РОЖДЕСТВО И НОВЫЙ ГОД 

   Из прошлого хочется выбросить что-то

   И хочется что-то вернуть из него;

   Мгновенья прошли, умирали без счета,

   Нельзя воскресить и забыть ничего…

Не было на Руси ни одного празднования, которое сопровождалось бы таким богатством обычаев, обрядов, примет, как Рождество. Новый год следовал по старому календарю после Рождества и являлся серединой святочных праздников. Предрождественские и новогодние обычаи сохранились до наших дней.

Традиция прибирать, перемывать, разбивать старые горшки и обзаводиться новыми, одеваться в новую или отстиранную одежду, а так же зажигать свечи, устраивать усиленное освещение (лампочки, бенгальские огни, фейерверки) связана с символикой очищения, обновления.

Празднику предшествовал пост. В день накануне Рождества – сочельник – ничего не ели до появления в небе первой звезды, в память о звезде, которая возвестила о рождении Спасителя мира.

Сочельник начинался с обычая, напоминающего о том, что Иисус был положен в ясли, куда кладут корм овцам. Старший в доме засыпал избу сеном и соломой, что являлось символом благополучия семьи. Со временем этот обычай перешел в разбрасывание серпантина и конфетти. Сочельник получил свое название от блюда, которое ели в этот ужин – сочиво или кутья (отварные зерна с фруктами).

Отмечая излюбленные кушанья пермяков, историк В.С. Верхоланцев писал: «… обычную пищу составляли щи, суп с лапшою, студень из ног, говядина, каша, кисели, по праздникам рыбные пироги и мясные пирожки, гуси, поросята, рябчики. Наиболее любимым блюдом являлись пельмени. Они готовились всегда в заговенье (последний день перед постом) и во время приема гостей. В эти дни обычно весь обед состоял из пельменей, сначала в суп, потом вареных, наконец, жареных. Как говорят, что «без блина не масленица, без пирога не именинник», точно также про пермяков можно сказать, что для них без пельменей  – не заговенье». Перефразируем летописца и скажем: «Без пельменей не праздник». Есть у летописца и рекомендации для тех, кто соблюдает пост: «Грибы, горох и капуста с приправой из конопляного масла».

Родители рассказывали детям о том, как умные люди (волхвы) пришли поклониться Иисусу Христу и принесли ему дорогие подарки. И конечно, не изменяя традициям, заранее приготовляли пермяки друг другу подарки. Вот что предлагала пермская реклама начала XX века: «Корсеты всевозможных сортов. Всегда большой ассортимент сезонных новостей в магазине С.М. Брунштейн»; «Модный магазин дамских шляпок Ф. Руум. Шапки, муфты, канапе и уборы. Последние новости сезона всегда в большом выборе»; «Вновь открыт оптовый склад пива товарищества жигулевского пивоваренного завода»; «Торговый дом И.Е. Потеряев с племянником М.П. Потеряевым в Перми. Оптовая торговля хлебными, рыбными и персидскими товарами». Так что без подарков пермяки не оставались.

Под звон сотен церковных колоколов начинался праздник в Перми до 1917 года. В рождественскую и новогоднюю ночи никто не спал. Проводились торжественные службы в церквях.

Директор Пермской гимназии Н.С. Попов в «Хозяйственном описании Пермской губернии», признанной лучшей книгой подобного рода в России, в 1804 году скромно, без восторженности писал: «Зимой по праздникам происходили катанья пермских граждан по Сибирской улице. Наиболее зажиточные катались на рысаках, запряженных в казанские сани, укрываясь медвежьим одеялом. У саней прежде устраивались «запятки», или место для стояния. По словам старожилов, пермские дон-жуаны и кавалеры, увидев знакомую катающуюся барышню, вскакивали на «запятки», здоровались и разговаривали во время катания. Наговорившись и простившись, они вскакивали к другим. Ездили катающиеся медленно, лошадь за лошадью, чтобы рассмотреть знакомых… Катаются…на санях по улицам в лучших своих экипажах, с лучшею упряжкою и в первостатейном наряде». Кроме того, излюбленной забавой пермяков считались санки и коньки. Катались «как с восточного городского увала, так и со Слудки на р. Каму, или во дворах делают для себя подобные катушки из снегу, замороженные посредством поливания водою»,  – писал Н.С. Попов. На святках пермская молодежь «маскировалась» (наряжалась в костюмы), ходила по домам знакомых, а иногда и вовсе незнакомых. Вот как описал подобные визиты пермский сатирик в 1906 году:

 

Визиты многие ругают,

Но время праздников придет, 

И визитеры разъезжают

Вполне исправно каждый год. […]

Там выпьет водки, здесь малаги,

Мадеру хересом зальет,

Из дома в дом весь день снует  […]

Малаги выпить? Превосходно!

Малагу я не пил давно!

Хоть не любитель брандахлыста,

Предпочитаю лучше чистой,

Но, а для вас! Хоть керосин!

Но почему ж я пью один?

А вы? Наливочки! Немножко!

Пригубьте! Чокнитесь со мной!

Как вы прелестны, Боже мой!

Какие глазки, губки, ножки!

Pardon! Простите! Я уйду!

Ах, черт возьми, попал в беду!

В обычае было с самого утра Рождества славить Христа на улицах и площадях. Славильщики ходили по домам и разыгрывали сцены рождения Иисуса.

В рождественские праздники в театре обычно устраивали балы, лотереи-аллегри. Выиграть в такой лотерее можно было как самую различную мелочь, как то: веер, ножницы, шкатулку, а иногда и … корову – таким был первый приз в 1912 году. В начале XIX века танцевали под скрипку, позднее под гармошку – кадриль. В конце указанного века популярными были танцы: акадьен, аликаз, кадриль-валь, па-де-патина, миньон, шакон, па-декарт. С 1901 года любимым танцем сделали па-д-эспань. Протанцевали новый танец приехавшие на рождественские каникулы из Москвы, Петербурга и Казани пермские студенты, с тех пор его танцевали повсюду. Наш  сатирик рекомендовал для любителей бильярда  «польку-бильярдо», для пристрастных к спиртным напиткам – танец «коньякен», для гласных думы – танец «дум-дум». Господа! Танцуйте танцы, которым 100 и 200 лет, и будьте веселы!

 

Опубликовано:

Ветеран Перми. – 2006. – Декабрь. –  № 5. – С. 5-6. – С сокращениями и под заголовком «Новый год следовал по старому календарю после Рождества». 

Вакансии

  • Rambler's Top100