Воспоминания Пермяков в архивных документах

Архив города Перми в рамках прошедшей акции "Подари городу историю - 2018" публикует новые воспоминания жителей города. Обращаем Ваше внимание, что страница будет пополняться новыми историями и далее.

Содержание страницы:

История Савелия Пищальникова

Улица Липатова. История Алины Бухариной

История Максима Каменских

Все, что было... История Ирины Серебренниковой

История Тудвасева Артема

История Поповой Анастасии

История Кузнецова Дениса

Липовая гора

История Рачёвой Елены

ГОЗНАК. Долгая дорога в Пермь. История Кузнецова Евгения

Пермь. 100 лет назад. История Троицкой Ольги

История Глуховой Надежды

История Глухова Михаила

История семьи. Созина Анна

Прекрасная дружба БТ. История Блиновой Анны

Истории Дины Давидовны Сониной

Воспоминания о доме. История Екатерины Крутихиной

Эссе о Перми. История Андрея Владимировича Сметанина

История Шаровой Марины

1990-е годы. История Евгения Д.

Воспоминания из детства г. Пермь. История Еремина Бориса

Эссе о Перми. Дербенева Анастасия

Пермь как общежитие. История Братковой Анастасии

История Татаркиной Натальи

"Моя история о городе" Юдиной Анастасии

"Сердце родного города". Георгий Александров

 

 _______________________________________________________________________

История одной жизни.

Савелий Пищальников, 14 лет. Школа № 83.

Клуб начинающих журналистов «ПрессЛандия» (детская библиотека № 3 им. И.А. Крылова)

Я хотел бы начать с небольшого вступления.

20 век в мировой истории - это мой любимый период в истории человечества в принципе, век удивительных открытий, век неоднозначных войн, век, который подарил нам многое, но забрал не меньше.

В общем, как бы я ни старался быть объективным, история одного человека, которую я сегодня вам поведаю, пропущена через меня, как через призму.

Шестакова Зинаида Александровна появилась на свет 19 апреля 1923 года. До 1929 года проживала в селе Солнцевское (Курская область), как и многие дети, мечтала о беззаботной, счастливой жизни под солнцем, но судьба распорядилась иначе.

Семья Шестаковых, как и многие благополучные семьи тех лет, была раскулачена большевиками, а затем сосланы в город Караганду.

Семья из семи человек была просто обречена на смерть.

Погибли все, кроме самой Зинаиды и ее брата. Воспитывались и росли в детском доме.

В 1940 году завербовалась на военно-морскую стройку.

Через год наступает еще один тяжелый период в жизни молодой девушки.…22.06.1941, 4 часа утра, началась война.

Хрупкая девушка была призвана на фронт и участвовала в обороне Ленинграда, за что имеет награду.

После войны вышла замуж за военного моряка и переехала на его родину, в Пермскую область, где сейчас и проживает. Здоровья ей и ещё долгих лет жизни…

Помните цену, отданную за эту победу, а главное, будьте умнее и не забывайте историю. Помните обо всех!

Район, в котором я живу: Кировский район.

Кировский район – один из самых больших в Перми. Он занимает почти 20% территории города. Здесь живут 30 тысяч человек. Работает множество предприятий. Самые крупные из них – Пермский пороховой завод, «Сорбент», «ГалоПолимерПермь»…

Правый берег Камы стали заселять давно. Например, один из микрорайонов современного Закамска – Оборино – существует с 1614 года. Одноименная деревня была образована для охраны огромнейших лесных владений графа Строганова. Активно застраивать правый берег Камы стали после Великой Отечественной войны. Чтобы узнать, как развивался район, следует побывать на улице Кировоградской, самой длинной в Закамске. На ней можно встретить постройки всех этапов градостроительного развития Перми в ХХ веке.Территория вдоль Камы быстро застраивается, в частности жилищное строительство набирает обороты в микрорайоне Водники. Так, на улице Сокольской по заказу администрации Перми возводят многоэтажку – первый муниципальный дом за много лет, который строится на средства городского бюджета. Сюда переедут люди из ветхого и аварийного жилья, а также военнослужащие. Много новостроек? Значит, всё больше жителей, и нужны детсады и школы. В планах у городской власти уже стоит реконструкция двух детсадов по улице Судозаводской, 28 и улице Каляева, 35. К началу учебного года 2013/2014 после капремонта открылась школа № 87 с современной спортивной площадкой.

Есть в Закамске и свои исторические и уникальные места. К примеру, памятник легендарной «катюше». Он установлен работниками порохового завода. Что не случайно. В годы войны Кировский завод был основным поставщиком зарядов для этих знаменитых ракетных установок.

Вторичные названия

Кстати, в Кировском районе есть свой Байкал и свой Крым. Байкал – небольшой ручеёк меньше километра в длину. Он является притоком Камы.

А Крым – один из микрорайонов Закамска. Необычное название не случайно. В годы Великой Отечественной войны сюда перевезли предприятие и жителей одноименного полуострова, который на тот момент был оккупирован фашистами.

История Водников

Материал из Letopisi.Ru – «Время вернуться домой»

Улица Водников, Пермь

Улица Водников находится в посёлке Старые Водники и тянется от церкви по берегу Камы до улицы Адмирала Макарова. Церковь Святого князя Владимира и святителя Тихона Задонского была построена в 1906 году по просьбе дачников. В 1921 году в церкви открыли дом отдыха. И только в 1995 году церковь вернули верующим. Церковь и начинающуюся улицу отделяет лог, названный татарским. Именно у этого лога ещё в конце XIX века была устроена пристань. Сюда приходили катера, привозящие дачников в Нижнюю Курью. Через лог был построен красивый деревянный мост. А с пристани в гору шла деревянная лестница. Перед войной это живописное место было выбрано для съёмки фильма «Черемыш – брат героя».

Из справочника «Улицы Перми» известно, что улица так стала называться с 1948 года. Прежде, в разные годы её именовали то Затонская, то Набережная. Улица Водников действительно протянулась от улицы Адмирала Макарова и до пересечения с улицей Кировоградской.

Близость воды всегда губительна для построек, и нет теперь построенного ещё до революции дома по улице Водников, 5, принадлежавшего садовнику Торхову, у которого в Татарском логу была небольшая торговая лавочка, на территории его дома-дачи леса не было, зато много сирени и цветов, а перед домом – деревянная ротонда – любимое место для гуляющих. Однажды берег обрушился в Каму. Не стало ни дома, ни ротонды.

По улице Водников, 9 – дача Грибушина – известного купца. До капитального ремонта уже в советское время она имела очень красивый вид с резьбой и фигурами птиц со двора – веранды. Остатки украшения остались на втором этаже. В данном доме в разные годы были: школа ФЗУ, учебный комбинат, детсад и санаторий «Светлана».

По улице Водников, 11 была красивая дача Соснина – инспектора народного образования, который открыл школы в Мысах, Заборной и Нижней Курье.По улице Водников, 33 в 1887 году было построено здание заводоуправления, которое снесли в 1968 году. Около него управляющим затона Кожевниковым были посажены лиственницы. В 1920-е годы здесь располагался конный дом, потом отдел кадров, ЖКО, интернат, дом юных речников, открытый уже в 1961 году.

По улице Водников, 37 в 1862 году был построен одноэтажный дом – мастерская Пепеляева. В 1893 году – это уже двухэтажное здание-зимовка – пароходчиков Какменских. Потом в здании в разное время были: отдел кадров завода, завком, зубопротезный кабинет, сберкасса. В 1975 году на этом месте был сооружён памятник погибшим на фронте Великой Отечественной войны рабочим судоремонтного завода памяти Дзержинского. Автор памятника (фигуры солдата и матери, провожающей его) – Ю.Ф. Екубенко.

С высокого берега хорошо виден затон и РЭБ (ремонтно-эксплуатационная база – так с 1985 года стал называться судоремонтный завод «Памяти Дзержинского»). Затоном памяти товарища Дзержинского затон стал именоваться с 1927 года (с 1931 года он получил статус мастерских, а в 1937 году – статус завода).

До 1934 года здесь только ремонтировали суда, а уже позднее стали строить небольшие пассажирские пароходы, а затем и баржи.

Местные жители не очень-то рвутся в центр Перми. За исключением, может, тех, кто там работает. А многие вообще месяцами из «своего» района не выбираются. Да и праздники жители предпочитают отмечать дома – в родном Закамске.
_______________________________________________________________________

Фото предоставлено автором воспоминаний. История улицы Липатова.

Алина Бухарина, 14 лет

Школа № 119, клуб начинающих журналистов «ПрессЛандия» (детская библиотека № 3 им. И.А. Крылова)

Я хочу рассказать об улице, которая носит имя Почетного гражданина Перми, Героя социалистического труда Леонида Липатова. Мемориальная доска установлена на доме, в котором он жил, по адресу: ул. Швецова, 48.

Леонид Петрович Липатов – заслуженный строитель РСФСР, Герой социалистического труда, Почетный гражданин Перми, многолетний руководитель «Главзападуралстроя». Вся трудовая деятельность Леонида Петровича прошла в Пермской области. За период с 1939 по 1959 год он прошел все этапы становления руководителя строительного производства. При его непосредственном участии и руководстве были возведены пороховой завод им. С.М. Кирова, предприятия Целлюлозно-бумажного комбината и «Гознак» в Краснокамске, ТЭЦ №1, ТЭЦ №2 и ТЭЦ №5, химические заводы в Перми, курорт Усть-Качка и другие объекты. В Кировском районе в честь Липатова названа улица.Фото предоставлено автором воспоминаний.

Улица Липатова (прежде с 1954 года ул. Нахичеванская) появилась на карте города в октябре 1993 года по постановлению администрации г. Перми №1472. Это решение было принято после обращения двадцати заслуженных строителей России с открытым письмом - просьбой увековечить в Перми память о Герое Социалистического труда, заслуженном строителе РСФСР, почетном гражданине города Леониде Петровиче Липатове (1915-1992). Двадцать лет своей трудовой деятельности он отдал Кировскому району. В том, что трест 6/29 (единственный среди строительных организаций страны) в 1945 году был удостоен военной награды - ордена Отечественной войны, немалая заслуга и Л.П. Липатова, главного инженера треста. Бронзовая плита (авторы Н. Хромов и А. Шипигузов) поясняющая это установлена была в 1994 году в начале улицы на доме №1.Раньше улицу Липатова называли улицей трех магазинов - «Электрон» (ул. Липатова, 12) и примыкающие «Трехэтажка» и мебельный - «Сделай сам». «Электрон» затем ставший магазином «Товары для дома», открылся где-то на рубеже 1960-х годов в новом красном доме и в народе стал называться «красным». Теперь магазинов здесь стало больше. Так по ул. Липатова, 25 появились магазины «Юком - Трейд» и «Виктория». А по ул. Липатова, 13 открылся магазин «Окна века».! Жизнь Леонида Петровича – это достойный пример профессионализма и ответственного отношения к своему делу.

О кинотеатре «Рубин»

Кинотеатр «Рубин» был построен в 1971 году, а первый киносеанс состоялся 30 марта. Общая площадь – 1.715.8 кв. м. Директором в те годы был Омелин Пётр Ефимович. Многие годы «Рубин» был для «кировчан» единственным «окном в большой мир» и неизменным местом встречи. 1970–1980-е гг.– время процветания кинотеатра. Это связано с повышенным интересом к киноискусству как со стороны государства (появляется огромное количество хороших фильмов как отечественных, так и зарубежных, которые тут же получают всеобщую любовь и признательность), так и со стороны самих граждан. Фильмы, которые предоставлял «Рубин» кинотеатры в Перми, были разными по стилю и по направлению. Здесь можно было посмотреть все: начиная с комедий и заканчивая вестернами. На утренние сеансы сюда сбегалась ребятня со всего района, днём приходили степенные пенсионеры, а по вечерам собиралась молодежь. На кинопремьеры кинотеатр был переполнен, желающих попасть было во много раз больше, чем мог вместить зрительный зал (1200 мест). В фойе 1 этажа был буфет, на 2 этаже располагался зимний сад с десятками разнообразных растений, причём были и такие экспонаты, которых не было и в ботаническом саду. Проходили в кинотеатре и творческие встречи с такими известными актёрами как Николай Крючков, Наталья Фатеева, Виталий Соломин и многими другими. В эти годы кинотеатр едва успевал справляться со своей работой, поскольку поток зрителей был велик и нескончаем.

Такой ход событий продолжался до 1990-х гг. Затем всеобъемлющая разруха. В эти годы кинотеатр переживал, как и вся наша страна, кризис. Нет фильмов – нет зрителей. Чтобы хоть как-то выжить руководство кинотеатра приглашает арендаторов. Прекращаются кинопоказы. В «Рубине» появляются автосалон и мебельный магазин. Такой жизнью кинотеатр жил до 2000 г., пока его не решают закрыть на реконструкцию.

В декабре 2002 г. кинотеатр возобновил свою работу. Теперь это большой современный кинотеатр, поражающий своим интерьером и отделкой в стиле минимализма. «Рубин» был реконструирован в соответствии с современными, мировыми стандартами. Уютный, вместительный кинозал рассчитан на 537 мест и оборудован мягкими комфортными испанскими креслами. Места делятся не только на обычные и VIP–зоны, где наиболее удобно смотреть и слушать, а также и на Love – места- места для влюблённых. По статистике «Рубин» посещают около 90 % жителей района всех возрастов (примерно 15000 человек). Такую популярность можно объяснить тем, что репертуар кинотеатра разнообразный, рассчитан на любого зрителя: мультфильмы для детей и серьёзное кино для взрослых. «Рубин» не пропускал ни одной мировой премьеры, поэтому жители Закамска всегда в курсе последних событий в мире киноискусства. ... Однако, на данный момент кинотеатр закрыт...

Любимый парк

Парк культуры и отдыха «Счастье есть»

В июне 1971 года на долевых началах предприятий и организаций района началось строительство районного парка культуры. За два месяца был построен городок аттракционов: было установлено 18 аттракционов десяти видов. Директором парка был назначен Михаил Нестерович Брожко.

В течение следующих 5 лет продолжалась работа по благоустройству парка: были смонтированы еще 4 аттракциона, построены бытовые здания, танцевальная веранда, летняя эстрада, хоккейная и баскетбольная площадки. Произведена телефонизация административных зданий, организовано освещение аллей парка.

С 1976 по 1980 годы был смонтирован аттракцион Автодром («Автомобили сталкивающиеся») и приобретено еще 4 аттракциона. К 1981 году завершился монтаж аттракциона «Веселые горки», открылся пункт проката детского спортинвентаря.

В 1983 году по итогам областных соревнований парку было присвоено звание «Парк отличной работы» и вручено Переходящее Красное Знамя. С этого момента звание подтверждалось коллективом ежегодно.Фото предоставлено автором воспоминаний.

В ноябре 1984 года Пермский облисполком переименовал Парк культуры и отдыха Кировского района в Центральный парк культуры и отдыха г. Перми. Дважды Парк культуры принимал участие во Всесоюзном смотре-конкурсе архитектуры и благоустройства парков ВДНХ СССР, по итогам которого был удостоен дипломов второй и третьей степени ВДНХ СССР. Директор М. Н. Брожко был награжден организаторами конкурса серебряной и бронзовой медалями.

В настоящее время общая площадь парка составляет 46,3 га. Каждый из посетителей найдет здесь то, что близко его душе. Любителей неспешных прогулок по лесу ждут тенистые аллеи с величественными и стройными соснами. Тех, кто предпочитает активный отдых, парк предоставляет возможность отдохнуть в привычном ритме (стрельба из лука, катание на велосипедах). Посетителей, предпочитающих проводить время весело, парк порадует изобилием аттракционов - от классических до экстремальных.

Вне зависимости от предпочтений, получить огромный заряд позитивных эмоций, отвлечься от привычных забот в нашем парке сможет каждый!

______________________________________________________________________

Фото предоставлено автором воспоминаний. Максим Каменских, 15 лет

Школа № 27

Клуб начинающих журналистов «ПрессЛандия» (детская библиотека № 3 им. И.А. Крылова)  ***

 

День стремительно ушел, солнце тихо село,
На хребты уральских гор ночь вуаль надела.
Много разного увидеть им пришлось за сотни лет,
В жизни столько изменений, им покоя нет и нет.
Взгляд их падал на болота, те, что ржавые стоят,
Средь которых шаг за шагом люди к лучшему спешат.
Киркой горы разбивали – алмазы, камень и руду…
И казалось, покорились горы человеку и труду.
Уралец поднял взгляд суровый к высоким легким облакам
Думалось тогда: свободным он пойдет к своим мечтам…
Птица хищная явилась, жизнь народа омрачив,
Счастье тихое людское в слезы, крики обратив.
Голод, холод и тревоги - все смешалось здесь тогда.
И какой идти дорогой каждый выбрал для себя.
Коммунизм построить скоро? Иль колчаковцем помочь?
Там и здесь немало горя уральцам превозмочь пришлось.
Горы руки протянули, обнимая всех людей,
И спокойно так заснули, ограждая от смертей…
Пролетело быстро время, и спокойный, ровный быт
Был войной, суровой, страшной, с равнодушием убит,
Здесь земля стонала громко, провожая в путь сынов,
Жизнь свою за край родимый каждый был отдать готов.
Так надев шинель и каску, смело в бой они пошли,
И поддержку получали из уральской стороны.
А в тылу трудились люди, отдавая все сполна.
Это подвиг настоящий у рабочего станка!
Сколько подняли заводов, сохранив солдатам жизнь,
Вера, правда и надежда прочно в их сердцах слились.
Ты в беде, огне и смерти силу людям дать сумел,
Край уральский, гордость наша, ты могуч, велик и смел.

