русского флота в русско-японской войне, за что и получил он в народе едкое прозвище «Князь Цусимский». Впрочем, его потомки сегодня говорят, что Алексей Александрович «на­делал много зла, но дурным человеком он не был». (Стаффан Скотт. Романовы. Екатеринбург, 1993).

Из стен училища вышло немало сильных, талантливых специалистов, знаменитых ученых. Свидетельством тому – целый «иконостас» мемориальных досок в честь славных выпускников разных лет: ученый В. Вологдин, маршал Б. Шапошников, конструктор А. Швецов, чье имя это учреждение и носит уже много лет.

Подготовку в училище давали основательную, помимо основного профиля, статус училища был избран с химико-техническим уклоном. Многие из питомцев ПАРУ по окончании его прямиком отправлялись за­тем учиться далее в столицы. Одним из них был, к примеру, Александр Александро­вич Сборовский, закончивший впоследствии Горный институт. На обрат­ной стороне фотографии, сделанной в год окончания училища, есть авто­граф этого не по годам серьезного реалиста: «Пермь, 1897 года сентября 21, 7-й класс. Перм. Алекс. Реальн. Уч. Искренность, прямота и сердеч­ность сближают людей. Самоанализ, самокритики и самобичевание при­водят к осознанию своего ничтожества» (Личный архив автора).
Судя по всему, этих «технарей»  воспитывали гармонично развитыми людьми. О многом может сказать, в частности, такой факт. В училище всегда было два преподавателя рисования с академическим об­разованием. И это не могло не сказаться на уровне развития учеников; не­которые из них стали известными художниками, например, Н.М. Гущин, П.И. Субботин-Пермяк. Сказанное, конечно, не означает, что в стенах Алексеевского всегда царила «тишь да гладь». Народ здесь учился до­вольно неординарный, большинство - из семей состоятельных пермяков. Случалось всякое, творились и «сенсации городского масштаба». Однако воспитательный процесс был отлажен четко. И за проступки наказывали строго. Один пример. Когда реалисты Голынец и Макаров были «замечены в курении табаку», то они подверглись заключению в карцер, причем родственникам их было рекомендовано «усилить надзор за внеклассным поведением мальчиков».

С самого начала в училище было и два законоучителя, православ­ного и римско-католического вероисповеданий. Связано это с тем, что в училище поступало немало детей католиков, польских ссыльных. Инженер-технолог С.Н. Стемпневский стал  инспектором, заслуженным преподавателем, получил чин статского советника. В отчете о состоянии и деятельности училища за 1892 г. (при директоре М.М. Дмитриевском) можно прочитать характерную оценку: «Посещение утреннего богослуже­ния в Воскресенской церкви в царские дни обязательно для всех учащихся христианских вероисповеданий... Необходимо заметить, что все учащиеся относятся к делу посещения храма Божьего весьма внимательно и с подо­бающим благоговением».

Близость к жизни, к реальным условиям общества оказывала вполне определенное влияние на мировосприятие учащихся. Мы говорим порой: «Будем реалистами, оценим происшедшее так и так…»  Если так, то самые естественные реалисты – питомцы данного заведения. Свою специфику имела и благотворительная деятельность в стенах ПАРУ. Она  отлича­лась широким размахом. Для примера приведем интересное свидетельство преемственности семейной традиции пароходчиков Каменских, документ сохранился в  фонде Алексеевского реаль­ного училища Перми. В письме от 20 июня 1897 г. Александр Григорьевич Каменский (1846-1905) извещает руководство училища о размерах сти­пендии и о присуждении ей «...имени покойного родителя моего Григо­рия Козьмича Каменского, одного из основателей Товарного Дома под фирмою «Ф. и Г. Каменские». Из документа мы узнаем, что речь идет о государственной 4-х-процентной ренте на 1200 рублей. Учредитель со­общает также, что «капитал собран служащими и служившими товарному дому». По тем временам - весьма солидный процент отчислений. (ГАПО. Ф.185.Оп.1.Д.97).

