Скрытые смыслы природы

Искусство П. А. Оборина

Ты пой!
Чтоб песня воспарила
Над серой скукой бытия.
Петр Оборин. Рефлексии. Пермь, 1998. С. 61

П.А. Оборин. Из архива автораПетр Артемьевич Оборин, старейший художник Перми, родился в г. Лысьве Пермской губернии в 1917 г., в семье рабочего листопрокатного цеха. Ровесник революции, он прожил большую жизнь, испытав все тяготы века. При этом огромным трудом и талантом он создал свой мир в Искусстве, стал выдающимся представителем пермской художественной школы.

Гражданская война, во время которой Лысьва шесть раз переходила от красных к белым и обратно, конечно, не запомнилась, но оставила вполне «материальный» след: маленький Петя повредил ногу и остался хромым.

Любимым делом мальчика было рисование. Рисовал углем, делал книжечки из бересты, срисовывал иллюстрации из «атласа трех царств природы». Большую роль в его судьбе сыграл старший брат Игнатий, который приобщил младшего к чтению и к работе масляными красками. В 1930 г. Петр стал посещать изокружок во Дворце культуры при Лысьвенском металлургическом заводе. После семилетки сдал экзамены в профтехкомбинат на чертежника, но вскоре решил ехать в Пермь.

Определяющим событием жизни П. А. Оборина стала учеба в Пермском художественном техникуме (1933–1937), где он прошел хорошую школу и получил неуемную тягу к творчеству. У Петра Артемьевича были серьезные преподаватели, получившие московское или ленинградское образование; особенно запомнились П. С. Афанасьев, А. В. Булгаков, И. Г. Гаврилов, И. И. Россик, Д. Л. Зайдман.

После учебы Петр Артемьевич работал в Пермском областном краеведческом музее, принимал участие в экспедициях, зарисовывал старинные здания, предметы быта, крестьянскую утварь. Он очень сдружился с известным археологом О. Н. Бадером, который исследовал Талицкую стоянку на реке Чусовой. Вместе с женой Галиной Федоровной они принимали участие в раскопках, писали многочисленные этюды. Для музея Петр Артемьевич написал большие картины: «Из тьмы тысячелетий», «История развития человека», «Каменноугольный период», «Пермский период», «Ледниковый период». Из новейшей истории его привлекали события в Мотовилихе. Первой серьезной картиной была «Забастовка в Мотовилихе в 1861 году», потом появилась работа «Декабрьское вооруженное восстание в Мотовилихе в 1905 году».

Уже в 1939 г. Оборин начал участвовать в художественных выставках. В 1940 г. был принят в кандидаты Союза художников, а в 1942-м стал его членом.

Все годы войны он проработал в мастерской при Пермской галерее – создавал агитплакаты, рассказывающие о событиях на фронтах: «Больше оружия и боеприпасов наступающей Красной Армии!», «Пошлем на фронт эшелон теплой одежды и обуви!», «По-военному проведем весенний сев 1944 года!»… Вместе с Обориным в мастерской работали и пермские, и приезжие мастера: М. Черемных, Б. Иогансон, В. Орешников, В. Виленский, Н. Лаков, Я. Ромас, многие другие эвакуированные в Пермь ленинградцы и москвичи. В создании агитплакатов Оборин проявлял огромное трудолюбие и редкую самоотверженность. Как пишет художник И. И. Россик, «Петр Артемьевич умел делать все: писать лозунги, плакаты, панно, портреты и шрифты. Причем выполнял все это он виртуозно, так как до войны работал в музее, и ему приходилось оформлять там стенки и стенды. Оборин самозабвенно любил искусство и свою работу, отдавая всего себя этому великому, увлекательному и загадочному делу» 17.

За время войны мастерские издали 190 плакатных работ общим тиражом 200 тысяч экземпляров 18 – огромный вклад в дело Победы.