Водный мир Прикамья

Здравствуй, человек! Я снова рад тебя видеть, снова здравствуй! Мы давно с тобой не виделись.… И вот снова весна, снова тают льдинки, мои подружки. Мы каждый день разговаривали, дружили. И они снова ушли, но ненадолго. Мне не будет скучно, ведь теперь рядом ты! Мы ведь не будем скучать?Человек! Я надеюсь, что ты снова приведешь мою семью в порядок. Ведь после морозной зимушки нам не очень хорошо. Мы чувствуем себя плохо. Еще с прошлого года мы начали заболевать. Нам делали плохо. В нас бросали много мусора. А еще одних наших друзей начали вылавливать. Это рыбки. Нам очень их жаль. Надеюсь, что такого больше не повторится. Ты же поможешь нам вылечиться? Ты уберешь из нас мусор? Ты больше не будешь ловить рыбок?Я думаю нужно начать сначала с моей единственной доченьки. С моей любимой Камы. Тебе нужно из нее убрать весь мусор. Иначе ты сам не сможешь в ней купаться. Нужно что-то сделать с отходами заводов. Плохо это сказывается на здоровье моей доченьки. Я о ней забочусь, не хочу, чтобы ей было плохо! Судоходство тоже ей сильно вредит. И да, все же постарайся не ловить рыбку, ведь очень много людей ловит моих подружек. Не хочется, чтобы их стало еще меньше. Знаешь, я счастлив, что очень много рек из нее выходят, они словно ленты, которые тянутся все дальше и дальше. Как же мне хочется, чтобы у Камы было еще больше дочек и сыновей.Что же. Нужно еще сказать про моих внучек. Их у меня очень много. Все и не перечислишь. Их 74 718. Но расскажу только о самых старших. По секрету скажу. Я их больше люблю.Чусовая. Так зовут мою внучку. Знаешь, чем она необычна? Она начинается еще в Азии, а вот приходит к своей маме. Уже в Европу. Она часто свою глубину меняет. Дождик ее увеличивает на целых 5 метров. Вот так вот моя внучка каждый годик растет. Но потом все ровно становится меньше. Такая она не обычная! Кстати, ей тоже нужна твоя помощь. Каждый год на ней сплавляются. Она просит, чтобы ты убирал мусор с берега, когда заканчиваешь сплав. Поможешь?Следующая моя внучка – Вишера. Красавица, словами не описать! Это одна из живописных рек Пермского края. Она очень извилиста и очень много, очень много каменистых перекатов. Над этой речкой возвышаются прекрасные горы с необыкновенными лесами. Они словно великаны. Человек, и у нее тоже есть проблемы с экологией. К сожалению, ее тоже загрязняют заводы и шахты.… Подскажи, что делать?

Я очень бы хотел тебе рассказать про Гайву – еще одну мою внучку! Пускай это маленькая речка, но я ее люблю. Она очень красивая. Внучка проходит сквозь поля, леса. Она видит одни из самых красивых мест нашего края. Как можно ее не любить? Знаешь, она чистая. Разве, что ее загрязняют маленькие речки, которые впадают в Гайву. Но хорошо, что большого вреда ей не наносят!Вот я тебе и рассказал о моей дочки и моих любимых внучках. Помни, что это лишь маленькая часть нашей семьи! Надеюсь, что мы с тобой в этом году не будем скучать, и ты нас вылечишь! До встречи, друг!

Прадед

Здравствуйте, мой любимый и дорогой дедушка. Я Вас никогда не видел, но знайте, я многое слышал. Слышал, каким человеком Вы были, где работали, как жили. Я многое узнал, и моя гордость за Вас очень велика. Я горжусь, что именно Вы были моим прадедом, что именно Ваш род я продолжаю.
Моя бабушка познакомила меня с Вами. Каждый раз она говорит с чувством гордости за своего отца. Бабушка часто рассказывает о смелости Вашей в Великой Отечественной войне, а на ее глазах появляются слезинки, и как она ни пытается скрыть их, я вижу и чувствую ту, внутреннюю боль, которую она испытывает... Я думаю, Вам будет приятно осознать, что мы помним Вас, помним и очень любим как прекрасного человека, как смелого солдата. Но Вы не просто солдат, Вы настоящий советский воин.

Как можно не назвать человека воином, когда человек прошел не одну войну, когда человек сражался за свою Родину, когда он голодал, не спал, но шел под пули и гранаты фашистов? Воин готов был сделать все-все, чтобы его государство осталось независимым, все, чтобы дети, внуки этого воина жили под чистым небом, чтобы не знали, что такое война.

Думаю, воин – это не только солдат, воин – это широкое понятие… Воин – тот, кто в годы войны работает на заводе в две смены, недоедает, но работает, воин – тот, кто не ест, чтобы дети поели во время блокады, воин – тот, кто прячет партизан в сыром и грязном подвале, воин - тот, кто после своей работы перевязывает раны, пишет письма и просто поправляет одеяло, подает воду. Воины – это те, кто гордо несет знамя своей страны и, умирая, произносит имя родной земли. И Вы, именно Вы – воин. Вы сделали нас свободными, Вы сделали так, чтобы мы просыпались каждый день сытыми, здоровыми и смотрели на улыбающееся нам солнце, Вы сделали это, отдав, не раздумывая собственную жизнь.

Дедушка, я знаю, что в битве под Ленинградом Вы отрезали себе ногу, которая была наполовину оторвана, я знаю, что вы долгое время пролежали в больнице и в реабилитационном центре. Только эта часть Вашей жизни говорит, что Вы не просто солдат, Вы воин. Кто-то струсил, кто-то отступил, но не Вы… Вы бились до последнего, потому что понимали важность каждого солдата в трудную для всех минуту…

Смотря на Ваши медали, я представляю Вас, Яков Федорович, Вас, светлого и смелого человека, которому не за что стыдиться, человека, который защищал свою Родину, свой дом, человека, который думал только о свободе и счастье… не для себя… для нас! Спасибо Вам! Слова… как иногда много их, предающих глубину мысли, и как иногда этих слов мало, ими не выразить моих чувств – гордости, глубокой грусти и безграничной благодарности Вам!!!

Я уверен, что почти каждый человек может сказать, что его прадедушка или прабабушка – воин. Ведь каждый человек в 1941 – 1945 годах ждал и верил, что Советский Союз, советские люди смогут победить… победить, несмотря на боль, слезы, голод, кровь и смерть.
В те минуты каждый верил, что Брестская крепость сможет продержаться еще минуту, еще час, каждый верил, что Ленинград освободится уже завтра, Сталинград сейчас перестанут бомбить, а у близкого человека все хорошо…
До свидания, мой дедушка! Спасибо Вам!



Бабушке

В небе кружит лист осенний,
Тихо стало все вокруг.
Птицы песни все допели,
И река легла уснуть.
Все спокойно, ровно, тихо
А в окне родном светло.
Там теплом души согрето
Там царит всегда любовь….
Я сижу за чашкой чая,
И смотрю в ее глаза.
И тепло руки сжимая,
У нее блестит слеза.
Слезы радости, я знаю!
Ведь она гордится мной.
И своим простым советом,
Беды гонит стороной.
Взгляд родного человека,
Шепот теплых нежных слов.
Защитит меня от ветра,
От чужих недобрых строк.
В день осенний и ненастный,
Ветер тучи нагонял.
Ну а я вою бабулю,
Крепко, нежно обнимал.
В небе кружит лист осенний,
Тихо стало все вокруг,
Птицы песни все допели,
И река легла уснуть,
все спокойно, ровно, тихо,
А в окне родном светло,
Там теплом души согрето,
Там царит всегда любовь…. 
 

Дедушке

Без дедушек и детства не бывает
Когда–то в книге я случайно прочитал
И мысль такая в душу мне запала,
О ней прошу тебя не забывать.

В весенний день, когда светило солнце
И первый лучик путь себе прорвал.
На свет явился я и с громким криком
продолжил род,
который ты когда то продолжал.

Я появился на свет, я заплакал…
Я улыбнулся, я увидел тебя.
Я понял, пусть и был мал, что я хочу жить.
Боже, дай мне желание это не упустить.

Теперь я пошел в садик, стал реже приезжать.
И тебе во многом благодаря, я стал больше знать.
Ты учил меня жизни с малых лет,
И в памяти моей, ученья твои оставили след.

И вот я учусь, в столе ищу я тетрадь
Но разве стоит все, что ты мне говорил из памяти своей стирать?
Нет, наставления твои я никогда не забуду,
Даже если черствым стану, хорошие мысли из памяти своей добуду.

Ты мне говорил: «Когда придет пора вступить на край,
Лучше вспомни все, и начинай играть, ИГРАЙ!
Ты сможешь найти успеха шахты,
Ты сам успеха своего автор!»

Вспомню я, как много лет назад
Руку крепко ты мою сжимал
И совет свой мудрый ты мне по секрету открывал
Человеком быть! Всегда, везде – собой!

В жизни это главное, смотри!
Все, что происходит, пусть с душой
Честь ты с молоду свою побереги!

_________________________________________________________

Фото предоставлено автором воспоминаний.Ирина Георгиевна Серебренникова, 66 лет

Руководитель клуба начинающих журналистов «ПрессЛандия» (детская библиотека № 3 им. И.А. Крылова, ведущий библиотекарь)

 

Всё, что было…

«Малая родина – милая родина…» У каждого она своя. У меня это – мой любимый Закамск. Официально – Кировский район города Перми. Его история началась в январе 1941-го, незадолго до начала Великой Отечественной… Завод Кирова, тогда – «Комбинат К», стал градообразующим. Благодаря ему и появился известный всем «закамцам» 195-квартирный дом на Закамской, 2. Именно туда зимой 1952 года приехал старший лейтенант, замполит воинской части с молодой женой- учительницей и новорожденной дочерью.

Конечно, воспоминания мои начинаются несколько позже. Возле дома был разбит сквер, казавшийся тогда огромным садом. А неподалёку располагался гастроном – «синий магазин» на ребячьем языке. У него были совершенно необыкновенные огромные деревянные двери, за которыми можно было надолго спрятаться, пока мама стояла в очереди за продуктами. А какие истории придумывались за этими дверями!..

Потом мы переехали. К четырём своим годам я безошибочно запомнила новый адрес: «улица Иркутская (сейчас Федосеева), дом 15, квартира 13». В этой квартире мы обитали с родителями, бабушкой и дедом. Ещё одну комнату (третью), занимала соседка с дочерью-старшеклассницей и кошкой Муркой. Мурка эта очень любила кусаться и царапаться, поэтому мы, малышня, предпочитали держаться от неё подальше. Квартира казалась мне очень большой и просторной, ведь там помещались и кровать, и диван, и комод, и бабушкина швейная машинка… Каково же было моё удивление, когда, оказавшись случайно лет шесть назад в этой самой квартире, я увидела крохотную прихожую, малюсенькую кухоньку, комнаты-клетушки! На первом этаже дома находилась музыкальная школа, и целый день мы слушали музыку, иногда вполне мелодичную, а иногда… Во дворе дома, на месте нынешней Регистрационной палаты, располагались совершенно замечательные дровяники! Мальчишки прятались там, играя в «войнушку», а мы, девочки, устраивали «шикарные» квартиры с тюлевыми занавесками, кукольной мебелью и посудой и, конечно, - с «дочками»-пупсами. Эти самые пупсы, а ещё большие куклы в бархатных платьях, машинки, катера, самолёты, мячи, кубики и ещё много-много всего продавались в игрушечном магазине «на углу», где сейчас находится магазин «Оптика». По этому магазину мы подолгу бродили, как на экскурсии. Ходить дальше него нам запрещалось «по малолетству».

Воспоминания о школьных годах связаны уже с другой улицей и другим микрорайоном. Перед самым моим первым классом, в августе 1959 года, семья наша переехала на улицу Капитальную (сейчас Оборонщиков). 1 сентября родители за ручку отвели меня в школу № 65.

Восхищению моему не было предела! Светло, чисто, красиво! А как интересно учиться! Мои сверстники, как правило, хорошо учились. И к отличникам относились с уважением, дружили, не считали их «заучками» и «занудами». Школа значила в нашей жизни очень много. И сейчас, спустя 49 лет после её окончания, мы с таким же трепетом и благодарностью вспоминаем и школу, и учителей.

На той же Кировоградской улице, через дорогу от нашей школы, находился Дом пионеров (ныне – ЦДТ «Детство»). Почти все ребята наши ходили туда в какие-нибудь кружки. И очень любили после занятий фотографироваться на берегу Камы.

Берег – это вообще отдельная история. В пору моего детства и отрочества весь он был застроен старинными ещё дачами, в которых обитали очаровательные старушки и старички. Не случайно моя любимая бабушка, приезжая к нам «на курорт» из пыльной рабочей Мотовилихи, каждый вечер просила меня составить ей компанию в прогулке по берегу Камы.

Не могу не вспомнить о кинотеатре «Экран», так безжалостно разрушенном в наши дни. Туда и я, и мои ровесники, ходили вначале с родителями на фильмы-сказки. Чего стоила одна «Марья-искусница»!) Там же я впервые увидела «Войну и мир» Бондарчука. Сюда с классом нас водили на «Кто вы, доктор Зорге?» (Наша школа была дружиной имени Рихарда Зорге) и на «Доживём до понедельника» (мы как раз учились в девятом).

Хорошо помню открытие Дворца культуры имени Кирова в 1967-м, к 50-летнему юбилею Великого Октября. Наш 9 А пригласили на это открытие как лучший из всех школ района! В 1969-м в том же Дворце мне вручали золотую медаль. А одноклассникам моим не повезло: в год нашего выпуска отменили серебряные медали, а у нас было на них восемь претендентов! И всё равно, из 25 выпускников нашего 10 А, 17 стали студентами в первый же год после окончания школы.

А какой замечательный бассейн был у нас в Закамске! Туда мы ходили уже с мужем и детьми, когда сын был подростком, а дочери – детсадовками. Кинотеатр «Рубин» - тоже очень яркая, ныне закрытая страница истории Кировского района. Увы, таких слишком много…

Жизнь продолжается, мои ровесники стареют. Меняются, конечно, не к лучшему. Многое из того, что происходит сейчас, не принимают и не понимают.

И, чтобы не скатиться к старческому брюзжанию, закончим наши воспоминания на позитивной ноте. Они останутся с нами навсегда. Они согреют нас в трудную минуту, помогут не сорваться и не впасть в депрессию.

А у тех, кто моложе, а особенно у молодёжи и подростков, будет свой единственный и неповторимый Закамск и свои воспоминания в будущем. Удачи им всем, счастья и радости.

_______________________________________________________________________

История Тудвасева Артема (КГАУ "Управление общежитиями СПО ПК")

В своём детстве, где-то до 9-ти лет, я очень часто с родителями переезжал в другие города. В Москву, в Киев, в Запорожье, в Санкт-Петербург... И конечно же приходилось из своего посёлка сначала ехать в Пермь, а только потом на поезде отправляться в другие города. Сейчас у меня осталось такое воспоминание. Когда мне было 9 лет, я с родителями возвращался из Запорожья обратно в посёлок, в Перми меня ненадолго оставили одного в машине, все остальные отошли куда-то. И вот мне в машине что-то стало душно и я решил из неё выйти, и тут я был немного поражён... Эти большие знания, вокруг толпы людей, много машин... Мне даже стало как-то не по себе находиться здесь одному. В общем, Пермь мне в тот момент показался очень большим городом. Такое чувство появилось наверное потому, что я большую часть своей жизни пребывал в посёлке и такое окружение было для меня необычным. В следующие года я редко бывал в Перми, а если и приходилось сюда приезжать, то также переездами, а другие моменты у меня в памяти не отложились.
И вот спустя несколько лет, когда я закончил 9-ый класс, то есть в 15 лет, я поступил в Пермский Нефтяной Колледж и мне пришлось переехать в Пермь. На подъезде к нему я видел эти огромные дома и также удивлялся. Город мне казался огромным и могучим, в котором я буду долго осваиваться.
Весь первый курс я прожил у родственников. Жил я на небольшой тёмной улочке Лякишева. За этот год я обретал всё больше новых друзей и всё больше узнавал Пермь. Я знакомился с его памятниками, достопримечательностями и старинными зданиями, да и просто с красивыми местами, где можно хорошо провести время. Этих вещей, которые я перечислил, в Перми достаточно много. Впервые их увидев, я также очень удивлялся.
Постепенно город мне казался уже не таким мегаполисом, как я думал сначала. Я стал в нём уже самостоятельно ориентироваться.
Сейчас же, спустя два года моего пребывания в городе, я многое о нём узнал, многое в нём видел и много где был. Я думаю, что Пермь – это хороший город-миллионщик с хорошим центром.

Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.

Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________

История Поповой Анастасии Андреевны, 19 лет (КГАУ "Управление общежитиями СПО ПК")

Пермь – это уникальный город, со своей историей, со своими традициями и обычаями, с множеством различных памятников архитектуры. Многие жители Пермского края едут в краевую столицу, чтобы продолжить обучение или найти постоянную работу, ведь у города Перми достаточно большой потенциал, даже жители других стран стремятся попасть в его ВУЗы.

Фото предоставлено автором воспоминаний.Что касается меня, то я жила в селе под названием Посад, Кишертского района. Окончив 11 классов школы, я решила поступать в учебные заведения города Перми. Конечно, с поступлением прошло не все так гладко, как хотелось бы, но в итоге теперь я студентка Пермского педагогического колледжа №1 и проживаю в общежитии.

Мне очень хорошо запомнился тот день, когда я впервые прошлась по Комсомольскому проспекту. Тогда был солнечная погода, мы шли все вниз до Динамо, и я просто смотрела по сторонам. Потоки людей, текущие в разные стороны, шум автомобилей, речь прохожих, шепот деревьев, растущих на аллее – все это сливалось в единую волшебную, завораживающую мелодию.