Стипендия имени потомственного почетного гражданина Г.К. Ка­менского почти незамедлительно утверждается Министерством народно­го просвещения (18 июля 1897 г.). К сожалению, так случилось, что этот благородный поступок оказался в числе последних в жизни А.Г. Камен­ского. После его смерти попечителем Алексеевского училища становится другой представитель рода, Иван Григорьевич Каменский, член Государ­ственного Совета России, один из самых образованных людей своего вре­мени. Он считал продолжение фамильных традиций делом чести семьи. Поддержку училищу оказывала и дочь А.Г. Каменского, Вера Александровна, в замужестве княгиня Шаховская (1874-1936).

Воистину - делами славен человек. Согласитесь, такие люди не должны быть преданы забвению. В связи с этим вспоминается одна эпи­тафия, увиденная мною на старинном Егошихинском кладбище (на кото­ром нашли свой последний приют многие из создателей, педагогов и уча­щихся ПАРУ). На массивном каменном надгробии преподавателя математики Пермского (Алексеевского) реального училища статского советника Антония Флориановича Жилевича (скончался в 1901 году, в возрасте 53 лет) есть изречение из Апокалипсиса: «Дела бо их ходят вслед с ними».

Полный вариант этой бессмертной фразы (Откровение св. Иоанна, 14-13) звучит так: «...И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе;  они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вослед за ними».

Если пермяки хотят быть по-настоящему благодарными потомка­ми, то они должны отдать дань памяти своим замечательным землякам. Прежде всего это благотворители И.И. Любимов, И.Г. Каменский, а также прославленные деятели науки, культуры, учившиеся в этих стенах.

В истории училища есть немало других интересных страниц, дос­тойных внимания исследователей. Так, в годы гражданской войны уча­щиеся старшего класса ПАРУ почти в полном составе были мобилизованы в колчаковские войска. Один из них, Сергей Яскевич, по воспоминаниям родственницы, оказался затем на чужбине, работал в Харбине. Вернулся лишь после Великой Отечественной войны, отсидев много лет в сталин­ских лагерях. Вернулся, чтобы умереть на родной пермской земле, случи­лось это в марте 1953 года, почти одновременно со смертью вождя. Мало кто знает, что в первое десятилетие после гражданской войны в техникум был принят преподавателем видный  деятель отечественной техники бывший горный начальник Пермских пушечных заводов Сергей Алексеевич Строльман. Правда, в 1930-е годы он был уволен, причем после весьма крутых «разборок» на собраниях. От репрессий его спасло только то, что в 1937 году он умер своей смертью.

В последнее время в юбилейных встречах в родном техникуме участвовали  известные пермяки, такие, как бывший  секретарь обкома КПСС почетный гражданин Перми  Б.В. Коноплев и др.  Парадокс, но долгое время в самой  страшной тайне хранилось то, что в 1952 году техникум  окончил (причем с отличием) талантливый ученый доктор технических наук А.А. Болонкин, один из самых известных советских диссидентов, ныне – президент Международной ассоциации бывших политзаключенных и жертв коммунистического режима в США. В годы учебы Саша Болонкин был гордостью техникума, неоднократным  рекордсменом в авиамодельном спорте.

Среди преподавателей техникума немало славных имен, замечательных специалистов. Одна из них – прославленная летчица Галина Смагина, первая женщина, ставшая командиром экипажа авиалайнера, участница международных перелетов, побившая пять мировых рекордов.

При советской власти здание ПАТ было надстроено на один этаж, произошло это в 1930-е годы, когда в авиатехникуме (до того не­сколько лет заведение называлось индустриальным техникумом) был сде­лан уже пятый выпуск. По воспоминаниям студентки этого выпуска, пермской жительницы М.В. Фроловой, реконструкция была проведена методом «народной стройки», т.е. все делали сами студенты. В таком виде бывший любимовский дом и дошел до наших дней. Сквер перед техникумом, носивший имя С. Кирова (впрочем, об этом мало кто знал), был недавно переименован, теперь он – Любимовский.

В.Ф.Гладышев, член Союза писателей России
и Союза журналистов России,
председатель общества «Пермский краевед»

 

 

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100