Несмотря на трудности послевоенного времени, художник не бросал занятий живописью, которая приносила ему самое глубокое удовлетворение. Значительное влияние на него оказала поездка в Подмосковье на творческую дачу «Челюскинская» (1946), где было написано много натурных этюдов, портретов, жанровых сцен. В результате во второй половине 1940-х гг. появились замечательные композиционные портреты врача-окулиста П. И. Чистякова, поэта В. В. Каменского, певицы Н. Т. Измайловой, архитектора Н. А. Шварева, режиссера Пермского драмтеатра Д. М. Манского, старых большевиков И. И. Башкова и С. С. Завьялова. Портреты были написаны ярко, живо, реалистично. В каждом – открытие человека в его самых характерных чертах и особенностях. Петр Артемьевич сумел выразить эти сущностные черты всеми доступными средствами – композицией, колоритом, пластической формой. Один из самых живописных – портрет поэта В. В. Каменского, изображенного в селе Троица на реке Сылве, где сейчас находится дом-музей.

В начале 1950-х гг. П. А. Оборин вновь побывал на творческих дачах: на озере Сенеж и в Переславле-Залесском (Академическая дача Д. Н. Кардовского). А в 1955-м принял участие во Всесоюзной выставке в Москве с картиной «Первый успех», которая получила широкое признание и была награждена дипломом I степени Министерства культуры РСФСР, украсила обложку журнала «Огонек». Кроме того, была выпущена отдельной открыткой тиражом в 300 тысяч экземпляров. Позднее работа была включена в состав передвижной выставки, прошедшей по странам Восточной Европы. Картина снискала заслуженную славу: такой светлой, искренней, лучезарной жанровой сцены до сих пор не было в советском искусстве.

Трогательная фигурка юной артистки кажется маленькой и хрупкой на фоне большого золотистого занавеса. Из-за кулис на нее смотрят пожилые сельские зрители, возможно, родственники. Девочка смущенно улыбается и неумело прижимает к груди букет полевых цветов. Русский сарафан и платочек переносят нас в другое – историческое – время, напоминая изображения детей в жанрах венециановской школы. В то же время свет рампы и прожектора, дощатая сельская сцена, отверстие в занавесе, через которое подглядывают «коллеги», – все носит печать современности, даже сиюминутности, создает теплую атмосферу сельского самодеятельного театра с его душевностью и сентиментальностью. Светлый колорит и легкая трепетная манера письма придают картине невероятное обаяние.

Подготовка к написанию этой картины была основательной. Художник изучал сельскую самодеятельность – пляски, песни, игры, – делал массу эскизов и вариантов. Но окончательный вариант был написан в мастерской на творческой даче – дома просто негде было бы написать такую большую картину. У пермских художников вплоть до 1959 г. вообще не было мастерских. Лишь в 1959 г. был построен дом на ул. Горького, где были устроены и мастерские, и помещения для отдыха и собраний. Самому Петру Артемьевичу пришлось провести для этого большую подготовительную работу, поскольку в 1953–1957 гг. он был председателем правления Пермской организации Союза художников РСФСР. В 1957 г. Оборин принял участие в работе I учредительного съезда художников СССР, а в 1960-м стал участником I съезда художников РСФСР.

Но все эти собрания, совещания и заседания Петру Артемьевичу не нравились: «Какими-то они были нудными и скучными, эти собрания» 19, – вспоминал художник. Потому 1958 г. он назвал «годом-избавителем» – от нудной организационной работы. Свободного времени стало больше, можно было беспрепятственно заниматься живописью. Однако не все было так просто. «Беда пришла потом такая: провозгласили социалистический реализм. Но что это такое и с чем его едят, никто толком-то и не знал. Говорили только, что живопись должна походить на фотографию. Нас учили специально срисовывать. Те, кто половчее, брали все из фотоснимков, а если что-то творческое в голову приходило, то это не поощрялось» 20. Потому и отношение к Петру Артемьевичу со временем сложилось весьма настороженное – уж очень он был самостоятельным и ни на кого не похожим…

1960-е гг. оказались творчески насыщенными и довольно успешными. Состоялись поездки на творческую дачу Д. Н. Кардовского, в Башкирию (в Капову пещеру с ее первобытными росписями), в Архангельск и на Соловецкие острова (1970). Это было время интенсивного общения с творческой интеллигенцией Перми – В. П. Астафьевым, А. М. Домниным, Б. Н. Назаровским, А. Н. Спешиловым. Чаще всего собирались на даче Астафьева в Быковке, на реке Чусовой. «Астафьев приглашал туда писателей и художников – там было по-настоящему хорошо, там можно было поработать...» 21 . Писателя В. П. Астафьева Петр Артемьевич запомнил как «веселого, неунывающего и интересного, легкого в общении человека. Он был шутником, рассказчиком, весельчаком и балагуром» 22 . Из художников дружили с А. Н. Трапезниковым, В. И. Дудиным, А. И. Репиным. Каждый из них проторил собственную дорогу к настоящему творчеству. При этом Александр Иванович Репин, по-дружески тепло относившийся к Оборину, высоко ценил и его профессиональные качества, признавая Петра Артемьевича лучшим колористом Перми 23.