Моему пытливому уму было все интересно, и я хаотично выхватывала своим взглядом отдельные детали пространства, как будто пазлы мозаики, а затем воображение собирало их в полноценную светлую картину, наполненную яркими красками. Вот мы проходим рядом с «Золотой черепахой», чешуйки, на вывеске которой переливаются в лучах летнего солнца, создавая иллюзию бегущих волн. Манекены с витрин магазинов приветливо смотрят на нас, неподвижно стоя за своими стеклянными барьерами, их наряды ласкают взор, а от заведений общественного питания витают аппетитные ароматы. Повсюду висят вывески, афиши, которые хочется хорошенько рассмотреть.

Дойдя до Парка Горького, мы увидели уличных музыкантов, которые пели песню группы Сплин, мы дали им мелочь и заворожённо стояли и слушали их игру, при этом наслаждаясь приятным запахом свежезаваренного кофе, доносившегося из ларька, стоявшего неподалеку. Когда ребята закончили петь, мы решили зайти в парк. И снова я хотела успеть разглядеть все, не упустить ни одну малейшую деталь, ведь я впервые оказалась в таком месте. Казалось, будто это отдельный. Маленький мирок, в котором постоянно царит атмосфера праздника. Отовсюду доносились восторженные голоса детей, где-то играла музыка, воздух пропитался сахарной ватой и попкорном. Мы просто шли и разглядывали аттракционы, попадавшиеся нам на пути, кафешки с различными сладостями, маленький пруд, веревочный парк и многое другое.

Дойдя до знаменитой ротонды, мы стали свидетелями какого-то мероприятия, проводимого для детей и их родителей, везде были счастливые и радостные лица, на ротонде бегала куча ребятишек, за которыми еле успевали следить бедные родители. Побыв еще немного в этом прекрасном месте, мы решили двигать обратно к выходу. Вокруг все цвело и пахло, везде были деревья, покрытые изумрудной листвой, пестрые цветы, которые были и в клумбах, и просто обвивали беседки для отдыха, весь парк был чистым и ухоженным.

Сейчас, когда прошел почти год с того дня, когда я впервые побывала на Комсомольской площади и зашла в Парк Горького, во мне до сих пор сохранились те теплые чувства и впечатления от той волшебной атмосферы, которую я ощутила. И постоянно проходя эти места, я вспоминаю то чувство восхищения и детского восторга от всего, что меня окружало. Такие моменты, навсегда врежутся в память и будут частичкой счастья, ведь оно совсем не за горами, а всегда рядом с нами: в мгновениях, в мелочах… Нужно просто помнить, что даже в обыденных вещах можно разглядеть красоту и тогда весь мир покажется для вас одной большой волшебной страной из сказки, в которой повсюду царят чудеса.

_______________________________________________________________________

История Кузнецова Дениса Андреевича (ученик МАОУ "Средняя общеобразовательная школа 10" г.Перми)

Мой прапрадедушка по отцовской линии, Иван Михайлович Вагнер родился 1891 года в семье немецких переселенцев в Перми. Его отец Moritz Wagner перешёл из католичества в православие с именем Михаил Александрович Вагнер, сам Мориц выходил из земель Швабии (ныне федеральные земли Баден-Вюртемберг и западная Бавария). Отец Михаила Александровича Hans Wagner был крупным ремесленником в Штутгарте. Мать Михаила (бабушка Ивана) София выходила из рода Гогенцоллерн-Гехинген (ветвь католиков), являвшись родственницей швабских князей (её четвероюродный дядя Константин был последним прямым потомком по мужской линии рода, после сохранились только потомки из морганатических браков, включая её саму) и очень дальней родственницей немецкого правящего рода Гогенцоллерн-Браденбургских (ветвь лютеран-протестантов). О матери Ивана Анне известно мне крайне мало, лишь то, что она не работала и занималась только семьёй (сейчас такой вид труда называется домохозяйством), сама происходила из прибалтийских немцев, отец родился в Риге.

Иван Михайлович был средним ребёнком в семье. Был любознательным, получил домашнее образование, учился в мужской гимназии, закончил Киевский университет. В Киеве познакомился со своей будущей женой, одесситкой Марией Иаковлевной Бромберг – дочерью купца-ашкеназа Иакова Бромберга. Марию воспитывал один отец, мать погибла в ходе еврейских погромов (период революции 1905-1907 годов). В 1915 году вернулись в Пермь, вплоть до Октябрьской революции 1917 года Иван преподавал в Пермской мужской гимназии, затем перешёл на работу бухгалтера в поместье в где-то под Соликамском. Свободно знал 3 языка: немецкий, древнегреческий, латынь; на русском говорил с акцентом (по утверждению прадедушки). В 1924 году в Усолье родился мой прадедушка Руф Иванович Вагнер (в 50-е годы взял фамилию супруги). В 1933 году Иван Михайлович вернулся с семьёй в Пермь, пел в церковном хоре. В 1938 году Ивана Михайловича репрессировали по национальному признаку, реабилитирован в 1957 году посмертно. Все три сына (Герман, Руф и Александр) не смогли пойти на фронт из-за отца, всю войну находились в тылу. Похоронен Иван Михайлович на Егошихинском кладбище, неподалёку от Храма Всех Святых.
Фото №1 (слева-направо: Иван Михайлович, Александр (старший), Герман (младший), Руф (средний), Мария Иаковлевна). 1933 год, Пермь.
Фото №2. Иван Михайлович. Ещё до революции, вероятно 1914-17 годы, тоже, скорее всего, Пермь (может быть и Киев).

Сейчас более подробно расскажу до своего колена (люблю просто про это говорить). Руф Иванович был последним человеком, который имел посредственное отношение к «титульным нациям» и их культурам. Его жена – Кузнецова Мария Николаевна была русской, сама родом из Пензы, мама умерла рано, когда Маше ещё и 10 лет не было, отец – офицер-белогвардеец, погиб в Гражданскую войну. Родня со стороны отца забрала её в Пермь, приписали год и отправили работать на завод. Ребёнок у Руфа и Марии был один – Владимир (мой дедушка, которого я не видел, т.к. скончался он за 2 года до моего рождения, но, по словам бабушки, очень хотел внука со стороны своего сына Андрея). Владимир Руфович женился на Зое Анатольевне, бабушка сама местная, из Перми. У них двое детей – Андрей (мой папа) и Елена (моя тётя), был ещё первенец Дима, но он умер в младенчестве. Я у папы один, а у тёти Лены трое сыновей, все Парамоновы. Мама у меня из пригорода Верхнечусовских городков (когда-то была вотчина Строгановых), её предки были выходцами с Польши - Деревянских. (прим. Деревянский в ед.числе). А 23 января 2003 появился я. Родных братьев и сестер у меня нет, получается, что я – последний прямой потомок по мужской линии Ивана Михайловича Вагнера, его отца Морица и деда Ханса.

Ну, и приложу пару фотографий. 1 фото - я с двоюродными братьями, прабабушкой Машей и с прадедушкой Руфой. 2 фото - я с мамой. 3 фото - прабабушка, прадедушка и я.
Кстати, прадедушка и прабабушка прожили долго. Руф Иванович 92 года (1924-2016), Мария Николаевна 91 год (1921-2012).
Ещё в альбоме отыскал старые фотографии с пермскими видами. 1 - Театральный сквер, 50-е годы, на фоне здание Театра Оперы и Балета ещё до реконструкции и памятник Ленина. 2 - возможно, Разгуляй. Мало ли, вдруг Вам это тоже понадобиться.

Денис с двоюродными братьями, прабабушкой Машей и с прадедушкой Руфой. Фото предоставлено автором воспоминаний.Денис с мамой. Фото предоставлено автором воспоминаний.Денис вместе с прабабушкой и прадедушкой. Фото предоставлено автором воспоминаний.Театральный сквер, 50-е годы, на фоне здание Театра Оперы и Балета ещё до реконструкции и памятник Ленина. Фото предоставлено автором воспоминаний.Разгуляй. Фото предоставлено автором воспоминаний.Иван Михайлович. Ещё до революции, вероятно 1914-17 годы, тоже, скорее всего, Пермь (может быть и Киев).Фото предоставлено автором воспоминаний.(слева-направо: Иван Михайлович, Александр (старший), Герман (младший), Руф (средний), Мария Иаковлевна). 1933 год, Пермь. Фото предоставлено автором воспоминаний.
_______________________________________________________________________

Липовая гора

На севере Перми напротив мыса Стрелка, что высится над местом слияния Камы и Чусовой находится станция "Банная гора". Все пермяки хотя бы однажды слышали фразу «Ему на Банную гору пора», означающую примерно то же, что для жителей столицы значит «По нему Канатчикова дача плачет». Но редко кто задумывается о происхождении этого выражения…

На другой – южной окраине Перми находится другая гора – Липовая. Когда-то это было урочище Липовая гора. Оно издавна было известно своими микроклиматическими особенностями и разнообразием видов животных и растений. Здесь проходит естественная граница тайги и Кунгурской лесостепи богатой реликтами. Имеются редкие растения и среди видов произрастающих на Липовой горе, ветреница отогнутая, например. Известный ботаник А.А. Хребтов назвал Липовую гору «дивным ботаническим садом большого научного и педагогического значения».

Однако Липовой горе не пришлось стать заповедником. На её территории было создано учебное хозяйство ПСГХА, процветавшее в 50-70-ые годы и прозябающее теперь. В довоенное время профессор сельхозинститута Ф.М.Юдкин пытался превратить это место в райский уголок и разбил прекрасный парк, фотографии которого до сих пор погружают меня в депрессию при сравнении с современностью.
Здесь же в 1923 году энтузиастами конного дела был создан один из первых пермских ипподромов - верстовая дорожка. С 1923 по 1939 годы на этой площадке было испытано 560 племенных лошадей.

Ещё раньше на Липовой горе (месте пересечения двух стратегических дорог - Транссиба и Сибирского тракта) в одной из лесных сторожек укрывался отряд офицерской конспиративной организации во главе со штабс-капитаном Александром Марсеевым. В ночь на 24 декабря 1918 года он участвовал в белогвардейском мятеже, в результате которого пала красная Пермь. Где-то тут же на 7-ой версте Сибирского тракта (приблизительно район перекрёстка улиц Васильева и Героев Хасана) чекисты в том же страшном 1918 году расстреливали арестованных и заложников.

Теперь можно услышать о планах строительства здесь большого микрорайона, типа Садового (с 1958 года Липовая гора входит в административную территорию Перми), но в них трудно поверить. Читая пермские форумы, удивляешься наивности подростков обсуждающих проведение сюда троллейбуса. Когда моя семья в 1980 году переезжала на Липовую гору с Крохолевки, её твёрдо заверяли, что троллейбус будет ходить до самого Пивзавода уже осенью, прошло уже 29 лет, а его всё нет, как нет и ещё более мифической станции пермского метро "Липовая гора". Зато есть летающие тарелки над фабрикой «Камская». НЛО всегда любили это славное местечко. На пустыре, который был здесь до фабрики, мы будучи детьми иногда наблюдали за ними...
Главная тайна Липовой горы скрыта под спудом архивных документов. Дело в том, что в этом чудном месте за городом до революции располагалась Колония душевнобольных. Отсюда и пошло выражение «Ты, что с Липовой горы?». Когда лечебницу ликвидировали в выражении произошло замещение Липовой горы на Банную.

Фото предоставлено автором воспоминаний.   Уцелевшие со времён Колонии душевнобольных здания. Главное из них было перестроено в 1990-ые годы в общежитие и из 3-ёх этажного стало 4-ёх этажным, полностью утратив свой первоначальный облик. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________

История Рачёвой Елены.

На сегодняшний день можно сказать с уверенностью, что наш город привлекателен не только для горожан, но и для туристов. В городе на достойном уровне развиты культура и искусство: кинотеатры, театры, филармония и художественные галереи. Кроме того в Перми очень много памятников архитектуры и скульптурных памятников, а так же много музеев, хранящих тайны этого замечательного места. У нас есть прекрасные места для отдыха: развлекательные центры, зоопарк и планетарий, который стал символом Перми.

Пермь – родной город, который я люблю. Люблю за парки и сады, площади и улицы, школы, магазины, кафе. Но хочется отметить, что Перми не хватает зон отдыха, находящихся в шаговой доступности от места проживания горожан.

Будучи маленькими детьми, проживая в микрорайоне «Парковый», летом любили проводить время на пляже у реки Мулянка. Теперь сама став мамой, уже со своими детьми прихожу на берег Мулянки.

А ведь именно с берегов Мулянки, в рамках подготовки к строительству Егошихинского медеплавильного завода, на основе которого позднее сформировался город Пермь в 1722 году управляющий Уральскими казёнными заводами Г. В. де Геннин и мастер-плавильщик В.М. Циммерман провели пробы медной руды. В отличие от большинства рек Пермского края, топонимика которых считается пермско-финно-угорской, название рек Верхняя Мулянка и Нижняя Мулянка происходит от персидского слова «мулла». Исследователи истории Пермского края связывают это с татарским князем Маметкулом, который поселился в этой местности до или во время царствования Ивана Грозного и был имамом или муллой. Его старший сын, Урак-бей Маметкулов, жил на Верхней Мулянке, а младший, Ирак-бей Сюндюк-бей Маметкулов — на Нижней Мулянке. Отсюда и произошли названия этих рек.

Возвращаясь от истории к реалиям сегодняшнего дня хочется верить, что берег Мулянки в городской черте будет облагорожен и оборудован.

Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________

История Кузнецова Евгения Николаевича

ГОЗНАК: ДОЛГАЯ ДОРОГА В ПЕРМЬ

14 июля 2019 года исполняется 55 лет основания Пермской печатной фабрики Гознака. В этом же году – 60 лет с момента выпуска предприятием первой продукции – партии профсоюзных билетов. Парадокс? Совсем нет, если знать все нюансы появления гознаковского филиала в нашем городе.

Как появилась фабрика в Перми и почему именно здесь? И как так получилось, что к моменту своего официального открытия она уже несколько лет давала продукцию? За ответами на эти вопросы обратимся к истории. Ровно сто лет назад у Пермской печатной фабрики появилась предшественница – Уральская фабрика. В 1918-м году под угрозой иностранной интервенции Совет Народных Комиссаров принял решение об эвакуации Экспедиции Заготовления Государственных Бумаг из революционного Петрограда сначала в Пензу, а затем в Пермь. Исторические документы свидетельствуют, что изготовление советских денежных знаков началось 1 февраля 1920 года в одном из корпусов механического завода Лесснера, который позднее стал называться заводом имени Дзержинского. После окончания гражданской войны советское правительство приняло решение сосредоточить деятельность Гознака в двух местах – Москве и Петрограде. В Москву переехало печатное производство, а в Петрограде осталась бумажная фабрика.

К началу 30-х годов стал ощущаться дефицит бумаги, что повлекло за собой строительство бумажной фабрики Гознака в Краснокамске. Тогда же возникли планы строительства в Перми большого гознаковского комплекса – печатной фабрики и монетного двора. И неизвестно, как бы развивалось события дальше, если бы не война. В июле 1941 года началась эвакуация печатного оборудования и персонала из Москвы в Краснокамск, на территорию бумажной фабрики, где уже в сентябре начался выпуск гознаковской продукции. О том, как трудились гознаковцы в годы Великой Отечественной войны – отдельный разговор. Интересно, что долгое время гознаковцы, отмечая юбилеи предприятия, брали за точку отсчёта именно 1941 год, что не удивительно: ведь костяк коллектива сформировался именно тогда.

Сразу после окончания войны перед краснокамскими гознаковцами были поставлены трудные и ответственные задачи: расширить ассортимент продукции, выпускать новые, более сложные изделия, а главное – приступить к выполнению особо важного правительственного задания, связанного с проведением денежной реформы 1947 года. Со всеми поставленными задачами коллектив с честью справился. Однако Краснокамская печатная фабрика, «квартируя» в непригодных для полиграфического производства помещениях бумажников, не имела перспектив развития. Поэтому в середине 50-х годов было принято решение начать строительство новой печатной фабрики.

При выборе места строительства рассматривались два варианта: Краснокамск и Пермь. Вначале предполагалось возвести корпуса новой фабрики на окраине Краснокамска, где размещался жилой микрорайон, застроенный деревянными домами и бараками. На преимущества этого варианта указывало и близость главной сырьевой базы в виде бумажной фабрики, и наличие какого ни на есть жилья для работников. Однако после долгих дебатов всё-таки была выбрана Пермь. Здесь нашлась подходящая площадка в районе Балатово, с удобным рельефом. Подкупала близость к центру города, к железнодорожной станции Пермь 2, и Казанскому тракту, который позднее стал называться шоссе Космонавтов. Естественно, учитывалось, что Пермь – большой промышленный и культурный центр, где можно без труда подобрать квалифицированные кадры для работы на новом предприятии. Строительство фабрики, перебазирование печатного производства и персонала в Пермь проходило под руководством теперь уже легендарной фигуры – первого директора ППФГ Анатолия Эммануиловича Михаэлиса.

Перед тем, как начать стройку, пришлось освободить площадку от расположенных здесь овощехранилищ, и переселить их в район Бахаревки.Вот как это происходило по воспоминаниям бывшего главного инженера строящегося объекта Алексея Ивановича Ефимова.

- В июле 1958 года мы с большим трудом заставили хозяев переезжать с этой площадки. Первым переехал военторг: у них хранилище было небольшое – на 500 т. А вот Дзержинский торг и Горторг отказывались переезжать наотрез. Удалось нажать на руководство этих организаций через местные власти – особенно помог секретарь Дзержинского райкома партии Александр Филиппович Фёдоров. Здания были деревянные, полусгнившие – мы их растащили за два дня.

А на их месте появились пожарное депо и здание охраны. Первый из пяти запланированных корпусов (корпус «В») рос быстро, а вот при рытье котлована под корпусом обнаружились макропористые грунты, которые не годились под закладку фундамента. После консультаций с сотрудниками Пермского политехнического института был снят верхний полутораметровый пласт, под которым грунты оказалась подходящими для строительства производственного корпуса.

