Г.В. Сажин

"За то, что русский..."

В июне 1941 года, еще до войны, я был вызван в военкомат. В военкомате ничего не объяснили, а выдали воинские документы, железнодорожный билет и отправили в Ворошиловские казармы г. Молотова, в отдельный батальон связи. Оттуда через сутки ночью отправили в Белоруссию, батальон там расформировали. На границе было огромное количество народа и все безоружные. Мне был выдан только пистолет. Здесь меня и застало объявление о войне. Начались страшные бои. Основная масса наших людей была сразу же уничтожена. Некоторое время мы скрывались в Пинских болотах, но истощавшие, безоружные попадали в руки немцев, хорошо вооруженных, сопровождаемых собаками. Поодиночке нас выловили, отобрали документы. Так нас привезли в Литву в г. Каунас, лагерь «Форт 6», где мы и пробыли 4 дня.

Затем перевезли в рабочий лагерь «Ф». Когда стали наши наступать, нас переправили в лагерь «Дозель» в 4 км от г. Варбурга.

В лагере я подвергался унижениям и оскорблениям как коммунист, подвергалсяизбиениям как все русские. Так как я был военный фельдшер, меня заставили лечить военнопленных.

Опишу несколько случаев, когда я особенно подвергался избиениям. За то, что мы, врач и я, попросили особенно слабым дополнительный паек, меня дико избили, выбив почти все зубы.

Когда мы освобождали от тяжелых работ больных и слабых, нас тоже зверски били. Один раз меня избили до полусмерти, сломали ключицу и повредили плечо. С тех пор у меня одно плечо выше другого. Немцы считали, что мы как коммунисты помогаем своим освободиться от работы другим военнопленным.

Издевались и избивали и за другие дела.

Однажды в лагерь приехало высокое начальство в сопровождении свиты. С ними была маленькая беленькая ухоженная собачонка. А так как военнопленные съели в лагере всех крыс, эта собачонка оказалась большим лакомством. Пока свита с начальником ходила по лагерю, собачонку схватили, разорвали и тут же съели. Начался повальный обыск. Перерыли весь лагерь, но даже клочка шерсти не нашли. Мы все до одного были избиты так, что несколько дней не могли подняться. Меня поднимали битьем приклада и приказывали поднимать других. Я не мог стоять на ногах, но меня снова били и снова поднимали, пока я не потерял сознание. Когда я очнулся, врач сказал мне, что я несколько дней был в бредовом состоянии.

Нас избивали тогда, когда немцы были в плохом настроении, избивали тогда, когда были в хорошем настроении и им хотелось просто поразвлечься. Можно привести массу примеров, когда немцы начинали издевательски оскорблять за то, что ты коммунист, за то, что ты русский.

Освободили нас американцы 1 апреля 1945 года. Через месяц они передали нас нашим и нас перевезли в г. Тетеров. Затем нас перевезли во Франкфурт. Мы все еще сидели в лагере и подвергались унизительным допросам уже со стороны наших. Затем наш лагерь перевезли в Вышний Волочок. Здесь мы особенно тщательно допрашивались. Прошли через унизительные и оскорбительные допросы.

Я был отпущен на свободу и приехал домой 2 января 1946 года. По приезде домой все документы сдал в Октябрьский райвоенкомат. До последних дней меня не считали участником войны. Только 26 декабря 1991 года мне было выдано удостоверение участника войны.

17 марта 1995 г.

Вакансии

  • Rambler's Top100