В те же 1960-е гг. появилась трещина в отношениях Оборина с начальством Худфонда. Водоразделом послужила картина «В. И. Ленин в Горках», которая была написана художником без привычной патетики, более того, с явно трагичными нотами, о чем говорят напряженная поза Ленина, горькое выражение лица, крепко сжатые руки, а еще очевиднее – плотный, напряженный, как бы горящий изнутри фон осеннего сада со всполохами огненно-красной листвы.

Позднее колористические поиски ярко проявились в портретах поэта А. М. Домнина, писателя А. Н. Спешилова, архитектора М. А. Петухова. По сравнению с предыдущим периодом, в портретах стало больше динамики, многоцветности, фактурности. Художник начал писать плотно, пастозно и многослойно, не раз перекрывая изображение новыми цветными слоями. Отсюда – необыкновенное напряжение колорита, мерцающего как некая драгоценность. Особенно новаторским получился портрет Домнина – обобщенный, плоскостный, декоративный, напоминающий таитянские полотна Гогена. Такая же цельная плоскость фона, такая же упругая линия, тот же загадочный взгляд…

В 1969 г. в жизни Петра Артемьевича случилось большое несчастье – умерла любимая жена Галина Федоровна, друг, помощник, талантливый художник и однокашник по ПХТ. После тяжелой утраты Петр Артемьевич страшно переживал, замкнулся, разочаровался во всем – поддерживала его дочь Елена, которая тоже была профессиональным художником, и, конечно, само искусство…

В 1970–1980-е гг. Петр Артемьевич много занимался пейзажем, писал с натуры, хотя прямого следования натуре не приветствовал. Направление «метафорического реализма», родившееся в эти годы, было особенно близко меняющемуся мировоззрению мастера, никогда не хотевшего быть чистым «натуралистом». Не случайно в своем рукописном «Самоучителе» он утверждал: «Натура ничья. Повторить ее похоже может каждый, но найти духовный контакт с ней, отобрать и сделать своим – дано не многим» 24.Поэтому и натурные зарисовки, когда-то сделанные на производстве, превращаются в удивительные картины, уносящие зрителя в совершенно фантастический мир, раскрывающийся, например, в работах «Листопрокатчики», «В соликамской калийной шахте».

Большой материал, собранный в Лысьве еще в годы войны, настоятельно требовал выхода – появилась целая серия жанровых картин, посвященных труженикам тыла, лысьвенским рабочим, среди которых преобладали девушки и подростки. Реалистические по языку полотна «Снаряды – фронту», «Каска», «Солдатская каска» выполнены в таком напряжении цвета и света, что становятся проникновенным рассказом о чуде, создаваемом хрупкими человеческими руками. Документальная ценность этой серии работ неоспорима – художник все рисовал с натуры. Как считает журналист В. Ю. Шахов, «картины П. Оборина о военной Лысьве – живой отголосок истории завода» 25

В то же время это замечательные по мастерству произведения – новое слово в советской жанровой живописи.

Программным произведением позднего периода в творчестве П. А. Оборина можно считать «Автопортрет» (1983). 

Среди всех автопортретов, а всего их более ста, этот, безусловно, выделяется особой живописной энергией, пластичностью форм и сложностью образа. Художник видит себя вдохновенным творцом и поэтом, но, одновременно, человеком суровым и замкнутым в своем трагическом одиночестве 26.

Пейзажи этого периода создают удивительные, необычные, романтически-прекрасные образы природы, которую художник понимал как некое начало начал, как вечный источник творчества. Среди других выделяются пейзажи «Северный завоз», «Шторм на Каме», «Бабье лето», «Оранжевый ветер», «Иней», «Пейзаж с луной», «Лунная ночь», «Деревья в снегу». Эти работы удивительны по силе и красоте колорита, плотного, напряженного, поистине драгоценного.