Однако строителей ждала проблема, связанная со сборным железобетоном. Расход железа в те годы регулировался строго по нормам – 200-220 кг на кубометр бетона. Для создания необходимой прочности конструкций при работе полиграфического оборудования требовалось металла втрое больше. М.И.Ефимову несколько раз пришлось ездить в Москву за получением разрешения на получение металла. Вопрос удалось решить только на уровне министерства финансов. По словам инженера, большую помощь строителям оказывал институт «Гипрокинополиграф»: сотрудники активно участвовали и в разработке технической документации, и контроле за её исполнением. Григорий Дмитриевич Смирнов – главный конструктор института жил здесь месяцами. Железобетонных плит с нагрузкой 2,5 тонны на квадратный метр в Перми ещё не было. А на ЖБК в Осенцах, где готовили каркасы, не хватало сварщиков. Краснокамские гознаковцы прислали для этой цели своих рабочих.

Надо заметить, что для руководства стройтреста № 7, возведение корпусов гознаковского предприятия было отнюдь не первоочередной задачей – всё внимание было направлено на строительстве нефтеперерабатывающего комплекса и ТЭЦ. В Обкоме и горкоме понимания гознаковцы тоже не находили. Более того, - из партийных органов требовали документы, на каком основании предприятие возводится в Перми, а не в Краснокамске. Однако местные власти и партийные органы весьма позитивно воспринимали возведение жилых домов, детских садов, магазинов и других объектов соцкультбыта, которые возводились параллельно с промышленными корпусами. Ведь пермский Гознак согласно комплексному плану – это целый микрорайон. Вот только в сроках сдачи объектов возникли диспропорции. Сказывались вечные болезни экономики той эпохи: несогласованность ведомств, дефицит материалов, нехватка транспорта и рабочей силы. Всё это привело к тому, что первые жилые дома микрорайона Гознака уже были готовы к сдаче, а производственные помещения ещё находились в стадии строительства. Пришлось первый дом по ул.Баумана,12 отдать строителям, взяв с них обязательство, вернуть долг при возведении других домов.

Производственные корпуса поднимались медленно, но первое оборудование на новом месте уже заработало. Произошло это в зданиях холодильной станции и прачечной, где было организовано офсетное и переплётно-брошюровочное производство. Возглавил его Лев Алексеевич Харламов, а заместителем цеха была назначена Нина Егоровна Каменских. Гознаковцам предстояло перебазироваться из Краснокамска в Пермь без остановки производства. Именно в тот момент - осенью 1959 года перед ними была поставлена задача – изготовить к новому году миллион профсоюзных билетов. Специалистам и рабочим приходилось курсировать из Краснокамска в Пермь, что в отсутствии автодорожного моста через Каму в вагонах пригородного поезда, отапливаемых «буржуйками», было целым испытанием. Через некоторое время ради выполнения государственного задания пришлось вообще отказаться от этих переездов и жить в Перми, находясь в бессрочной командировке.

- У нас не было помещений для жилья, - вспоминает Нина Егоровна. - Люди жили в здании пожарного депо, а когда начали готовить заказ, никто из цеха не уходил: здесь готовили обеды, здесь и спали, бросив матрасы на пол. Мы не знали, кто в какую смену работает: кто не спит, тот у машины. Незнакомую технологию осваивали тут же методом «тыка».

Миллионный билет был изготовлен в ночь на 28 декабря. Утром участники трудового подвига выехали к своим семьям в Краснокамск. В это же время в Перми был сдан в эксплуатацию жилой дом в будущем микрорайоне Гознака. Директор фабрики Анатолий Эммануилович Михаэлис сразу организовал машины – фабричные и городские, и первые новосёлы двинулись в Пермь. Новый год гознаковцы встретили в новых квартирах. Правда, те квартиры пришлось отогревать электроплитками, потекла замёрзшая на полу краска… Но всё это были житейские мелочи для людей, которых сплотила работа, которые составили основу нового коллектива, и заложили его традиции.

В 1960 году началось массовое переселение работников фабрики из Краснокамска в Пермь. Всего за период перебазирования в Пермь было перевезено более полутора тысяч работников вместе с семьями. Одновременно с фабрикой буквально на глазах рос микрорайон со всей инфраструктурой – магазинами, почтой, парикмахерской и детскими садами. Вот только в современных по тем временам жилых пятиэтажках зимой было не очень комфортно. Тепло в новые дома должно было поступать с котельной завода АДС, но теплоноситель по пути к домам успевал охладиться. Пришлось заняться возведением котельной и финансированием теплотрассы. Кстати, что касается котельной, то по воспоминаниям бывшего главного энергетика фабрики Вячеслава Фёдоровича Белова, её строительство на определенном этапе зашло в тупик: начинали её строить «под уголь», потом решили перестраивать «под мазут». Монтажники ушли с объекта. Дирекции пришлось приложить немалые усилия, чтобы найти специалистов-котельщиков. Плохо обстояли дела и с комплектацией: запчасти и приборы собирали со всего города, и даже искали в других городах. Для возведения трубы требовался особо прочный кирпич… Но благодаря упорству и самоотверженности первого поколения пермских гознаковцев проблемы были решены. Осенью 1962-го года в производственные помещения и жилые дома Гознака пошло тепло, выработанное на собственной котельной.

Весьма остро встала транспортная проблема – протянуть железнодорожную ветку от Перми-2 не получилось. По воспоминаниям А.И.Ефимова вопрос помог решить главный инженер Пермского отделения Свердловской железной дороги Теодор Маркович Шнейдер. Он предложил гознаковцам использовать тупичок для трёх вагонов взамен средств на строительство прачечной для спецодежды железнодорожников и белья для пассажирского транспорта. Вопрос был согласован с руководством главка в столице и фабрика получила отличный участок под прирельсовый склад.

Надо отметить, что в период переселения коллектива работа фабрики не прекращалась ни на один день: производственный процесс шёл одновременно и в Краснокамске, и в Перми, с постепенным сокращением объёма на прежнем месте, и возрастанием его там, где фабрика получила новую прописку. А поскольку возведение производственных корпусов выбивалось из графика, руководство Гознака вновь обращается за помощью в органы местной власти - Обком КПСС, Пермский Совет Народного Хозяйства, и лично к председателю Совнархоза товарищу Солдатову, авторитет был непререкаем. По воспоминаниям директора Пермской печатной фабрики А.Э.Михаэлиса, указание А.Г.Солдатова на необходимость ускорить темпы работ на гознаковских объектах было воспринято строителями как руководство к действию. К середине 1964 года строительство двух основных корпусов новой фабрики - «Б» и «В» - было закончено. В них установили оборудование для печатания основной продукции. И хотя часть производства ещё оставалась в Краснокамске, Москва требовала объявить о пуске объекта. И вот 14 июля 1964 года был подписан документ о сдаче Пермской печатной фабрики Гознака в эксплуатацию. Этот день считается официальной датой основания предприятия, которое ныне является самым крупным из восьми филиалов АО «Гознак».

Автор выражает признательность ветеранам Гознака Б.И.Ефимову, В.Ф.Белову, Т.Е.Каменских, Л.А.Харламову воспоминания которых использованы при подготовке статьи.

_______________________________________________________________________

История Троицкой Ольги

Пермь. 100 лет назад. Путешествие по городу. Ретроспектива.

Предлагаю вместе со мной совершить путешествие по старой купеческой Перми. Свое путешествие я начну с самого первого каменного здания нашего города – Петропавловского собора, который расположился вблизи медеплавильного завода в Разгуляе.

Выйдя из собора и пройдя по Торговой (ныне Советской) улице вдоль железнодорожной мастерской я направляюсь к торговому и культурному центру нашего города. Передо мной виднеется театральный сад с высоким деревянным зданием городского театра (ныне Пермский театр оперы и балета имени П. И. Чайковского). Сюда несколько раз в году приезжают гастролирующие артисты лучших театров Российской Империи. Со сцены пермского театра даже звучала опера М. И. Глинки «Жизнь за царя».

За зданием театра, вдалеке видны стены Гостиного двора, излюбленного места пермских купцов и изысканных дам, куда регулярно привозят всякого рода заморские редкости. На северной стене гостиного двора видна доска с надписью: «сей гостиный двор строил пермский купец и бургомистр Иван Романов сын Жмаев».

Свернув с Торговой на Оханскую (ныне Газеты Звезда), я направляюсь в сторону Камы. Выйдя на Монастырскую улицу, сразу вижу купол кафедрального Спасо-Преображенского собора. Здание храма было не так давно построено из кирпича некогда воздвигнутого в Пыскоре соборного храма, который по указу императрицы Екатерины II разобрали и по реке переправили в Пермь.

Метров через сто по правую сторону от меня располагается двухэтажное здание пермской духовной консистории, а через дорогу сквозь ограду из деревьев виднеется самое элитное кладбище столицы Пермской губернии, примыкающее к Архиерейскому дому. Здесь похоронены знаменитые люди Перми – доктор Федор Граль, Дмитрий и Павел Дягилевы, купец первой гильдии Иван Любимов, директор Пермской гимназии, почетный гражданин Перми Иван Границкий.

Пройдя кладбище и повернув направо, сразу за Архиерейским домом открывается прекрасный вид на Соборную площадь. Это любимое место прогулок пермских семинаристов и пермской интеллигенции. Здесь и тихо, и свежо, а также открывается прекрасный вид на Каму.

С верхней точки Кунгурской, у Соборной площади, открывается вид на весь город. Где-то вдалеке виднеются купола храмов и пожарная вышка. На горизонте видны лесные массивы, которые окружают наш город со всех сторон.

Спускаясь вниз по Кунгурской (ныне Комсомольский проспект), сразу замечаешь оживленность и многолюдность. Периодически по улице проезжают кареты или извозчики, которые везут какую-либо поклажу.

Дойдя до пересечения с Покровской видно красивейший храм Рождества Пресвятой Богородицы, построенный в стиле Петроградских соборов. Пройдя метров двести вперед, я попадаю на Сенный рынок (ныне Октябрьская площадь), в центре которого стоит большой единоверческий Свято-Троицкой собор, построенный по проекту И. Свиязева. На Сенном рынке продают овёс, сено, солому; в деревянных лавках можно также купить новую мебель, книги, фрукты, овощи, печёный хлеб, посуду, бельё и другие товары.

Пройдя далее по Кунгурской видны дровяной и конский рынок. Немного далее виднеется шатер пермского цирка, а через дорогу на Малой (ныне Краснова) начинается городской сад. Пожалуй, здесь я присяду на одну из скамеек и завершу свою прогулку по нашему замечательному губернскому городу.

Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________

История Глуховой Надежды.

Я хочу посвятить этот рассказ моей маме - Зинаиде Ивановне Волохиной, проработавшей в школе № 98 г.Перми более 50 лет учителем физики. Мама приехала в Пермь в 1962 году. Пусть этот небольшой рассказ будет памятью о ней.
Мама ехала в поезде из Глазова в Свердловск, куда её пригласили на работу. И из окна вагона увидела Каму. Ей так понравилась река. что - все таки доехав до Свердловска, она решила остаться работать в Перми. И, приехав в Пермь, устроилась на работу в школу.
Мы жили в бараке - городской пляж на Камгэсе был через дорогу. Правда. так как мне был всего год, я совершенно не помню этого барака. Увидела его уже потом. И подумала - вот, наверное. откуда у меня любовь к реке и перестуку вагонных колес. И железная дорога, и Кама были рядом.
В 1970 году мы переехали в микрорайон ПДК, где маме дали комнату в коммунальной квартире. И начало семидесятых я уже помню. На Щербакова, 26 мы прожили до 1986 года. Остались самые теплые воспоминания о наших соседях. Помню, как мы всем двором лепили во дворе снеговика. На фото мама, вернувшись из школы. дает свою оценку - "отлично!"
Около дома по ул. Щербакова, 26 а была отличная детская площадка, куда приходили дети из разных дворов. Я помню, как мы летом постоянно там играли. Там были и качели, и карусель, и бревно, по которому надо было пробежать так, чтобы не упасть. И еще разные снаряды - словом , все для детворы. Играли и в цепи кованые, и в догонялки, и в сыщики-разбойники. Время проходило весело и интересно.
Зимой у клуба Пушкина ставили горки - большую деревянную, потом поменьше. Были и ледяные горки. И фигуры Деда мороза и снегурочки. И всегда стояла высокая красивая ёлка. В зимние каникулы в клубе проходили детские утренники для учеников окрестных школ. Нам выдавали специальные красиво оформленные пригласительные билеты, по ним можно было получить подарок. Я помню, в сильные морозы на учебу можно было ученикам младших и средних классов не ходить - и тогда ребятня, несмотря на стужу, целый день каталось с горок.
А еще зимой мы ходили на стадион "Молния" - там был прекрасный каток, коньки можно было взять напрокат. Мы часто после уроков туда бегали Я помню эту музыку - оркестр под управлением Поля Мориа. Народу на катке было много. Приходили кататься и со второго участка, и с Левшино, и с ПДК В общем - каток был открыт для всех желающих.
Была на стадионе еще хоккейная коробка, где мальчишки гоняли шайбу. ПДК и микрорайон Камгэс разделял лог. И если идти пешком, то можно было почуять запах свежих пряников. Тогда еще завод жидкой углекислоты вовсю работал - выпускал свою вкусную продукцию - пряники и газировку.
Зимой были лыжи. коньки, санки - летом - в хорошую погоду купание в Каме. Благо до пляжа рукой подать - стоит лишь спуститься вниз по улице да перейти дорогу. В жаркий день из города (центра Перми) шли набитые народом электрички с желающими отдохнуть у воды. А нам повезло - мы здесь жили.
Улица Щербакова - вот по ней идут моя мама (слева) со своей подругой - тоже учителем Ларисой Алексеевной Шабровой. (с зонтиком на фото). Это середина семидесятых годов прошлого века.
В сентябре 1976 я пошла в первый класс средней школы "№ 98", где и проучилась десять лет (по программе тех лет). И где более пятидесяти лет моя мама - Зинаида Ивановна Волохина преподавала физику. Маму любят и помнят поколения учеников нашей школы (позднее соединенной со школой № 153).

У доски, Школа 98 Пермь. Волохина Зинаида Ивановна, учитель физики. Фото предоставлено автором воспоминаний.Детская площадка у дома ул. Щербакова, 26 а. 1976 год. Фото предоставлено автором воспоминаний.1 сентября 1976 года. Первый раз в первый класс. Я с мамой. Фото предоставлено автором воспоминаний.ул.Щербакова, середина семидесятых. На фото слева направо Волохина Зинаида Ивановна, Глухов Михаил Федорович,  потом, к сожалению, не знаю кто и Шаброва Лариса Алексеевна. Фото предоставлено автором воспоминаний.Карусель на площадке у дома ул. Щербакова, 26 а. Фото предоставлено автором воспоминаний.Во дворе дома ул. Щербакова, 26. Фото предоставлено автором воспоминаний.Эта фотография сделана в начале восьмидесятых годов прошлого века. Орджоникидзевский район. Стадион "Молния" - микрорайон Камгэс. В школьные годы мы зимой ходили на каток.  На катке было весело. Играла музыка. У кого коньков не было - работал прокат. Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________

История Глухова Михаила Федоровича

Здание школы 44 в 1975 году было переоборудовано в Межшкольный учебно-производственный комбинат. Он был первым в городе Перми. Руководили предприятием Крыжановский Лев Иванович - директор и Терентьева Мария Андреевна - заместитель. Это учебное заведение было связующим звеном между школами и предприятиями. В комбинате проводилось трудовое обучение и профориентация. Кабинеты, лаборатории и мастерские были оборудованы такими предприятиями как Пермский хим. завод, КБмаш, ПЦБК, Пермская швейная фабрика, Комбинат питания, Пермский кабельный завод и т. д. Для работы с учащимися были направлены лучшие специалисты из числа инженерно-педагогических кадров этих предприятий. Трудовую практику учащиеся проходили на предприятии, после окончания которой заводская комиссия оценивала их знания. Некоторые учащиеся после окончания школы возвращались на то предприятие, где проходили практику.
К сожалению в 2014 году комбинат был закрыт. На сегодняшний день на месте этого здания стоит многоэтажный жилой дом.

Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний.Фото предоставлено автором воспоминаний._______________________________________________________________________

История семьи. Созина Анна, МАОУ СОШ № 87 г. Пермь

Материал под названием "Династия сельских тружеников Сатаевых" был выполнен в формате компьютерной презентации, с которой участвовала в Большом Семейном фестивале и заняла 1 место в шк. № 87 автор. Просмотр презентации.

_______________________________________________________________________

Прекрасная дружба БТ. История Блиновой Анны

9 апреля 2018 года

Меня зовут Анна Блинова. Мне 37 лет. Я родилась в Перми. У меня высшее психологическое образование ПГПУ, диплом с отличием. Два года назад я переехала в Севастополь. У меня двое детей. Я зарабатываю на жизнь письменными переводами в языковой паре «английский-русский». Я немного знаю французский. Также я поэт, хороший переводчик-синхронист и библиотерапевт. Последнее определение глубоко связано с моей личной историей, в частности с историей моей многолетней дружбы с Дмитрием Труновым, неординарным человеком, многообразной и творческой личностью, самобытным ученым-философом, блестящим феноменологом, арт-терапевтом, драма-терапевтом, каллиграфом, “чемпионом” по вербализации и формулированию, несравненным собеседником, профессором и консультирующим психотерапевтом.

 

Димы не стало 20 сентября 2017 года. У него была меланома, злокачественный процесс не удалось остановить. Свой опыт болезни и умирания Дима подробно описал в своем блоге “Школа Дмитрия Трунова[1]. Думаю, не ошибусь, если скажу, что Диму оплакивали сотни людей, для которых он был любимым преподавателем, дорогим другом, бесстрашным и принимающим собеседником.

 

Дима оставил после себя большое наследие: книги с “философскими происками” (по его собственному выражению), видеофильмы с лекциями, спектаклями и перформансами, стихи, картины, каллиграммы, притчи. Всё это плоды выдающегося и самобытного разума, не знавшего отдыха. Многое он сохранил на своем сайте [2] и на своей странице ВКонтакте [3].

 

Здесь я хочу рассказать историю нашей дружбы и возникновения ее “детища” - библиотерапии. Между собой мы всегда называли этот проект “БТ”, и лишь годы спустя заметили, что в этой аббревиатуре соединились наши инициалы. Это был плод вдохновения и счастливого труда, любимый “ребенок”, которому мы безвозмездно и с радостью отдавали свое время и который воплотил в себе всё лучшее, что было в нашей дружбе.

 

Сразу скажу, что проект не имеет никакого отношения к Библии и вообще к религии. Он основан на признании существования у каждого человека своей собственной правды и права на эту правду. В рамках “нашей” библиотерапии не может идти речи о какой-то “общей” правде. Также не идет речь и о медицинском аспекте “терапии”. Терапия, как не раз объяснял участникам Дима, в нашем контексте означает “забота” (что соответствует переводу этого слова с греческого языка). Забота направлена, в первую очередь, на то, чтобы создать атмосферу принятия, в которой человек может вербализовать, высказать свой уникальный эмоциональный опыт.

 

Библиотерапия - это широкое направление арт-терапии, придуманное не нами. Тем не менее, мы являемся авторами методики с одноименным названием, которая заключается в особой процедуре чтения и обсуждения стихов группой людей. Чтобы отделить наше изобретение от более общепринятой категории “библиотерапия”, Дима в одной из своих статей использует термин “Личное чтение”.

 

Я познакомилась с Димой, когда пришла к нему на консультацию. Я училась на третьем или четвертом курсе психологического факультета (значит, это было в 1999 или 2000 году) и уже страстно любила все, что связано с психологическим консультированием и психотерапией. Кроме того, я тяжело переживала очередное расставание с моим первым бойфрендом Ваней Авраменко. Мой преподаватель по психотерапии, прекрасный Андрей Савчук, посоветовал мне Диму как талантливого молодого психолога.

Я помню забавные фиолетовые кресла, угловатого и долговязого Диму, наш осторожный разговор. Больше за консультацией я к нему не обращалась, но прошла несколько его курсов по консультированию (активное слушание, перефразирование, интонационный тренинг, курсы по кризисному консультированию и суицидологии) в этом же психологическом центре (ОЦПППН), где стала сотрудником телефона доверия 060. У нас была прекрасная команда, около 30 человек, круглосуточная служба, свой особый юмор, супервизорские («балинтовские») группы и перформансы, которые проводил Дима. Одновременно я стала работать в методическом отделе того же центра вместе с Димой под руководством его жены Натальи. У нас был маленький кабинет, где мы выдавали книги и журналы по психологии, делали собственные издания - журналы и методички для областных и городских психологических служб. Дима также проводил группы по арт-терапии, поэтому на стенах всегда были акварельные рисунки.

В нашем кабинете всегда было уютно, особенно когда шел дождь. Прямо под окнами полуподвального помещения росла трава. Мы вместе сидели за компьютером и он показывал мне, как он форматирует файлы в редакторе Word. Мне кажется, что наша дружба зародилась именно в эти долгие часы кропотливого редактирования вордовских файлов. Я помню, как в это время между нами медленно росло доверие. Мы были очень разные: он рассудочный, я эмоциональная, но выяснилось, что нам удается найти общий язык, что мы можем относиться к нашим отличиям с уважением, вниманием и интересом, и что мы вдохновляем друг друга, когда делаем что-то вместе: журнал, логотип для конференции, обложку для диска. Он как-то сказал, что у меня есть “душа”. Нам нравилось работать вместе. Возникла взаимная симпатия, которая вполне могла стать романтической, если бы мы осознанно не предпочли дружбу, которая уже тогда стала важна для нас обоих.

Воспоминания того времени: я сижу на рецепции, с улицы заходит Дима. Я говорю ему: “Дима, я тебя люблю”! Он опешивает, но через некоторое время подходит и говорит: “Я тоже тебя люблю”! Я говорю: “Хорошо!”

Мы сидим в зале для тренингов и разговариваем, я жалуюсь, что не знаю, в чем мое предназначение. Он говорит, что я пойму это со временем, что этот путь сам найдет меня, выкристаллизуется из элементов моей жизни (я не помню его точные слова – но когда появилась библиотерапия, я вспомнила этот разговор).

Мы сидим за праздничным столом итогового праздника международной конференции телефонов доверия, которую сами организовали. Начинает играть танцевальная музыка, Дима беспокойно вертится и повторяет: “Мы должны выйти и начать танцевать! Мы должны сделать это первыми! Если это будем не мы, то это будет нечестно! Это наш шанс!” Меня смущает его предложение. В итоге он всё-таки выскакивает и начинает бешено вытанцовывать безумные па. В итоге я, конечно, присоединяюсь, как и другие наши друзья, которых большинство в этом зале. Помню потом медленный танец, когда моя рука легла в его ладонь и я на пять минут отчаянно влюбилась в него.

 

Когда в 2003 году я ушла из психологического центра, мы не перестали общаться. Между нами было доверие, для которого не было запретных тем. Мы говорили о личной жизни - каждый о своей, о страсти, о красоте, о свободе грустить, о том, что не любим, и о том, что любим. У него был сайт “территория пессимизма”, где он публиковал грустные стихи и рассказы разных авторов, отстаивая право человека “не быть окей”. Он говорил о том, что ему уже сорок и у него осталось мало времени, что ему не успеть сделать всё, что он хотел бы, и приходится выбирать, что очень болезненно. Я дорожила его доверием и ценила каждую минуту, проведенную в его обществе, ценила его дружбу.

Мы были примерно одного высокого роста и ходили в одинаковом быстром темпе, я помню наши стремительные прогулки по улице Ленина. Как-то раз мы расстались на остановке Хохрякова и я пошла в сторону Перми II, где на аллее увидела моего бойфренда, с которым на то время опять жила вместе, за руку с другой девушкой. Последовало окончательное, болезненное расставание.

Вскоре у меня появилась новая работа переводчика на военном заводе – так кардинально поменять сферу деятельности помогли знания английского языка, полученные в школе №7, где я была студенткой Риммы Борисовны Томасовой, и которую окончила с золотой медалью. Работая на «Мотовилихе» в отделе военно-технического сотрудничества, я два раза побывала в командировке в Европе и несколько раз в других городах России. У меня появились новые заводские друзья, которые пили водку, матерились и шутили так, что у меня болел пресс как после упорных тренировок. Через год я съездила в Крым, где познакомилась с будущим мужем. У меня родилась дочь. Я помню, как Дима пришел ко мне на второй день в роддом и мы сидели много часов, разговаривая, в то время как я кормила ребенка. Он спросил, сколько мне лет (мне было двадцать пять): почему-то ему было важно знать, во сколько лет я родила первого ребенка. В то время он увлекся винд-серфингом (это увлечение сохранилось до конца жизни), купил и отремонтировал парусную лодку, попал в шторм (об этом я написала рассказ)[4].

Когда я нашла новую работу (уже в пермском речном порту, в области мультимодальных перевозок), я до сих пор не могла точно сказать, в чем заключается мое “призвание”. Активное слушание, внимание к другому человеку, влюбленность в причудливые жизненные миры разных людей - всё это подпитывало меня, несло вперед в неизвестном направлении. Одновременно я осознавала свою “заточенность” на всё, что связано с языком - перевод, тексты, речь, стихи. Я стала ходить на поэтические “слэмы”, пока еще как зритель. Близкое знакомство и наполняющие, противоречивые и глубокие отношения с поэтессой Дашей Тамировой дали мне обновленный поэтический язык и веру в себя. Именно тогда, в 2010 году, и появилась идея библиотерапии - в разговоре с Дашей. Идея заключалась в применении супервизорского формата «балинтовской» группы к обсуждению стихотворения. Я спросила, что она думает о моей идее: чтение стихов в группе людей, с последующим обсуждением личных впечатлений, чувств, которые вызвало стихотворение. Она сказала, что это отличная идея. Тогда я поделилась с Димой, и он тоже проявил энтузиазм, сказав, что готов пробовать.

В то время он работал в Пермском государственном университете - читал лекции по суицидологии, консультированию, конфликтологии. Сейчас я очень жалею, что ни разу не побывала на его лекциях. Но тогда нашей областью пересечения стала библиотерапия, которую мы в первые полгода проводили для студентов Димы в ПГУ. За это время мы опробовали разные варианты и выработали оптимальный формат и философию, с которыми в 2011 году пришли в Горьковскую библиотеку, где Дима тогда вел клуб каллиграфии.

Наша первая официальная встреча в библиотеке была посвящена стихам Владимира Высоцкого - тогда как раз вышел одноименный фильм, и мы, в шутку, в целях “рекламы” взяли эту тему, хотя на самом деле в соответствии с нашей основной идеей всё равно, чьи стихи читать: главное происходит между людьми, которые приходят на встречу, в пересечении и наложении их личных историй.

 

Каждый раз Дима находил новые метафоры для рассказа о нашем формате. Он любил говорить, что это похоже на погружение с фонариком, который высвечивает разные важные детали, или на брошенный в воду “камень” стихотворения и “круги по воде”, которые оно оставляет в непосредственном восприятии участников.  Постепенно у нас появился более-менее постоянный состав участников: были люди, которые приходили регулярно, некоторые пропускали одну-две встречи, некоторые появлялись эпизодически. Мое состояние на встречах можно охарактеризовать как полное присутствие, полнота жизни. Мы смеялись до слез и плакали без смущения. Мы создали пространство, в котором можно было быть совершенно не похожим на других и обнажать эту непохожесть без страха быть отвергнутым, где все участники учились слышать и видеть друг друга, быть внимательными к словам и чувствам другого человека, а также находить свои собственные слова и смыслы в процессе рассказа о себе. Тогда я написала об этом стихотворение. 

 

Не могу на вас насмотреться.

Прекрасные,

Собирающие коллекции,

Каждый - свою.

Я от вас узнаю,

Что жизнь стоит минут,

Проведённых с вами за чаем,

Вашей радости и печали,

Слов, которые прозвучали

И не прозвучали тут.

Столько "если" препятствует встречам.

Расставание будет вечным.

Я читаю в прикрытых глазах и бездонных паузах.

Говорите,

Спотыкаясь, теряя нити,

Вы же верите:

Кто-то знает, как их связать.

Так что будем как дети -

Смеяться и плакать в присутствии смерти,

Говорить и держаться за руки.

Мы присутствуем тоже,

И у ангелов даже мороз по коже -

Им давно не дарили такие подарки.

 

Наверное, это трудно представить, но на наших встречах не было споров, несмотря на то, что все свободно высказывали свой искренний, глубоко личный отклик на стихи. За основу мы взяли аксиому феноменологической психологии: сколько людей, столько жизненных миров, и каждый из них имеет право на существование. Все разные. Не может быть общего знаменателя. В этом случае любые споры становятся безосновательными - остается только уважительно прислушиваться, вглядываться и любоваться многогранной, многоцветной картиной, которая складывается из отзывов участников.

 

Выработался устоявшийся формат. Заранее задается тема встречи (стихи какого-либо поэта / стихи на определенную тему - вплоть до забавного: “стихи, которые раздражали в школе”, “детские стихи”, “пессимистические стихи”  / свободная тема). В начале встречи все участники по кругу здороваются, называют свое имя и говорят несколько слов о том, в каком настроении пришли. Затем начинается чтение стихов, выбранных по принципу “то, что сейчас мне созвучно / задевает / нравится / актуально”. Каждый человек может принести (или выбрать прямо на встрече - на столе всегда лежали книги для этого) одно (чаще всего) или больше стихотворений. Можно не читать, а участвовать только отзывами на стихотворения других, либо просто наблюдать. Первый желающий читает стихотворение, которое он выбрал. Остальные слушают и стараются подметить свой непосредственный, первый отклик на стихотворение - свое впечатление, чувство, эмоцию, отношение. После прочтения группа дает отзывы - рассказывает о своих впечатлениях, используя «Я-высказывание» - особую форму высказывания от собственного лица, о своих собственных переживаниях («Я почувствовал(а)... (радость, сочувствие, неприятие, отвращение, грусть), это похоже на (образ), мне захотелось...»). Это может быть рассказ о динамике чувств, если они менялись в процессе выслушивания стихотворения. После того, как все желающие выскажутся, слово предоставляется читавшему, который может рассказать о том, почему выбрал именно это стихотворение, что именно его “зацепило” в этом тексте, а также может поделиться своим впечатлением от откликов других людей. Затем читает следующий участник, и так далее. Обычно за трехчасовую встречу удавалось прочитать 6-9 стихотворений. После того, как все стихи прочитаны, происходит завершающий обмен впечатлениями - по кругу участники говорят о  том, как прошла встреча в целом: что было важно, что запомнилось, что не понравилось. При этом мы всегда пили чай.

 

Как-то нас в шутку обвинили в “душевном стриптизе”, на что мы не обиделись, а наоборот, согласились с этим как с точной метафорой. Некоторые посетители-филологи корили нас за то, что мы непочтительно обращаемся с текстом и автором, и с этим мы тоже соглашались, потому что для нас был важен конкретный читатель, его внутренний мир, а не то, что хотел сказать автор. Вместе с тем, мы всегда прилагали усилия к тому, чтобы вернуть человека к тексту: просили обратить внимание на строки, которые вызвали то или иное впечатление, используя стихотворение как своеобразный инструмент - центр тяжести, который позволял достаточно сосредоточиться, сконцентрироваться, чтобы в итоге человек смог прийти к собственному смыслу прочитанного.

 

Для того, чтобы передать атмосферу наших встреч, приведу часть высказываний участников - “афоризмы”, которые мы записывали “по горячим следам” на протяжении шести лет.

 

- Я мыл посуду и у меня на душе становилось чище.

- Они хотят душить тебя своими уютными мыслями.

- Вроде, гладко всё зарифмовано, по внешнему виду похоже на стихотворение…

- Я очень боюсь поутихнуть.

- Это состояние облома, когда возникает натянутая нить как ощущение жизни.

- Собери пыльцу со всех, а потом расскажешь свой мёд.

- Я не совсем красноречием страдаю.

- Кладбище моих непрожитых жизней.

- Я - никтожество.

- Я пугаюсь, когда мне становится все ясно, если я так думаю, значит я многое пропустил.

- Я могу светить ярко, а могу трансформироваться в черную дыру.

- Ощущение, что я пилю не той стороной пилы.

- К старости я освобожусь от своей попсовой красоты и максимально проявлю мою настоящую красоту.

- Девушка, которую я использовал из-за ее внешней красоты, теперь бегает за мной и заставляет меня принимать ее ужасный внутренний мир.

- Я думала, что наконец прочли стихотворение о самореализации, но его все равно свели на баб!

- Я послушал это стихотворение и мне захотелось пойти в Горьковский парк и покататься на "Емеле".

- “Я раньше состоял из костей и был крепкий, а потом кости исчезли, и я стал гибкий как змея, но, правда, при этом почему-то перестал понимать некоторые слова”. - “Так это понятно, в костях же был костный мозг”.

- Все нитки как нитки, а я - меланж!

- Это бревно слишком большое для вашего глаза!

- Давайте послушаем людей, а то я все говорю и говорю.

- Мы связаны нитями тонкими, но ОЧЕНЬ КРЕПКИМИ.

- Не хочу общаться с одноклассниками, чтобы не теребили меня прошлого.

- Появляется пугающее ощущение, что я лучше других.

- В умиротворении есть что-то от мира и что-то от умирания.

- Человек живет, наполняется опытом... потом приходит любовь и все высасывает, и человек остается опустошенным, пока жизнь его снова не наполнит…

- Кризис среднего возраста - это репетиция Небесного Суда.

- Для меня нет родины, есть только точка входа.

- Мне очень клево, но никто этого не понимает, а потому мне хреново.

- Хочется быть моллюском, лежать и копить свою жемчужинку, и ни о чем не думать.

- Мой бред был от чистого сердца!

- Любой человек, с которым ты сталкиваешься, меняет траекторию твоей жизни.

- Психотерапия - это как щеночка берут и мордочкой в лужицу.

- Она ко мне тянется корнями, а я включил корнерубку.

- Когда я выхожу из дома, я одеваю экзоскелет, потому что дома я как амеба.

- “Не хочу здесь чваниться”. - “А мы здесь этим и занимаемся!”

- “Извините, я пойду: в два часа в театре "У моста" "Дракула" начинается”. - “Конечно, конечно - святое дело!”

- Данко наоборот - это Иван Сусанин.

- Сейчас - это минуты две назад... нет, секунды две…

- Я здесь не лечусь, лечиться я пойду в больницу. На Банную гору.

- Есть понятия - как общественный туалет, в них натоптано всеми подряд (по поводу понятия “женская гордость”).

- Он обвинял меня в том, что дом пропах слезами. А что, он должен был пропахнуть розами?!

- Мужчины иногда творят такие вещи, которые со здравым смыслом ну никак не согласуются. Мне хочется их оправдать.

- От меня остаётся бесконечность метаэффекта в сознании других людей. Меня помнят даже бессознательно.

- Жизнь - это смертельная рана.

- В травмпункте встретила пару: муж пнул жену и сломал ногу.

- Полуподружке сказала …

- Гигантская коса, счётчик крови - в копилку инструментов настоящего мужчины.

- "В твоей жизни появится новый человек"... да меня передергивает от мысли, что появится новый человек и сделает со мной то же самое.

- Меня убрало (реакция на обидные действия значимого другого).

- Я как ёжик в тумане: звала лошадку, но он не пришел, вредный и нахальный конь.

- “Я видел, как у тебя глаз дёргается”. - “А ты на брови свои посмотри”.

- "Фонтанцы эмоций" - это Библиотерапия.

- Счастье не приходит? - Нет, стало приходить.