Необыкновенная красота и метафоричность присущи целой серии картин, написанных в 1970–1980-е гг. на темы легенд и преданий. Это картины «Сказание о Руси», «Черемушка», «Берендей», «Леший», «Танец огня», триптих «Сказы П. П. Бажова», отдельные изображения Хозяйки Медной горы, напоминающие магические образы Врубеля. К ним примыкают символические изображения женщин – «Ирида», «Осень», «Цветение», «Мадонна», где реальный типаж и современное изобразительное решение не препятствуют возникновению волшебных впечатлений, прежде всего, благодаря невероятным цветовым и фактурным эффектам. Художник помогает зрителю «уснуть в своем воображенье, / в холсте увидеть чудный сон, / где все значительно и странно…» 27.

Некоторые работы позднего периода граничат с абстракцией, например три композиции под названием «Фантазии». Особняком стоит картина «Глас вопиющего», напоминающая аллегорические образы романтизма. Здесь высказаны чувства, обуревающие художника в последнее десятилетие жизни, – творческая неудовлетворенность, одиночество, социальная напряженность и неустроенность. Эти настроения отразились в стихотворении «Чертовщина»: «Все потери и потери: / Бог забросил – черт побрал! / У меня отняли веру – / Не звучит в душе хорал…» 28.

Однако работал Петр Артемьевич до последнего дня. Рисовал, писал, сочинял стихи. А еще очень любил вырезать из дерева, обтачивать плавник и коряги, делать из них красивые вещицы и композиции. Здесь тоже проявлялись любовь к природе и работе с материалом, некое скульптурное начало, которое было присуще его живописи, создающей неповторимое ощущение жизни, красоты и поэзии…

О. М. Власова

_______________

17. Иван Игнатьевич Россик: «И все-таки говорить есть о чем…» / Авт.-сост. В. И. Россик. Пермь, 2009. С. 120.

18. Казаринова Н. В. Художники Перми / Н. В. Казаринова. Л.: Художник РСФСР, 1987. С. 39.

19. Тимирова Д. Художник и время: судьба и творчество Петра Артемьевича Оборина / под ред. Г. Д. Селяниновой. Пермь, 2003. (Рукопись.)

20. Там же. С. 18–19.

21. Там же. С. 17.

22. Тимирова Д. Указ. соч. С. 16.

23. Из личных бесед автора с художником А. И. Репиным.

24. Петр Артемьевич Оборин: каталог выставки / авт.-сост. В. В. Зубков, авт. текста Ю. Б. Тавризян. Пермь, 2007. С. 52.

25. Шахов В. Ю. Лысьвенская каска в творчестве художников, писателей и поэтов. Пермь, 2007. С. 10.

26. В 1983 г. произошел развод со второй женой, художником Татьяной Власовной Сесюниной.

27. Стихотворение написано 13.12.1996. Оборин П. А. Рефлексии. Пермь, 1998. С. 35.

28. Оборин П. А. Рефлексии. Пермь, 1998. С. 85.

П.А. Оборин. Портрет дочери Лены. 1960-е. Х., м.

П.А. Оборин. Этюд к картине "Первый успех". 1954. К., м.П.А. Оборин. Натюрморт с конским щавелем. 1970. К., м.

П.А. Оборин. Звездопад. 1958. К., м. П.А. Оборин. Девушка в красной косынке. Начало 1970-х. Б., м. Обложки книг Л.И. ДавыдычеваОбложки книг Л.И. Давыдычева Обложки книг Л.И. ДавыдычеваОбложки книг Л.И. Давыдычева Обложки книг Л.И. ДавыдычеваОбертки для конфет пермской фабрики В.В. Судоплатова Обертки для конфет пермской фабрики В.В. Судоплатова Обертки для конфет пермской фабрики В.В. Судоплатова Обертки для конфет пермской фабрики В.В. Судоплатова Обертки для конфет пермской фабрики В.В. Судоплатова

 

Услуги

Тарифы

Контакты

  • Rambler's Top100














.