- “Я в гармонии, я победил время и пространство”. - “А кто за отопление будет платить?”

- “Кто не служил в армии - псих либо глист”. - “А я и то и другое”.

- Я преодолел в себе ответственность.

- Я не хотел вашу цветущую сложность умалить.

- Мой отзыв уже скукожился и расплющился.

- Жизнь это окутывание цепями.

- Видимо, я действительно тупой, несмотря на образование. Я не понимаю, как это связано со стихотворением. Это больше похоже на шоу Малахова.

- Чувство невставленности в бытие.

- Море говорит мне: "Саш, я море, открой в себе меня и улыбнись пенными зубами, и всё будет чики-пыки".

- Я это знаю. Я просто так спросил.

- Мне понятнее и ближе человек с шрамами на душе.

- У вас какие-то мысли посторонние - "наплодиться".

- Я Свете своей говорю: давай я что-нибудь сыграю на пианино, а ты похвали меня!

- Когда ты читала в первый раз, мне пришло в голову слово деменция, но потом как-то улеглось.

- Вскрываемся. (Начинаем читать стихи после вводной части)

- Чё, хотела меня удивить тут своим внутренним миром безбрежным? (“Эмпатический” отзыв ведущего)

- Новичок: “Что вы хотите обо мне узнать?” - Ведущий: “Ничего. Мы хотим рассказать тебе о себе”.

- “У меня отклик на отклик…” - “А ты куда спряталась-то?” - “...Я здесь... Я хотела причесаться”.

- Я - уязвимый, ты - уязвимый. - И все мы - уязвимые.

- (Воспоминание) Пришла на вечер. Смотрю, стою одна, вокруг никого. Оказывается, всех мужчин снесло ударной волной моей красоты.

- “Можешь в 2-3 словах выразить свое отношение”. - “Раздражает и унижает”. - “Офигенно! И в рифму!”

- Познакомился в Перми / с интересными людьми.

- Смешная и нелепая смерть: умереть на Урале от солнечного удара.

- Я удрала от папашек и мамашек и стала писать стихи за осинками.

- Библиотерапия помогает научиться замолчать вовремя, чтобы дать другому человеку время и возможность высказаться.

- Я слышал, как за моим окном гоняет туда-сюда камаз в два часа ночи. Я пошёл на дорогу и остановил его. Оказалось, что это 10 камазов и они не просто гоняют, а работают.

- Мне проще быть униженным и оскорбленным, чем облелеенным.

- Я воспринимаю жизнь как длинный-длинный выдох. А смерть - как вдох.

- Если бы у меня был телескоп, я бы не на звезды смотрел, а к соседям в окна.

- Я поехал в лес, увидел там сову и полтора часа за ней бегал, я был в больших сапогах, шел не по дороге, размахивал руками и ухал, пытаясь привлечь ее внимание. На пути мне встретились две женщины, они меня провожали взглядом.

- Люди обычно ходят с такими выражениями лиц, как будто бы у них нет фантазий.

- Я поднимаю свою разбитую голову и нахлобучиваю её, и говорю, давай уже пойдём с тобой искать это тёплое сияние.

- Мне очень понравилось это романтическое стихотворение, в нём столько обречённости. Надежда, вера, что шторм разломает наконец и наше корыто. Плыть за мечтой, которая нереализуема в нашем мире. Самому не хватает храбрости или сил, чтобы разрушить.

- Когда я делаю что-то лишнее , оно приносит больше всего радости.

- Он-таки, сволочь, меня зацепил, этот стих.

- Грубость начинается тогда, когда прерывается обратная связь и контакт.

- Говорю мужу (который меня хочет): "Cчастливый! А я никого не хочу, и тебя не хочу".

- Мне один знакомый говорит: “Ты такая хорошая!” Я так разозлилась, думаю, откуда ты знаешь?

- Когда человек не может признаться, он формулирует.

- Мой новый график позволит мне в скором времени избавиться от остатков друзей.

- Я ненавижу, когда родители говорят: "У нас ничего не было, а у тебя всё есть. Ты всё можешь". Ничего у меня нет! Ничего я не могу!

- Я раньше боялся стоматологов. Я ходил с чем-то внутри, которое я считал хорошим, а они считали, что это надо лечить. Так и жил с внутренними развалинами. Потом я доверился стоматологу и всё стало хорошо. А здесь нет стоматологов, здесь и врач, и пациент - это я сам.

- Ты коряв по-своему, я - по-своему. Я принимаю это.

- "Меня папа учил молчать и не выдавать своих чувств, он военный". - "Похоже, это был полный педагогический провал".

- Я тут не услышал чуда. Для меня это зима, сменяемая зимой.

- "Когда я подпускаю слишком близко, мне становится больно". - "Такая же фигня". - "Плюс один". - "Лайк".

- Дима сказал про интенсивное проживание, а я как раз в этот момент яблоко интенсивно жевала.

- Я, наверное, почти счастлив сейчас.

- Отношусь не как равный к равному, но как разный к разному.

- “Чужая душа – потёмки”. - “А в твоей душе что творится?” - “Ремонт”.

 

Библиотерапия всегда была и остается бесплатным мероприятием. Ведущие не получают денег, участники не платят, только приносят что-нибудь к столу (не обязательно).

 

Моя профессиональная жизнь была в то время очень насыщенной. С 2011 по 2014 год я работала ассистентом и переводчиком у Фиделя Родригеза, мексиканского директора фабрики “Сириал Партнерс” - дочерней компании “Нестле”. Я научилась переводить с английского и на английский синхронно в любой ситуации, сколько угодно времени. Это было именно то, что мне было нужно для полной самоотдачи. Одновременно я стала успешно выступать со своими стихами на конкурсах в Перми. Сотрудничая с бюро переводов “Авокадо”, я выполнила заказ на недельный устный перевод для делегации из мэрии города-побратима Оксфорда по заказу Администрации Перми. Я получала прекрасные отзывы о своей работе. Один раз я провела библиотерапию на английском языке для иностранцев (двух венгров, американца и нубийца), которые в то время гостили в Перми. Я занималась музыкой. Это было яркое, бурное время, полное адреналина и спонтанных, дерзких проектов. На этом фоне и процветала библиотерапия.

 

В 2013 году Дима узнал о своей болезни. Была операция, оставалось только надеяться, что ее очаг был единичным. В 2014 году он уехал в Санкт-Петербург, где продолжил преподавать, возвращаясь иногда в Пермь. Там постепенно у него тоже сформировался клуб “БТ”, появились постоянные участники и соведущие. Сейчас в Санкт-Петербурге действует три клуба библиотерапии, которые ведут Димины последователи - Елена Дергачева, Надежда Андреева, Ирина Луговая. После отъезда Димы (тогда у меня как раз родился сын) я стала готовить замену нам и в Перми. Со мной клуб вел Алексей Чулошников, а теперь в Перми библиотерапией занимается Галина Сухарева. Узнав о рецидиве болезни, Дима написал ряд теоретических заметок о библиотерапии, в частности о том, каким должен быть ее ведущий (в нашем понимании), опубликовав их на стене нашей группы ВКонтакте [5]. Также вышла его статья [6] о библиотерапии и интервью [7] о ней.

 

В 2015 году я решила вместе с детьми поехать в Крым, где в то время жил мой муж, и попробовать там остаться. Сейчас я живу в Севастополе уже почти два года. К сожалению, у меня не получается вести здесь библиотерапию - после пика тех незабываемых лет наступил спад во всем: в количестве энергии, отношениях, ресурсах. Оказывается, непросто начинать вести клуб заново на новом месте - я не чувствую в себе на это сил, и еще больше уважаю Диму за то, что это ему удалось в Санкт-Петербурге. Еще не прошло и года с тех пор, как его не стало, и для меня вопрос осложняется еще и тем, что при любой попытке начать вести такие встречи здесь я неизбежно столкнусь с воспоминаниями о нем, которые приходят иногда еще очень остро и мучительно. Вместе с тем, мне плохо без той уникальной возможности, которую давала библиотерапия мне лично: возможности вывернуть наизнанку “карманы души”, отразиться в других, и таким образом продвинуться вперед по собственному пути. Я встретила на наших встречах много удивительных людей, голоса и лица которых навсегда остались со мной, и одну подругу, Наташу, которая неизменно поддерживает меня даже на расстоянии.

 

За несколько дней до смерти Дима сказал, что мы создали “нечто эксклюзивное” - а ведь библиотерапия была далеко не единственным из его проектов. Теперь, когда Димы нет, и я могу видеть все произошедшее целиком, я глубоко поражена тем, что все оказалось так быстротечно. Уезжая к морю, я думала, что Дима будет часто гостить у меня, я представляла его медленно стареющим в моем доме, его общение с моими детьми. Я думала, что он проживет не меньше девяноста лет (мы даже как-то давно говорили об этом, представляя, какими будем в старости). Очень трудно принять то, что его не стало так рано. В то же время, ценность того, что произошло, того, что мы создали, стала еще более явной - хотя и в “золотой” век библиотерапии, и, как я уже говорила, во время нашей с Димой дружбы я ценила каждый момент и ничего не упустила. 

 

Хочу приложить к своим воспоминаниям мои стихи разных лет, посвященные Диме, некоторые фотографии с наших клубных встреч и одной прогулки, концепцию клуба в картинках  [8], а также шестиминутный учебный художественный фильм “Ключ” [9] с Димой и мной в главных ролях, снятый моей подругой Наташей.

 

02.11.2012

Слишком много обязанностей, мой друг; знаешь сам,

жаль тратить время на сон, расписывать по часам

то, что не возвращается, сделав круг,

но и не забывается. Он мне писал:

«я тебя не люблю» (это значило, что меня нет).

Я продолжаю рассказывать всем подряд,

но не исчерпан предмет: упирается взгляд

в банальность произошедшего (говорят,

на другом берегу трава зеленее, слова

речи иной полны нездешнего волшебства;

вычеркнуть, говорят, не оглядываясь и не щадя

ставни цветные, стены, мокрые от дождя).

Я продолжаю молчание, линии, провода,

лучшие письма написаны в никуда.

Значит то, что нельзя сохранить,

сохраним между строк, меж страниц, что написаны не были,

и цветной лепесток всё летит, не касаясь земли;

нарисована линия stop

для того, что не остановить.

 

23.08.2015

так наполняются паруса, раскрываются новорождённые альвеолы

так вдруг отчётливо хочется в руки взять эту седую голову

мой драгоценный друг, мой насмешливый камертон 

моя мера времени

все твои шрамы и переломы, прошу, нарисуй на мне

здесь, пока никто из нас не ушёл

я не могу спать от счастья

я хочу выбелить себя дочиста и снова узнать цвета

 

14.01.2017

This was my favorite weather.

His knees bounced against mine under the kitchen table.

He was pervasive, his poignant smell,

his gangly fingers resting on cups and cutlery.

Never for granted, no. Always appreciated, favorite times,

mild obscenities, conversations without rules.

Now this eternal spring comes rejoicing

every other day, less his presence, and the gap between us

grows barely tolerable, as I’m calling him, skyping him,

texting him, messaging him every possible way

in my silence.

 

 

22.05.2017

Я искала тебя во сне и не могла найти.

Наяву я строю плотины, чтобы ни нежности,

Ни обиды не выпустить, но просыпаюсь, рыдая.

Привязалась к тебе лицевыми, изнаночными рядами,

Беззаботными спринтами на последний зелёный-красный,

Перепачкалась твоей кровью, чернилами, красками.

Говоришь, параллельны? А по-моему - наоборот,

Протянулась какая-то пуповина из живота в живот.

Ты паришь в невесомости, вспыхивая и сгорая.

Я стою на твоём краю, не могу отойти от края.

 

07.01.2018

Снег ворвется в окно и погасит огарок свечи.

Не найти и следа тех чудес, что она освещала.

Днём с огнём не найти наших встреч, корабли у причала

Призывают, волнуясь, своих пассажиров в ночи.

Мы гулять будем вечно по истоптанной красной стреле.

В снохождении нашем мы станем легендой, и стены

Превратятся в пути, по которым мы связаны с теми,

Ради встречи с которыми были на этой земле.

 

 

09.04.2018

Хожу, как в тень обёрнутая. В ту,

Вслед за которой сердце поспешило,

Как солнце, закатиться за черту,

Развоплотиться в вечные чернила.

И этими чернилами любовь

Всё те же буквы пишет неумело

В строку высоковольтных проводов,

В под пропись разлинованное небо.

Беспечный двоечник, она должна

Томиться после времени за партой,

Копируя всё те же имена,

Давным-давно составленные карты.

Все дни мои - лишь память прежних дней.

Здесь, как и ты, я тень среди теней.

Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.



[1] https://vk.com/schooltrunov

[2] http://trunoff.wixsite.com/home

[3] https://vk.com/dima.trunoff

[4] https://vk.com/nelaracroft?w=wall30789148_2233%2Fall

[5] https://vk.com/bibliotherapy

[6] https://vk.com/doc-20813058_438092303

[7]https://vk.com/bibliotherapy?z=video-110715897_456239055%2Fvideos-20813058%2Fpl_-20813058_-2

[8] https://vk.com/album-20813058_164044756

[9]https://vk.com/video?q=%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87&z=video30789148_166281721

_______________________________________________________________________

Истории Дины Давидовны Сониной

8 февраля 2018 года – День российской науки.

Начнем с веселой ноты. Незадолго до этой даты состоялось заседание клуба «Пермский краевед» и на нем присутствовал уже не первый раз малыш трех-четырех лет, и он разговаривал басом со своей мамой на весь отдел. В. Ф. Гладышев пошутил: «Все говорят, что у нас пенсионеры, но у нас появляются люди разных возрастов, что способствует развитию научного статуса».

Ну а теперь о Дне российской науки. Приветствовал присутствующих губернатор Максим Геннадьевич Решетников, желал научных успехов. Затем состоялось награждение премиями первой степени. Это доктора наук. Каждый раз – фото на память и творческие поздравления. Первый раз – это выступление ансамбля «Новика» - «Аллилуйя». Потом награждение премией второй степени, затем президентские гранты. Их разбавили тоже творческие выступления -  инструментальная музыка (труба) и вокал Кирилловой.

Очень ценное выступление сделал нам главный профессор В. П. Матвеенко, академик. Он каждый раз касается грантов и отмечает, что Пермь лидирует, если сравнивать со столицами.

Я это слежу каждый раз и всегда отмечаю такое направление его речей, действительно, количество увеличивается. Сейчас их двенадцать. Среди них есть и кандидаты наук.

Приятно было слышать гостей из Москвы, специалистов МГУ, говорилось, что приятно видеть и слышать пермских ученых и в качестве шутки московский гость сказал, что неплохо было бы их пропустить через ритуал медовухи, то, что принято в Татьянин день.

Мне посчастливилось быть один раз на Татьянином дне в МГУ, и пить медовуху, одолела три стаканчика.

Чем интересен был этот Татьянин день – были представлены самодеятельные номера. Этой части и коснулся гость из МГУ.

Как всегда, в конце неформальное общение за столиками второго этажа.

В этот раз столы были оформлены необычно. За белыми салфетками были «горы сладостей», а наверху большая роза. Также были хорошие соки, красное вино и клюквенные морсы.

Как всегда, играла музыка, но очень негромко.

Когда объявляли награждение, то многие были мне знакомы, в частности ректор Политеха А. А. Ташкинов.

Когда я сижу на скамейке, то ко мне подходят знакомые, которые узнают автора книги о Попове.

Осталось пожелать успешной работы в этом, 2018 году, чтобы обрадовать пермяков в следующем году.

 

Весенне-летняя пермская хроника

Каждый год 5 мая я хожу на день рождения Славянова в музей Н. Г. Славянова. Было интересно, и я заранее приглашалась кафедрой сварки и доцентом кафедры Каратышом. Интересно всегда, что поздравляют столичные родственники Н.Г. Славянова и в этот раз было поздравление от правнука, и изменилась программа - было приглашено много молодежи в отличие от предыдущих случаев, которые все воспринимали с интересом.

Следующая дата - 7 мая - День радио. Я мысленно себя поздравила с 11-летним выпуском моей книги о Попове. за это время я читала популярные лекции ветеранам ЛУКОЙЛА (четыре разных темы о Попове) с показом альбома. В школе 109 просвещала семиклассников. Писала критические рецензии на книгу Марченко о Попове (книга «Урал, Сибирь и далее везде»). Всех заинтересует, я думаю, мое замечание - в книге журналистов под руководством Марченко дается фотография мальчика Саши Попова с такой подписью «фото бурсака Саши Попова». Тогда как он ни одного дня не был бурсаком, не жил в бурсе, а жил у родных (у брата Рафаила, у замужней сестры Левицкой, у хорошего знакомого дальнего родственника в Перми). Мы все знаем как описывал бурсу в своих очерках Помяловский, мало бы осталось таланта у Саши Попова после такого пребывания. Об этом я и говорила в своей статьей. Меня цитировали (тоже с ошибкой).

Следующее интересное событие: я открыла навигацию по Каме на теплоходе «Маяковский» до Чайковского с 25 по 27 мая. Тепла особого не было, но были интересные задумки, воплощенные командой теплохода. Два вечера я слушала музыку саксофона в панорамном баре (это самый нос теплохода). Следующее развлечение - «Мы с «Маяковского» (эстрадное обозрение) и четвертое удивительное представление - на экране читаем «Волга-Волга», но это задумка нового варианта известного фильма, обновленного талантом ребят-ведущих с теплохода. Они решили, что можно включить крики лещей, беседу по телефону с В.В. Путиным, который одобрил их работу и обещал дать денег на их постановки (это была шутка).

В таком количестве саксофона очень редко удается услышать рядовому слушателю и зрителю, под который с удовольствием танцевали молодые девушки с теплохода. За столом я сидела с гостями из Березников. Передала привет Березникам.

На теплоходе я побеседовала с рулевым и задала вопрос «Сколько лошадиных сил нас двигало?». Ответ был такой : «Три тысячи лошадиных сил, три мотора по тысяче лошадиных сил. Длина теплохода сто двадцать пять метров. Глубина погружения два метра. Ширина теплохода - 20 метров». Моя одноместная каюта на уровне четвертого этажа на шлюпочной палубе. Выше только солнечная палуба, но там нет кают. Это четырехпалубник. Я рада встрече с «Маяковским», я плаваю на нем второй раз. Первый раз до Валаама, несколько лет его не было на просторах Камы и вот сейчас поездка до Чайковского. Город Чайковский мне знаком я там отдыхала с маленькой дочерью в комплексе «Волна». Затем читала лекции учителям Чайковского, ходила за грибами, и вот майская поездка, где мы стояли четыре часа. В Чайковский приезжает мой троюродный племянник, летающий лыжник из школы олимпийского резерва г. Москвы. Может быть он был там.

Следующее интересное впечатление. В рамках проекта «Мосты Израиля» приезжал в Пермь Михаэль Иосифович Раскин, доктор наук и великолепный исполнитель песен на русском, идиш и иврите. Провел лекцию «От апельсинов до интересных технологий». Проект захватывал три города Пермь, Екатеринбург и Магнитогорск. Сразу с нашей лекции вечерним поездом они убывали в Екатеринбург. Было задано много вопросов, встреча прошла в теплой обстановке.

Не могу не упомянуть интересные передачи про российских полководцев по Русскому радио. Был выбран артист Александр Котов с очень интересным голосом, тембром и звучанием вообще. Мое поколение помнит голос Юрия Левитана, за которым охотился Гитлер, настолько важны были его сообщения. Вот здесь редакция поработала и на эту тему. Звучание было соответствующее содержанию.   

Думаю, что я украсила праздник города (городу исполняется 295 лет) своими сообщениями. Поздравляем всех с праздником города!

_______________________________________________________________________

История Екатерины Крутихиной

Воспоминания о доме

Пермь… Малая Родина… Золотая, дремотная, такая до странности есенинская…

В этом году будет уже пять лет, как я переехала из Перми в Новосибирск – к мужу. Тогда думала, что здорово, что в этом городе движение более живое и интенсивное, улицы широкие, простор для жизни есть. А всё равно дом вспоминаешь, к родным в гости нет-нет, да наведываешься.

А Пермь красивая. А ещё холодная и суровая. Люди здесь серьёзнее и строже, чем в Новосибирске, где каждый второй – разбитной фрилансер, желающий «умотать за бугор».

Никогда не думала, что буду жить в Перми, когда вырасту. Этот город хорош, чтобы закалить дух и силу воли, но двигаться дальше – куда?

Это город-школа, где каждый день и каждый человек дают тебе уроки. И ты не знаешь, нужны они тебе или нет. Живёшь и получаешь. Это город, который учит, что за всё в этой жизни надо бороться. И уметь выстоять одному, без помощи и поддержки. А потом вернуться туда из другого города – и окунуться в тишину.

Я очень люблю гулять пешком. Весь пубертат прогуляла на городской эспланаде. Чего там только ни произошло! И с гитарой ходили петь песни и деньги зарабатывать. И на свидания бегали. И с друзьями собирались на дни рождения, потому что тогда было круто ходить в Chicken или KFC. А на первом курсе я с будущим мужем там на катке каталась. Он коньки с собой из Новосибирска привёз. И мы на трамвайчике с огромной спортивной сумкой поехали кататься. Холодно, лёд кривой, как сабля. А нам здорово и весело.

Когда было грустно, я выходила на пешие прогулки на целый день. Иногда брала с собой брата, но ему не очень нравилось долго ходить просто так. Ходила на Парковый или на Вторую Вышку – мне примерно одинаково от дома было ходить.

Пермь рельефная. Вот уезжаешь на поезде из Перми, и уже за Екатеринбургом начинается эта плоская территория без подъёмов и спусков. Тюмень – плоская. Омск – плоский. Новосибирск – как граница, потому что дальше тоже холмы и горы появляются.

Пермь лесистая. И деревья здесь настоящие, не только чахлые берёзки. Ёлок не хватает. Сосен. Зелени. Домов слишком много, а растений не очень.

Пермь вдохновляющая. Я писала здесь стихи. Пачками. С наградами. В газетке школьной печаталась. Куда ни глянь – стих сам просится.

Пермь умная. Уровень образования в Перми и Новосибирске среди школьников отличается кардинальнейшим образом. И студенты у нас необычные и творческие очень.

Университет – особая статья. Университет учит умению крутиться в жизни, выбирать правильные возможности и следовать своей интуиции. В его стенах я познакомилась с многими замечательными людьми, но самые главные – наш любимый декан Борис Михайлович и Карен Хьюитт. Всегда с теплом и удовольствием вспоминаю, как беседовала с ней в университетских коридорах (а в пятом корпусе они мрачненькие такие, с тусклым освещением). Удивительная женщина с уникальным чувством юмора. А Борис Михайлович?

Пермь тесная. Жена моего декана когда-то учила мою маму русскому языку и литературе, а его дочь училась с ней в одном классе. Да и не только это. Кажется, что теория семи рукопожатий ужасно гиперболизирована, ведь в Перми все знакомы друг с другом максимум через три.

А ещё Пермь творческая. И философская. Творческая, потому что городские власти дают художникам такой простор для украшения города. Философская, потому что ритм жизни в Перми всегда оставляет немного времени на поиск смысла.

Пермь. Малая Родина. Золотая. Дремотная. И такая тёплая и родная. Вопреки.

_______________________________________________________________________

Эссе о Перми.

Сметанин Андрей Владимирович, кандидат исторических наук, доцент каф. государственного и муниципального управления ПГНИУ

Пермь легко не любить. Это факт. Поэтому постараюсь начать с моментов безусловно позитивных.

Наш город не задаёт бешеный темп жизни. Разумная середина между масштабом и умеренностью. Отчасти, это и порождает ощущение провинциальности, что не всегда плохо. Вероятно, и моя ассоциация с Пермью носит оттенок этой провинциальности.

Для меня Пермь – это Слуцкая гора, вытянувшаяся вдоль Камы на два километра. Крутой гравийный подъём около Университета, предвещающий мало увлекательного, а в дождь, превращающийся в совсем неприятное глиняное месиво. Необычный частный сектор, быстро сменяющийся застройкой 50-х годов с небезызвестным Домом грузчика (не исключено, что его когда-нибудь отреставрируют). Кварталы застроены здесь так же хаотично, как и город в целом – сталинки, хрущёвки, дома 70-х годов, новостройки, но удалённость от магистралей превращает всю эту нагорную часть в своеобразный заповедник частной жизни в самом центре города. Школа, храм, мечеть, больница, несколько мелких магазинов составляют небогатую инфраструктуру Слудки. За Попова начинается уходящий в прошлое частный сектор и наследие ВКИУ. Возможно, лучшее, что есть в городе – Соборная площадь со смотровой площадкой и тихая Монастырская улица над Камой со всей своей исторической застройкой, зеленью и рельефом. Спуск около Речного – конец горы, конец маршрута.

Как социальная общность Пермь оставляет двоякое впечатление. Здесь родились и учились мои друзья, не один десяток интересных людей, повстречавшихся на пути. Мне посчастливилось знать многих представителей науки, общественной жизни, которые состоялись именно в Перми и связали с нею долгие годы. Школьники, с которыми по роду деятельности, постоянно соприкасаюсь, также являют примеры уникальные, если бы каждый из них остался на малой родине, сколь прекрасно было бы наше будущее. Но, увы, не остаются, и на этот счёт позволю себе следующие размышления.

Пермь – не большая деревня. Пермь – это город и несколько близлежащих больших деревень, из которых жители ежедневно, то на работу, то за покупками едут «в город». Реальность периода индустриализации (нач. 1930-х гг.), когда Пермь обросла заводами и посёлками при них, лишь формализовалась с течением лет. Если ткань застройки стала более плотной и однородной, то среднестатистический житель Перми ведёт и мыслит себя как селянин, прибившийся в город на заработки и осевший здесь в ожидании лучшей жизни. Низкая культура быта, слабое ассоциирование себя с городом, принесённые деревенскими массами, стали доминировать, превратилась в пермский modus vivendi. Забавно, что сами пермяки придумали миф о ссыльном крае, дескать, не в нас проблема, а в неких «зонах» и «зэках», распространяющих мат, суровость, мышление «по понятиям». Не сумев воплотить нашумевший некогда культурный проект, Пермь согласилась с витриной «реальных пацанов». Вместо поиска новых смыслов вернулся нарратив о пермяках, выживающих в медвежьем углу: гопничество, низкий интеллектуальный уровень и в слабое утешение самоирония предлагаются как пермская идентичность. Увы, но не слабая инфраструктура, грязь и низкие зарплаты вымывают из города креативный класс, а социальная среда, которая категорически не хочет меняться. Слишком здесь велико сопротивление материала.

Пермь заслуживает того, чтобы к ней не относились как к заводскому общежитию. И, конечно, надо вызвать лифтёра, чтобы починил социальный лифт.

_______________________________________________________________________

История Шаровой Марины

Пермь, Пермь, Пермь. Родная на все времена. Где бы я сейчас не жила.
Пермь знает меня с самого рождения. И я ее тоже. Я знакомилась с ней понемногу. Сначала Закамск, потом Пролетарка. Взрослея, я открывала для себя и центр нашего города. Запоминала названия улиц, маршруты автобусов. Потом первые самостоятельные прогулки по городу, с друзьями, с одноклассниками, с одногруппниками. Потом появились любимые и родные места в моем городе, где сотни раз я шла, то на учебу, то на работу. И даже сейчас я, наверное, с закрытыми глазами смогу пройтись по знакомым маршрутам, зная куда свернуть.
В разное время года, и даже разное время суток мне нравилось свое место в городе. Например, летним утром, после привычного часа пик, было здорово случайно оказаться где-нибудь в центре, когда большая часть наших жителей уже расселись по офисам или аудиториям, улицы почти пустынны, солнце отражается в витринах еще закрытых магазинов, а ты идешь и даже торопиться никуда не хочется. А летним вечером, особенно после дневного зноя какое удовольствие было дойти до набережной, посмотреть на речные трамвайчики, сфотографироваться на фоне уходящего солнца над Камским мостом. Ах, Камский мост. И пешком по нему гуляла, и на автобусе сотни раз каждый день проезжала, и первый проезд по мосту уже в своем авто тоже очень хорошо помню. И в пробках стояла на нем, и с ветерком проезжала. Вот он мне точно очень родной, наш дорогой связной с правым берегом Камы.
Центр города, эспланада - столько воспоминаний, начиная с самого детства, столько мероприятий. И День города, и концерты звезд, и салют, и Белые ночи, и зимний городок, и неизменное место встречи горожан.
Еще одно особо любимое место - сквер перед нашим Театром оперы и балета, такой тихий и уютный. Посидеть на лавочке перед спектаклем в ожидании подруги, или просто пройтись до него во время своего обеденного перерыва. Он всегда притягивает к себе.
Да, сейчас проживая в другом городе особенно часто вспоминаешь родину. И особая тоска просыпается порой. Когда пересматриваешь фотографии, когда слышишь упоминания о Перми в новостях, в шоу, в сериалах. Когда видишь кусочек своего города на экране телевизора, ты точно знаешь, с чем у тебя ассоциируется это место, что ты там делала, с кем ты там встречалась, какие там вокруг запахи. От этого по-настоящему начинает щемить на душе.
Так хочется, чтобы каждый пермяк гордился своим городом, был благодарен своему городу. За чудесное детство, за возможности, открывающиеся во взрослой жизни, за счастье, которое они находят в своем городе. Хочется, чтобы больше россиян приезжало в наш город на экскурсии, хочется, чтобы было больше гостиниц для них. Хочется, чтобы было больше символов нашего города, именно современных символов, чем бы мы смогли отличаться от других городов. Хочется поменьше пробок (хотя это, конечно, проблема всех российских городов). Хочется побольше фестивалей. Хочется еще больше парков, чтобы пролетая над городом, можно было видеть много зеленых островков. И хочется признаться тебе, Пермь, в любви, в искренней любви и нежности к тебе. Ты моя родина. Процветай, мой город, развивайся и почаще зови в гости!

_______________________________________________________________________

1990-е годы. История Евгения Д.

Мне каких-то 27 лет, но я уже могу и хочу рассказать о Перми прошлого. 1990-е годы, период, в котором я вырос, и частично запомнил. Да, сразу скажу, мне нравится вспоминать то время и сравнивать с нынешним.

Кислотные Дачи. Как много связывало с тем районом, связывает и сейчас.

Приедете в мой район, мысленно уберите все новостройки, супермаркеты, кафешки и крупные магазины. Вот такой и будет вид района в то время. А, ну еще «посадите» лес, по ул. Черняховского, там, где сейчас новостройки, и где его вырубили в пользу инфраструктуры.

Давайте поговорим по поводу транспорта: что было тогда? А было вот что - ездил у нас такой автобус, 123-го маршрута, предок нынешнего 77го. Были на нем ЛИАЗы желтого или красного цвета. Оплата осуществлялась по пройденному пассажиром расстоянию. У кондуктора было 4-5 рулонов билетов разных цветов. Ты говоришь, куда едешь, а она дает тебе разноцветный набор билетиков. Не понимаю, до сих пор, хорошо ли контролировался тот факт, выходит конкретный пассажир на своей остановке, или едет еще парочку бесплатно. Ведь народу в то время было немерено, а с транспортом – большая проблема (как и сейчас почти). Для 2018 года кажется дикостью, но 123 ходил всего несколько раз в час. Вот и представьте, как там ездили «на одной ноге» фактически. Благо были электрички в большом количестве, о них сейчас тоже вспомню. Были и ПАЗики местного значения – развозили людей по Орджоникидзевскому району, был маршрут до Гайвы, например.

Электричка как вид транспорта в то время был ОЧЕНЬ востребован жителями района. Все ходили на ст. Молодежная или о.п. Кислотный. Тип поездов был ЭР-2, по 8-10 вагонов в каждом составе (не то, что сейчас по 4 вагона). Ну, станции все, остановки были те же, и состояние их такое же почти и осталось сегодня.

Но конечно, по критиковать нынешнее время есть за что.

К сожалению, вырубается лес в пользу растущих новостроек. Да, его немного вырубили и больше не собираются, но все же!

Известный на всю округу магазин «Микадо», сменила очередная «Пятерочка».

Часть любимого жителями рынка на ост. «Кислотные Дачи» была снесена, и был построен огромный ангар супермаркета (догадайтесь, какого).

А стадион «Химик», на котором раньше активно кипела спортивная жизнь, сегодня «отдан на откуп» редким бегунам и велосипедистам. Ну и собачникам, пожалуй, т.к. это хорошее место для прогулок.

Все «Кисляры» поделены жителями на две части: старая и новая. Граница проходит, опять же неофициально на перекрестке Ракитной и Черняховского, где расположен светофор.

Я и сегодня люблю погулять по Старым Дачам, прочувствовать дух того времени, или же подышать свежим воздухом около леса и лицезреть современные высотки на Новых Дачах.

И все же я верю, что район ждет светлое будущее, в хорошем смысле, конечно же. Не без участия грамотных депутатов и активных жителей.

_______________________________________________________________________

Воспоминания из детства г. Пермь. История Еремина Бориса, студента ПГНИУ ИПФ Заочное отделение, 3 курса

Всю свою жизнь я живу в Перми и большую часть жизни я прожил в центре города. Именно поэтому я имел возможность наблюдать, как изменяется инфраструктура, преображается внешний вид города и центра в частности. Хотелось бы придаться детским воспоминаниям, и вспомнить, как выглядел центр Перми в недавнем прошлом, а именно в конце 90х годов и в начале 2000х.

Фото предоставлено автором воспоминаний.В первую очередь мне вспоминается, как выглядел микрорайон «Островского», часть которого сегодня носит гордое название - «Новый центр».  Микрорайон был усеян старыми деревянными домами. Отрезок от  улицы Швецова до улицы Малышева представлял собой деревню величиной в четыре квартала. В центре этих кварталов, как полагается, был рынок. Спускаясь ниже по улице Революции, можно было попасть в лог и дойти до реки Егошихи. Тогда это было очень тихое и безлюдное место. Сегодня через Егошиху проложена дамба, благодаря которой открылся новый прямой путь из центра за пределы города. Данный маршрут благоприятно повлиял на инфраструктуру района, изменив его до неузнаваемости. Были построены новые торговые центры, транспортные развязки и дома. Строительство продолжается и по сей день. Трудно представить, что именно тот островок центра Перми, который совсем недавно был похож на небольшую деревушку, где по утрам дымились печные трубы, а местные жители держали хозяйство (скот, огород) и ходили за водой на уличные колонки, станет самым современным местом нашего города.

Фото предоставлено автором воспоминаний.Еще одно детское воспоминание связанно с нашей великой рекой Камой.  Сейчас прогуливаясь по набережной, Кама кажется спокойной, тихой рекой с малым количеством судов. Но так было не всегда. Недавно, будучи в Санкт-Петербурге, я увидел что-то до боли знакомое, что-то из детства, рассекающее водную гладь реки Нева. По Неве плыл, а точнее летел «Метеор».  Так называются пассажирские судна, плавающие на подводных крыльях.  В Перми в советское время и вплоть до конца 2000х годов ток же можно было прокатиться на «Метеоре» или на «Ракете». Это был довольно удобный транспорт, доплыть до закамска или Краснокамска на «Ракете» было намного быстрее, чем ехать на автобусе. Так же хочется вспомнить, каким был речной вокзал. Большие залы, гул пассажиров и сквозной проход прямо к причалу, через который было видно Каму.  

После прекращения курсирования судов типа «Метеор» и «Ракета», о них осталось напоминание в виде кафе. Поврежденное судно «Ракета»  изначально было выставлено на набережную, как памятник Камскому пароходству, затем внутри «Ракеты» был сделан музей той же организации. В конце 90х «Ракету» раскрасили и открыли в ней кафе. Примерно в 2008 году «Ракета» исчезла. Вспоминается небольшой речной трамвайчик, курсирующий из Мотовилихи в В.Курью. Выполняя задачи парома, этот трамвайчик очень упрощал жизнь жителям обоих берегов. 15лет назад трамвайчика не стало. Кама опустела. И вот теперь, помимо нескольких прогулочных и туристических судов, ни что не тревожит спокойствие великой реки.

Каждый город имеет свою уникальную историю, которую можно рассказывать, опубликовывать. Историю, которой можно гордиться, из которой можно и нужно делать выводы. Но я считаю, что самая ценная история та, которую хочется вспомнить. Та история, которая заставляет вас вернуться в прошлое, та, которая заденет за живое. Это моя история о городе.
_______________________________________________________________________

Эссе о Перми. Дербенева Анастасия

Если все дети ездили на летние каникулы из города в деревню, то я ездила из деревни в город, если все к бабушке, то я - к крестной.

О Перми… Именно туда маленькая Настя ездила практически каждое лето.
Пермь для меня тогда – это, прежде всего, ни дома и ни улицы, а родные люди. Если это поход в парк на аттракционы, то это не «Емеля» (кто не знает, это такой аттракцион-корабль, который раскачивается и чуть ли не выбрасывает тебя за его пределы), после которого маленькая Настя выходила с лицом цвета огуречного рассола, а это, прежде всего, безудержные крики страха и непередаваемого счастья с сестрами, сидящими бок о бок ко мне; это сахарная вата величиной больше, чем твоя голова (и голова твоей сестры, вместе взятые); это батуты, прыгая на которых, ты мог достать до неба, зацепиться за облако и повиснуть (так я думала по ощущениям)…

Пермь для меня тогда – это эмоции. Вот мы с сестрой бежим по коридору квартиры крестной от взрослого брата с криками: «Не ешь нас!», а когда он переставал за нами бежать, то донимали его просьбами: «Ну, напугай еще!», и он ведь пугал …

А вот все улеглись спать, а мы украдкой с сестрой взяли пару пакетиков вкуснющих сухариков и грызем их в кровати. Казалось бы, накормленные крестной до предела, однако, нет – украдкой в кровати сухари – это что-то особенное и понятное только для нас, счастливых детей.

А вот я приехала на дачу к крестной, где собралась вся семья, и не даю никому уснуть, потому что петь частушки хочется, а я и пою во весь голос, и на меня не кричат, а смеются. И больше не потому что смешно и весело, а потому что на душе хорошо, очень хорошо.

Фото предоставлено автором воспоминаний.Пермь для меня – это закатное солнце с легким ветерком… Так я ее вижу. Закрываю глаза и вспоминаю… Вот стою на кухне, где как всегда крестная готовит кулинарные шедевры, а я подхожу к окну и любуюсь на сосновый бор. Представляете, сосновый бор из окна! Кто-то скажет: «Ерунда! У меня из окна океан виднеется!» Но тут уж каждому свой вид, душу греющий. А что за развлечение было на балкон 8 этажа выходить? Никакой «Емеля» и рядом не стоял!

Пермь сейчас – это мои родные, друзья и воспоминания. Воспоминания по тому сосновому бору, от вида деревьев которых остались только мохнатые верхушки за высотными новостройками.

Совсем недавно, решив освежить в своей памяти те детские чувства, мы с другом из Екатеринбурга (сейчас я там проживаю) отправились на выходные в Пермь. И знаете, она же другая… И не потому что изменилась сильно (возможно, разрослась бизнес-центрами и высотками), а потому что я не та маленькая проказница-авантюристка Настюшка, и люди рядом совсем другие.
Если отвечать на вопрос: «Что тебе там нравится?», то я бы ответила: «Воспоминания». Если отвечать на вопрос: «Что бы ты хотела там изменить?», тут я бы эгоистично ответила: «Ничего». Безусловно, каждому пермяку, наверняка, хотелось бы, чтобы его город жил, процветал и развивался, но не человеку, который живет теплыми воспоминаниями, в которых не было этих самых бизнес-центров и высоток.

Не описав любимых мест Перми, я надеюсь, что воссоздала для некоторых тот дух, который витал там лет 10-15 назад. Ведь содержание, важнее формы, а душа и воспоминания важнее… Они просто важнее. А сейчас Пермь – активная, все более наполненная движением: студенческим, спортивным, литературным и, конечно же, историческим. Воссоздавая в памяти картину прошлых лет, мы вспоминаем, кто мы есть и откуда мы родом. Ведь нередко мы об этом забываем. А помнить свою историю будет совсем не лишним.

_______________________________________________________________________

Пермь как общежитие. История Братковой Анастасии

Моё знакомство с Пермью, настоящее знакомство конечно, состоялось в 2000 году, летом. До этого я, провинциальная девочка из Чусового, какой и остаюсь, конечно, бывала в "столице региона" один раз в год, под осень. На долгой четырехчасовой электричке или на дядиных вишневых "жигулях" мы приезжали в Пермь, как на сорочинскую ярмарку, с жаждой хлеба и волшебства. На колхозном рынке покупали джинсы на вырост, юбки-трапеции и тетради к школе. И уезжали в закат, чтобы через год повторить нехитрое турне.

Летом 2000-го всё изменилось. Мы с мамой приехали поступать в Университет. Сомнений в том, что всё получится, не было, потому что в плане учёбы до этого прекрасного момента всё сбывалось само собой. Олимпиады, золотая медаль в школе. Но в университете пришлось поволноваться. Оказывается, существует конкурс, а некоторые люди даже слышали, что такое подготовительные курсы. Когда всё было позади и дядя позвонил из Перми, что "Настя поступила", я, не зная, куда девать эмоции, раз пять перезванивала в приёмную комиссию и требовала подтвердить этот факт. В конце концов там стали бросать трубку, заслышав моё имя.

А дальше было то, что можно назвать близким знакомством с городом. Прохладные величественные аудитории университета, тусовки на эспланаде в День города, "Вальпургиева ночь" в ТЮЗе, ночные прогулки с друзьями. Но остановиться хочется на месте, которое в чужой пока Перми на долгие и счастливые пять лет заменило дом, а именно на знаменитой "шестёрке" — шестом общежитии ПГУ на Коммунистической, 117. Мама просила поселить меня с хорошей скромной девочкой, и добрый комендант Ирина Борисовна определила меня к третьекурснице романо-германского отделения и католичке Зуле. Но всё время я пропадала у "своих девчонок", из нашей доблестной группы А. Да, общежитие - это глубокая и полная социализация, кухня на этаже и душ в блоке, тонкие стены и отсутствие личного пространства. Тем не менее это было прекрасно! Посиделки за чаем, с привезенными из дома пирожками, знакомство с интеллигентными начитанными историками и брутальными вечноголодными физиками, студенческие вечеринки с непредсказуемым финалом, совместная подготовка к экзаменам по разной степени эффективности системам, путевые дневники, особо ценные конспекты из университетской библиотеки, научные и околонаучные жаркие диспуты, свидания на крыше общаги. Для нашего курса мы были "общаговскими" — одногруппниками из общежития, которые на экзамен всегда приходили первыми, хорошо учились и стояли друг за друга горой. И в конце концов многие захотели с нами дружить. Куча лет промелькнула, и я счастлива, что это со мной случилось, и очень благодарна своим девочкам и Перми, конечно, за дружбу и любовь.

_______________________________________________________________________

История Татаркиной Натальи

Моя история довольно проста и обычна. Однажды в моей жизни появился замечательный человек, моя подруга Люба. Мы познакомились с ней, когда я жила в Екатеринбурге. Этот человек очаровал меня своей улыбкой, уверенным взглядом и добрым сердцем. Это произошло несколько лет назад. Наша встреча стала началом больших перемен в моей жизни. Люба пригласила меня в гости и с большим удовольствием рассказывала о своем городе. Эта была незабываемая экскурсия!!! Наше путешествие началось с самых знаменательных и красивых мест Перми.

Август 2010г. парк культуры и отдыха им. Горького оазис красоты, ярких впечатлений и море детских улыбок. Аттракцион «Колесо обозрения» и это еще один очень яркий момент! Поднимаясь вверх ты одновременно испытываешь сильную тревогу и огромное любопытство, что же там, на высоте птичьего полета увидишь именно ты… А еще, испытываешь огромную радость от того ,что душа раскрывается и хочется взлететь , как птица, и парить над красотами замечательных мест!!! Столько эмоций, что не передать словами. Потом мы прогулялись по Компросу к знаменитым достопримечательностям: фотограф и постамент «Соленые уши», фото получились очень веселые… Познакомились с Пермским Медведем, по традиции потерли нос мишке и загадали заветное желание.

Здесь же впервые я услышала бой Пермских курантов и конечно теперь я точно знаю где находится ЦУМ. Далее прогулка продолжилась по зеленой липовой аллее и мы вышли к площади на набережной… Я была восхищена в этот момент, нас величаво встречал образ святого Николая Чудотворца. Красивая площадь, храм, Художественная галерея и конечно же, вид на Каму, мост, красивые пейзажи в дали, речной вокзал и теплоходы отплывающие в круиз и знаменитый арт-объкт «Счастье не за горами»!!! Это был замечательный и самый счастливый день моего первого знакомства с городом. Положительные эмоции переполняли меня, огромная радость и доброжелательность людей стали для меня решающими в этот момент. Я приняла решение приехать в Пермь на обучение. Учеба, новые знакомства, встречи, события все это настолько воодушевляло меня, предавало новые силы и энергию. У меня появилось огромное желание изменить многое в своей жизни и вот я уже переезжаю в г.Пермь!!! Хочу отметить, что я долгое время проживала в Свердловске (ныне Екатеринбург) и совсем недавно переехала в Пермь. Город Екатеринбург мне тоже нравится и все же мы остались с ним хорошими друзьями. А вот город на Каме покорил меня своей тонкой Душой, какой-то своей, особенной энергетикой, своей необыкновенностью и люди здесь живут тоже замечательные , по-своему добрые, простые. И даже можно сказать, как родные. В этом городе я встретила свою настоящую любовь, я счастлива!

Я очень благодарна случаю, своей судьбе и Богу за эти чудесные события в моей жизни! Я люблю свой дом, свою семью и очень благодарна людям, которые меня окружают. Мне нравится моя работа, мои новые друзья и я чувствую, что город становится для меня родным и это очень радует меня.

Я искренне желаю всем почувствовать, то что Ты становишься единым целым с городом, в котором живешь! Великая Пермь и весь удивительно красивый, богатый и душевный Пермский край благополучия и любви, я желаю Вам!!!

_______________________________________________________________________

"Моя история о городе". Юдина Анастасия Андреевна, 24 года

   Лето. Большой город с большими деревьями и много, много желтых телефонных будок. Мне двенадцать лет, и я стою на пороге новой школы. Директор ждет нас с мамой, чтобы подписать какие-то документы и определить меня в класс. А или Б, может быть  Б? Да я хочу в 6Б, однозначно. Директор задала мне несколько вопросов, так я стала ученицей 6А класса. Это был тот самый август, когда мы с родителями, из Читы, переехали в Пермь. Я стою у окна, футбольный стадион гудит, по моей руке течет мороженое, и я завороженно смотрю, как футболисты гоняют по полю мяч. Я закрываю глаза от солнца, времени уйма, я счастлива!

    Лето. Снова стадион, снова «Амкар», теперь я уже знаю, как называется команда, и какой вратарь на воротах. Мне четырнадцать лет, и я с папой стою в огромной очереди в кассу за билетами на матч, на улице Куйбышева. Торговый центр Green Plaza, тогда мы его просто называли по своему - «Титаник», такой огромный, но стройка остановлена, и все гадали, что же будет в таком помпезном здании. Очень жарко. На шее у меня  теплый шарф с надписью «Амкар», но снять я его не могу, атрибутика болельщика - неотъемлемая часть образа.

    Лето. Я помню горьковский парк. Ещё в детстве, когда мы приезжали в гости к папиным братьям. Закрываю глаза, и буйство красок вперемешку с яркими лампочками, запах сахарной ваты и попкорна, который пробуждает аппетит, звон цепочек у "Ветерка", уличный художник в синем вельветовом берете рисует девочку с рыжими волосами. А я стою и думаю: "Пеппи! Она так похожа на Пеппи". Книжный магазин "Кругозор" находился на компросе, мама купила мне книгу Астрид Линдгрен "Пеппи длинный чулок", а я взахлёб читала, читала. И тут эта рыжая девочка, в парке. А "Кругозор" так и стоит на компросе, правда, книги я полюбила другие и стала покупать их сама. Я помню аттракцион "Мартышка", высотой 30 метров. Взрослые сели в кабину, и она медленно стала подниматься вверх, а потом резко полетела вниз... и стоя напротив, у меня замерло сердце. Это чувство, как для взрослого прыжок с парашютом, страх борется с желанием. Но я маленькая, мне нельзя.

    Лето. Мне пятнадцать лет, а я с подружкой Настей на "Мартышке", я взрослая - и мне можно. А потом старое колесо обозрения, без закрытых кабин, без защитных стёкол, адреналин бьет в кровь, Насте страшно, а я кручу руль, которым можно покрутить сидения, и мы кружимся по оси кабины, на самом пике высоты аттракциона, кровь в жилах стынет от страха, восторг от головокружения и увиденных пейзажей, со всех сторон обдувал нас ветер, гуляя в наших, ещё не подстриженных, длинных волосах. Я счастлива.

    Такое жаркое, жаркое лето. Я учусь на втором курсе университета. В воздухе столько свободы, что она не вмещается в легкие. Мы с одногрупницами,  прогуливая пару по экономике, пошли на фестиваль белые ночи. Первое, что я помню, это ослепление от белого цвета. Белые деревянные лестницы, переходы, белые сцены, белые заборчики, белые киоски, все это всплывет белоснежными вспышками в моей памяти. А денег не было. Но у каждой из нас был свой фитиль, который зажигался от малейшей искры, фитиль наших сердец. Словно мы – в олицетворении  того самого отчаянного Данко, несли свои сердца, освещая друг другу путь. Каждый день мы посещали фестивальный городок «Белые ночи». Каждый день открывали  новое. Однажды, в рамках фестиваля выступали музыканты из Болгарии, под их мелодии я уплыла по волнам черного моря на своем импровизированном плоту, воображая, как надо мною встают и пенятся гигантские волны – исполины. Я смотрю на людей, я вижу их разные лица, они пришли сюда, в центр города - посмотреть, впитать в себя энергетику других людей. Вот мужчина с усами, в сером костюме, ему жарко, он словно только что вышел из здания законодательного собрания. Что он тут делает? Ребенок, мальчик лет семи, просит маму купить ему яблоко в карамели, а мама говорит, что вредно, и лучше бы он просил кукурузу, интересно. …А вокруг звучит музыка, она везде. Она такая разная, мелодия обволакивает, это не просто звуки, это чья-то жизнь, прошлая, настоящая или будущая. Стрижка уже отросла, и ветер снова путается в волосах, гул машин, разговоры людей и звуки музыки, сливаются в один общий монолит эмоций, который ты сжимаешь до размера своего кулачка и оставляешь на хранение в сердце.

    Лето. Я сижу за компьютером, решая рабочие задачи, в моей голове умещается тысячи мыслей. И здесь и сейчас я пишу свою историю, историю своего города, который полюбила всей душой. Я люблю его зеленые улицы, каждую букву П, его архитектурное наследие наряду со строящимися современными зданиями, его удивительные музеи и уникальные проекты, я люблю этот город за его дожди, за его ослепляющее солнце, за то, что он подарил мне дружбу и любовь. И это моя история. Я счастлива!

______________________________________________________________________

                               Немало в мире разных городов,

                                           И в каждом есть своя неповторимость.

                                                           Георгий Александров.

Сердце родного города

 

В любом большом городе, где человек нередко чувствует себя подавленным и одиноким, уставшим от постоянного шума, от серости и унылости пейзажа за окном, людям просто необходим лес, чтобы снять стресс и насладиться тишиной, поэтому этот островок спокойствия играет отнюдь немаловажную роль в нашем городе.

Черняевский (Балатовский) лес – прекрасное место отдыха и приют для множества зверьков. Это наглядный пример того, что гармония между человеком и природой возможна. На территории Черняевского леса находится пруд, в котором почти круглый год живёт огромное семейство уточек. Благодаря им, это место стало одним из самых посещаемых в городе.

Говоря об этом поистине чудесном лесе, нельзя не рассказать  о других его особенных жителях – белках. Они настолько привыкли к людям, что стали абсолютно ручными! Белки выбегают на дорожки и буквально требуют у прохожих орешки: сначала просто встают на задние лапки и смотрят своими глазками-бусинками в надежде получить лакомство, затем вскарабкиваются к людям на руки, иногда преследуют. Эти, казалось бы, незначительные мелочи – самые незабываемые и яркие моменты жизни.

Черняевский лес один из крупнейших внутригородских лесных массивов в мире! Сюда люди приходят с забитыми смогом лёгкими и замученными городской суетой душами, а уходят с кружащейся от свежего воздуха головой и спокойствием. Здесь жизнь как будто замирает. Кто-то старательно рисует картину, кто-нибудь всегда на лавочке книгу читает, пожилые люди занимаются скандинавской ходьбой, проезжают велосипедисты, дети играют, кормят белок и уток – никто никуда не торопится. Люди нуждаются в таком тихом и красивом уголке неискалеченной природы, где они могли бы забыть свои проблемы, вздохнуть полной грудью и спокойно провести время!

Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний. Фото предоставлено автором воспоминаний.

_______________________________________________________________________
* В публикуемых материалах сохранен авторский стиль изложения.

Вакансии

  • Rambler's Top100